Мне 39 лет, и мы с мужем решили завести второго ребенка. Да, поздно, но так получилось.. Предварительные анализы на гормоны и на скрытые инфекции я сделала. С мужем боялись поверить, когда, примерно через пол года, увидели две заветные полоски на тесте для беременных. Наконец-то!  Думала, все 9 месяцев буду порхать как бабочка. Ведь я взрослая женщина и теперь-то точно знаю, как правильно относиться к своему интересному положению. Как важно его ценить и радостно ждать встречи со своим малышом. Порхать пока не очень получается из-за токсикоза и часто возникающей усталости (во время которой хочется уснуть прям там, где стоишь). Но все это оказалось мелочью по сравнению с необходимостью постоянно сдавать анализы, общаться с врачами и самым ужасным из них – генетиком. Оказывается, в нашей стране всех женщин, забеременевших после 37, отправляют к этому «чудному» специалисту. Ну как же, к зрелому возрасту в организме накапливается много вредностей, которые влияют на генетический аппарат будущей роженицы. Значительно увеличивается вероятность появления ребенка с отклонениями. 

Особенно упирают на то, что может родиться малыш с синдромом Дауна. Вероятность выносить такого младенца к сорока годам, по данным интернета, 1:400. Это высокий показатель. Для тех, кто не в курсе, даунята, как правило, имеют глубокую степень умственной отсталости. Ну, например, такие дети не всегда могут освоить элементарные бытовые навыки, как то кушание ложкой или хождение на горшок. Хотя, сейчас пишут о том, что данные о низком уровне интеллекта устарели. Есть дауны, которые и на сцене выступают, и общественной деятельностью занимаются. Все индивидуально. Но ведь генетические отклонения предполагают не только проблемы с мышлением, это еще и прочие врожденные дефекты: плохое зрение и слух, пороки сердца и т.д. То есть к умственной отсталости часто «прилагаются» еще и проблемы со здоровьем. Короче, всеми этими страстями тебя беременную начинают запугивать в кабинете генетика. Со мной разговор был короткий (я генетику в институте проходила). Но мне даже этого хватило, чтобы уйти из кабинета врача «пришибленной». По завершению разговора предложили сделать анализ на вероятность генетических мутаций. В нашей стране он пока еще добровольный. В ряде европейских стран уже обязателен. Живу я в Казахстане, но все тоже самое проходят беременные в Росии, Украине, Белоруссии. В чем суть анализа? Женщине, под контролем УЗИ, протыкают живот иголкой и берут материал для исследования. Если коротко, то на ранних сроках беременности (10-11 недель) делают биопсию хориона (берут микроскопический кусочек наружной оболочки эмбриона). Позже (обычно после 14 недель) проводят амниоцентез - анализ амниотической жидкости (в которой ребенок находится). На сроке после 18-ти недель существует еще один вид анализа – кордоцентез – забор крови из пуповины плода. После 16 недель беременности могут также назначить плацентоцентез – забор клеток плаценты. И если выявляют генетические отклонения (ошибки быть не может, как утверждают врачи), тебе предлагают сделать аборт. 

 
Вот так все незамысловато. Я тут про радости беременности, а мне – возможен аборт. Конечно, подчеркивают – только тебе решать жить с инвалидом или нет. И напоминают: нет здорового ребенка – нет семьи. Ведь мужчины, обычно, таких испытаний не выдерживают. 
Мне сказали, что на раннем сроке я анализ сделать не успеваю в связи с праздниками. А вот после 15-ой недели подходите. На забор околоплодной жидкости. Результат анализов надо ждать еще 3-4 недели. То есть считаем: моему малышу будет уже 20 недель. То есть это 5 месяцев. Я уже буду чувствовать его шевеления. Если отказаться от анализа, спрашивают: «Готова растить инвалида?» Нет, не готова. Но еще больше я не готова убить того, с кем уже разговариваю, подыскиваю имя, чьи движения буду скоро чувствовать внутри себя. Еще перед генетическим анализом, будущие мамы, как правило, проходят УЗИ. То есть они уже слышали сердцебиение своего маленького. 
В этой ситуации возмущает то, что беспредельному цинизму и убийству меня учит государство в лице врачей. Своими рекомендациями (в случае чего сделать аборт) мне показывают, что к рождению детей надо подходить как к выбору щенков – неказистых утопить, а вот хорошеньких оставить. Даже не важно, на каком сроке ты делаешь этот злополучный анализ. Ну, допустим, на раннем. Как пишут некоторые мамы на форумах: «Сдала анализ, все нормально. Девочки, ведь это важно до конца беременности быть спокойной, уверенной, что у тебя родится здоровый малыш.» Уверенность – это, конечно, хорошо. Но с какими мыслями мама идет на амниоцентез? Если все в норме, ты, мой ребеночек, родишься, если нет – я тебя убью. Конечно, мамы так не рассуждают. Но за какими мыслями они бы не прятали свое решение сдать анализ, суть одна – если ребенок меня чем-то не устроит, он умрет по моему желанию. То есть в этот момент система здравоохранения уничтожает в женщине самую ее суть – любить и защищать своего ребенка ЛЮБЫМ. Понимать и принимать малыша таким, какой он есть, способна, в первую очередь, мама. Тогда ее безграничные любовь и вера творят чудеса. Но этого всего уже не будет, даже если ребенок абсолютно здоров. Мама совершила предательство – она выбирала своего ребенка как породистого щенка. Красивый, здоровый, значит, буду любить. Нет, мамочки! Настоящая любовь безусловна. 
 
