Даже сегодня можно увидеть, что отслужившие свое останки старых судов в поморских деревнях по многу лет лежат на берегу, но никто из коренных поморов не пытается пустить их на дрова. Вблизи поморских деревень всегда были кладбища засыпаемых песком обветшавших деревянных лодок – морских карбасов, шняк, йол, ледянок и других. 
По поморскому обычаю ломать или сжигать морскую лодку – к беде. Морская лодка должна умирать на берегу, пока её окончательно не разрушит само время. Но чем можно объяснить поморский обычай, запрещающий рубить на дрова отслужившие своё карбасы? 
Дело в том, что на дальних промысловых становищах в Арктике архангельские поморы, в случае поломки судна, нередко использовали для ремонта детали от оставленных кем-либо из предшественников или выброшенных штормами на берег разбитых поморских лодий. Ведь традиционное поморское судно — это, по сути, деревянный конструктор, в котором детали соединялись не гвоздями, а тонкими и прочными корнями можжевельника и ели (вичьем). 
В случае поломки своего судна арктические мореходы вытаскивали его на берег или даже на льдину (для этого они придумали хитроумные приспособления с деревянным крюком и лебёдкой-воротом), затем быстро «расшивали» конструкцию, вынимали сломанные детали (например, опруги-шпангоуты, корги-штевени, или доски-набои из обшивки), после чего легко заменяли их сохранившимися деталями от найденного на берегу брошенного судна. 
Кое-где, конечно, детали подтесывали топориком, где требовалось - дорабатывали, долотом, пёркой, скобелем (которые всегда были на борту деревянного судна). А после, заменив деталь – поморские мореходы опять сшивали своё отремонтированное судно вичьем. Из двух разбитых бурями лодок поморы нередко могли собрать одну целую лодку, пригодную для морского плавания и возвращения домой. 
Таким образом, лежащие около становищ останки старых судов неоднократно спасали поморам жизнь. Именно этим объясняется широко распространенное до сих пор поморское поверье, что нельзя рубить на дрова брошенные на берегу и, казалось бы, отслужившие свой век морские лодки. 
Кстати, в Арктике, в условиях вечного холода, дерево почти не подвергается гниению, благодаря чему детали от старых брошенных поморских судов были достаточно прочными. 
Части разобранных судов широко применялись и для строительства домов во многих поморских промысловых поселениях.
Страница VK 16-04-2018