Источник: https://vk.com/wall-75240597_211024
 
Брать в свои семьи чужих детей в России не принято. У нас менталитет не тот. Наши сироты нужны только иностранцам, да и им в последнее время не дают. Подобные утверждения, выращенные в студиях ток-шоу, прочно засели в сознании россиян. Между тем в стране появилось уже с десяток регионов, например Краснодарский край, на примере опровергающих этот стереотип. 
Так, восемь лет назад в станице Новолеушковская внепланово газифицировали детский дом для детей с отклонениями. Не зная, куда заселить более двухсот воспитанников на время внезапных ремонтных работ, директор учреждения Татьяна Курасова попросила коллег и односельчан приютить детей у себя. Многие согласились. 
Уже на следующее утро Татьяна Курасова поняла, что на уроки с первой ночевки дома вернулись совсем другие дети. «Они мне всю жёлтую краску извели!» - констатировала после первого урока преподаватель ИЗО. До этого расходовали только чёрную гуашь - банками. 
Но дальше - больше. К октябрю энурезники перестали писаться в постель. К ноябрю девочки научились варить домашний борщ, а мальчики - орудовать плоскогубцами. Одного из мальчиков, которому настоящая мама как-то пролила на голову кипяток, так что образовалась плешь, в новом доме постоянно целовали в макушку. Через пару месяцев плешь заросла сама собой. К Новому году одна из девочек отправила великодушное письмо Деду Морозу: «У меня теперь есть всё, больше мне ничего от тебя не надо». 
Первой тогда, в декабре 2006-го, сдалась учительница прикладного труда Лена Пономаренко. « Как же я верну ребенка, если он называет меня мамой?» - говорила она. И так – почти все семьи. Из 206 детей в стены интерната не вернулся никто. 
Сейчас станичники написали о своей маленькой победе книгу. На каждом развороте справа и слева по рисунку. На каждом рисунке изображен дом. Слева все домики за высоким забором, в окнах никого не видно, во дворе даже деревья не растут. На рисунках справа заборов нет, по двору ходят человечки, стоят велосипеды, улыбаются собаки, в окнах видны столы, за ними сидят люди, на столах — еда. Разница между этими тестами ровно один день. Первый рисунок дети рисовали накануне ухода в патронатную семью, второй — через сутки. Тема одна и та же: мой дом. 
Вскоре «детская эпидемия» перекинулась и на другие детские дома, охватив вначале Кубань, а потом и весь юг России. Один за другим закрываются детдома, ребенка в семью взял даже губернатор Краснодарского края Александр Ткачев. 
Месяц назад мы отправились на Кубань, чтобы лично поговорить с участниками событий. Мы общались с родителями, играли с детьми, листали семейные альбомы с гербами разросшихся семей, нарисованных детскими руками. Все сплошь обвитыми по кругу золотыми лозами, с нарисованными ангелами, голубями и ладонями… 
Можно по-разному вертеть эту историю и примерять её к новым президентам, законам и нацпроектам. Но главное, что эта история с газификацией показал вначале станице Новолеушковской, а затем и всей стране: оказывается, не так уж и страшно взять под своё крыло чужого ребенка.