   
 
Скажу честно: я даже боюсь себе представить ребенка-инвалида. Поэтому меня восхищают мамы, которые говорят, что сдают анализ, чтобы подготовиться. То есть, если что-то не так – быть морально готовой к рождению особенного малыша. Тем более, что жить с инвалидами в наших странах (Росссия, Казахстан, Украина) то еще испытание. И, что больше всего меня возмущает: если говоришь, что аборт это ужасно, врачи смотрят на тебя как на женщину со странностями. Их аргументы: «этот анализ для вас нужен». Короче, давление со всех сторон.
Согласно официальной статистике, в 2% случаев после прокола живота у женщин случаются выкидыши. Причем, в разных странах проценты, почему-то, отличаются. В Казахстане говорят про два процента, в Белоруссии – про один. Что это? Разница в профессионализме врачей? А может быть оба процента вранье? В интернете можно встретить информацию о 5 процентах. Для врачей такие показатели мелочь, статистическая погрешность? Но вы почитайте рассказы женщин, у которых случались выкидыши здоровых детей. На одном из форумов описывался случай, когда после прокола у беременной начали подтекать воды. Плод был здоров. Но воды постепенно уходили, и никто ничего не мог с этим поделать. Мама знала, что ребенок в ее утробе долго и мучительно задыхался. Он умер, а мама ходила по больнице и выла.
Кстати, в эти два процента не входят случаи заражения. Ведь есть такая вероятность даже при простой сдаче крови. И описания таких случаев, когда беременной занесли инфекцию прямо в матку, тоже имеются в интернете. Но у врачей есть отговорка и на этот случай: «Вы поменьше читайте интернет, там всякую ерунду пишут.»
Генетик, которая рассказывала мне о возможных мутациях у моего ребенка, еще мне же и жаловалась на жизнь. Дескать, тяжело работается: пациенты относятся к ней, как к врагу народа. Может, она и неплохой человек. Но у меня эта женщина тоже симпатии не вызывает, и второй раз идти к ней на прием не хочу ни под каким предлогом. 
И напоследок: не стоит рассуждать о мучениях, на которые обречен ребенок-инвалид. Умственно отсталые, например, не осознают своей ущербности. У них завышенная самооценка. Можно найти сотню описаний того, как счастливо живут семьи с особенными детьми. Например, здоровые дети рядом с ребенком-инвалидом вырастают более ответственными и терпеливыми. 
Но вместо того, чтобы подбадривать мам такими примерами, врачи, порой, настоятельно рекомендуют сделать аборт. То есть предлагают вам избавиться от неудобств за счет смерти другого. Уничтожь того, кто мешает жить тебе своей привычной жизнью. 
Подводим итог. Аборты у нас давно разрешены, теперь их, в ряде случаев, даже приветствуют. Дальше что? Начнем уничтожать родившихся с отклонениями детей? Как в Древней Греции, скидывать с обрыва? Чем отличается пятимесячный малыш в утробе от уже появившегося на свет? Весом, размером? Тогда какая разница: убивать малыша, которого держишь на руках или того, кто в животе? Во втором случае ты его не видишь, значит, все нормально, это можно?
Все беременные проходят скрининг-тесты на вероятность отклонения у плода. Очень многие женщины сильно нервничают в ожидании этих результатов. Если тест показал возможность генетических мутаций, страдалицу отправляют на консультацию к генетику. Либо, как меня, по причине рисков по возрасту. Если, в результате разговора с генетиком, женщина соглашается, например, на амниоцентез, это еще 3-4 недели ожидания. Как написала участница одного из форумов, для нее это были 4 недели ада. Особенно последние сутки тянулись как вечность. Некоторые женщины безутешно рыдают по несколько дней, когда узнают о вероятности отклонений. Потом еще предстоят муки выбора: делать прокол живота или нет, и как быть, если отклонения подтвердятся? Но в большинстве случаев, после забора материала из утробы беременной, оказывается, что с плодом все нормально. Но какой стресс переживает женщина, пока она доберется до конечной точки анализов! Были случаи, когда на почве переживаний, беременные попадали в больницу с угрозой выкидыша. То есть процент реальных отклонений значительно ниже, чем количество женщин, переживших муки ожиданий, сомнений, рыданий. Такую ситуацию, на мой взгляд, нельзя назвать заботой о здоровье нации. 
 
Ирина Бердашова