09 мая 2018 г. в 01:00 МСК

Дело авиаторов

 Шапкозакидательские настроения и пренебрежение к противнику сыграли злую шутку со многими, кто вступил в Великую Отечественную войну, не понимая или не принимая того факта, что на битву с нами вышел сильный, умелый и коварный враг. Объединённая Европа под фашистскими знамёнами, за три месяца упорных боёв дошла до Москвы. И хотя СССР поддержали Британия с доминионами, а позже и США, фактически наша страна сражалась один на один с превосходящими силами противника.

Сегодня принято считать верной историческую линию, которая говорит о том, что 22 июня Германия вероломно напала на СССР, основная часть советских ВВС была уничтожена на «мирно спящих» аэродромах, а всему виной Сталин, который не верил данным разведки – отсюда и знаменитое «не поддаваться на провокации».
Несмотря на то, что ВВС являлась элитой вооружённых сил, в ней также цвели пышным цветом болячки из серии «малой кровью и на чужой территории», но главная опасность исходила не от недооценки противника. Многие мемуары наших лётчиков указывают на тот факт, что война для них началась неожиданно. Накануне нападения некоторые были в отпусках, а большинство в увольнениях. При этом авиация передового базирования словно готовилась к параду – никакой маскировки, никакой защиты аэродромов. Во многих частях Западного округа 21 июня приказали снять вооружение, сдать боеприпасы и слить топливо. Где-то это объяснялось грядущей проверкой, где-то подготовкой к инспекции... Сейчас многие удивляются «почему наши соколы начали войну с таранов»? А ведь ответ лежит на поверхности – на самолетах не было оружия, пушки и пулеметы перед началом войны демонтировали. И простые русские мужики шли на таран, чтобы остановить врага…
К слову, за неделю до 22 июня командующий 4-й армии Западного округа, генерал Коробков и его начальник штаба Сандалов приказали изъять в казармах Брестской крепости даже носимые запасы патронов и сдать их на склады. В итоге части, оборонявшие Брест оказались фактически безоружными…
Рассекреченные после 91-го директивы, приказы и стенограммы суда над генералитетом Западного военного округа, чётко дают понять, что отмена боевой готовности, отсутствие маскировки самолётов и аэродромов, сокращение штата техников и мотористов, затянувшееся реформирование батальонов аэродромного обеспечения, массовые увольнительные для лётчиков, а впоследствии даже прямой запрет отражать фашистские налёты – это не дурость и не преступная халатность, а явное предательство.  
У того же Покрышкина, служившего недалеко от границы, в книге «Небо войны» есть слова о том, что только 20-21 июня начали закапывать в землю бензохранилища! О маскировке, рассредоточении – ни слова.
При этом колоссальную роль сыграл саботаж, явно подстраивавшийся под формулу «а у нас спокон веков нет суда на дураков». Прямое вредительство вуалировалось под служебное рвение, выражавшееся в несанкционированных подрывах баз, складов с боеприпасами, оружием, горюче-смазочными материалами, снаряжением и обмундированием. Якобы чтобы они не достались врагу! В результате материальные потери были огромными, что автоматически привело к резкому падению боеготовности частей РККА оказавшихся на острие фашистского удара. Отсюда и пошли истории об одной винтовке на троих, ведь на оставленных складах их хранилось 6 миллионов из 8 миллионов имевшихся к началу войны. А дефицит снарядов – потеряли около 30 миллионов штук, ощущался в армии до 1943 года.
Кроме этого, неисполнение приказов выражалось в самовольных уводах авиасоединений вглубь страны сразу же после начала боевых действий, причем с оставлением исправных самолетов и неповреждённых аэродромов. При этом, наземные войска оставались без какого-либо прикрытия с воздуха, что приводило к неоправданным потерям, а главное к моральному разложению и панике личного состава. Опять-таки вспоминаем Покрышкина, который как бы мимоходом в своих мемуарах рассказывает о том, что едва успел увести у немцев из-под носа совершенно исправный истребитель МиГ-3, брошенный на взлётной полосе…
Подытоживая, необходимо признать, что главной причиной трагедии 22 июня стал не безграмотный сценарий вступления армии в войну, не репрессии Сталина, а несомненное предательство высших должностных лиц РККА. В частности, командованием Западного военного округа, где в первые дни войны немцами было уничтожено более тысячи советских самолётов, а в том же Одесском округе – всего четыре. 
Но тем более честь и слава тем, кто не сломался, не опустил руки. Тем, кто погиб защищая Родину и конечно же тем, кто выжил и научился бить врага в воздухе и на земле. Как говорил Леонид Быков в одном из лучших фильмов о войне «В бой идут одни старики»: «Развалинами Рейхстага удовлетворен!».
 
Передача подготовлена при поддержке Народного Славянского радио.
Автор выпуска Дмитрий Назаренко
Текст читает Сергей Горин
Звуковое оформление: Артём Карев
 
 
 
 
 
 

Формат: mp3
Ссылка для скачивания: Дело авиаторов