09 мая 2018 г. в 01:00 МСК

Воздушный спецназ

 В первый день Великой Отечественной, люфтваффе уничтожило более тысячи советских самолетов; немцы тут же объявили о триумфе подопечных Геринга, а сам рейхминистр самодовольно заявил, что «красной авиации больше не существует». 

К 5 октября 41-го официальные цифры советских потерь составили 5136 самолетов. Но несмотря на численное превосходство врага уцелевшие «сталинские соколы» всё же поднимались в воздух. Фашисты не верили своим глазам, не понимая, что не учли три фактора: первое – решимость и высокий профессионализм советских летчиков, второе – «цвет» советской авиации в боях еще не участвовал и третье – они не оценили возможность советской промышленности… 
В июле 43-го перед началом Курской битвы по решению комкора Подгорного была создана специальная группа из 12 истребителей под кодовым названием «Меч». Она была укомплектована лучшими летчиками 427-го иап, 5-й Воздушной армии, 2-го Украинского фронта. Командиром назначили опытного бойца – майора Матвея Ивановича Зотова, а его заместителем капитана Павла Максимовича Чувилёва.
После формирования сразу приступили к тренировочным полетам. Пилоты полетали в составе пар, звеньев и даже восьмёркой. Они должны были привыкнуть друг к другу, понимать с полуслова. Без этого драться с врагом сложно и успеха вряд ли добьёшься.
Боевое крещение группы «Меч» пришлось на отражение массированного налёта вражеской авиации. Воздушную армаду противника из 70 бомбардировщиков «Ю-87» в сопровождении истребителей Ме-109 встретили на подходе к линии фронта. «Худых» связала боем патрульная группа, а «юнкерсы», уже без прикрытия, устремились вперед, чтобы сбросить бомбы на наши войска. Растянувшись, фашисты шли в колонне девяток, каждая в составе трех звеньев: головного и двух по бокам. На фоне этой силы наша восьмёрка выглядела блекло.
– Атакуем!.. – кричит капитан Чувилёв. 
Разделившись на две подгруппы, восьмёрка устремилась в атаку. Первая четвёрка нанесла удар по головному звену ведущей девятки. Загорелись сразу два самолета. Это явилось как бы общим сигналом: остальные фашисты немедленно сбросили бомбы, не дойдя до линии фронта, резко пошли на разворот. Тут и еще две их машины камнем полетели к земле.
Потеряв сразу четыре бомбера, в том числе и своего флагмана, немцы поняли, что имеют дело с асами. И Чувилёв подтвердил их опасения. После первой атаки, он вместе с ведомым снова разорвал их строй, показав необычную раскраску своих машин. От винта до кабины пилота, наши самолёты были выкрашены в красный цвет. Остальные звенья немецких бомберов также дрогнули, и их смертоносный груз посыпался вниз. На свои же войска. Не досчитавшись пяти экипажей, не выполнив боевую задачу, «юнкерсы» развернулись на запад. Чувилёв начал было преследовать их, но командный пункт передал:
– Молодцы! Выходите из боя.
Вместе с Зотовым к приземлившимся пилотам подъехал и командир полка, Герой Советского Союза Антон Дмитриевич Якименко
– Как вели себя немцы?
– Вежливо, – острит Чувилёв, – по нашей «просьбе» отбомбились по своим.
– Хорошо! – похвалил комполка. – Сработали чисто. Бомбардировщики нас уже знают, надо теперь чтобы узнали истребители.
И новые схватки с противником не заставили себя ждать. Но теперь немцы действовали осторожнее, пытаясь понять кто же им всё-таки противостоит? 
– «Меч» в воздух! – кричит штабной связист и тут же в небо взвивается зелёная ракета.
«Воздушный спецназ» навели на группу Ю-87, идущих в сопровождении Ме-109. Бомберы шли длинной колонной из восьми девяток. Правее держались «мессера». Что делать? 
И вдруг – о радость! командный пункт передал:
– Помощь на подходе.
Оказалось, что к нам на выручку поспешили соседи – лётчики 2-й Воздушной армии, и бой начался.
Звено ударило в лоб первую группу «юнкерсов» и сразу разметало её. Один самолет загорелся, остальные, не прицельно бросая бомбы, пошли на попятную. Но это уже детали. В такой обстановке сбил или не сбил – не важно, главное – заставил свернуть с боевого курса. Но для фашистов, идущих следом за первой группой, это сильный моральный удар. Атаковав последнюю группу, наше звено развернулось и стало бить одиночек, особо упорно рвущихся к цели. Налёт противника сорван, позиции нашей пехоты целы. «Воздушный спецназ» ещё раз показал свою необходимость над полем боя. 
Спустя семь десятилетий после окончания Великой Отечественной, очень модно прославлять идеи мира. Рассуждать о «холокосте», о правах человека, коллективной безопасности и непременно осуждать войну. Всё бы хорошо, да под эту сурдинку европейские «гуманисты» стали приравнивать СССР к нацистской Германии. Не отстают от запада и доморощенные «общечеловеки». Вот уже и Коли с Уренгоя каются за невинных страдальцев из вермахта!
Но всё это не мир, это унижение и пляски на костях собственных предков. Ибо кающийся в Берлине Николай Десятниченко – школьник из Нового Уренгоя, публично назвавший нацистских головорезов «невинно-погибшими, не желавшими воевать людьми» – это и есть тот самый «Иван не помнящий родства». Так кличут каждого, кто отрекается от родных, друзей, старых связей; кто не имеет убеждений и не помнит традиций, считая чужую культуру за свою. И таких «коль» у нас немало, хотя горше всего осознавать, что это уже полностью протухший продукт. Сделать из него человека будет ой как сложно, если вообще возможно. Остается только надеяться, что на одну такую паршивую овцу найдется десяток стоящих людей, догадавшихся, что каждое поколение должно победить свой фашизм.
 
Передача подготовлена при поддержке Народного Славянского радио.
Автор выпуска: Дмитрий Назаренко
Текст читает: Сергей Горин
Звуковое оформление: Артём Карев
 
 
 
 

Формат: mp3
Ссылка для скачивания: Воздушный спецназ