Журнал 11 выпуск
Журнал, выпуск 10
Журнал, выпуск 9
Журнал Быть Добру
Реквизиты
Народный корреспондент
Телевидение НСР
Народное телевидение
Детское ТВ

Ведическая школа Русколани. Сон наяву. Глава 5

Ведическая школа Русколани. Сон наяву. Глава 5
Светлана Алафинова - Ведическая школа Русколани. Сон наяву. Глава 5. Увлекательные занятия

Начало здесь
Глава 4 / Глава 6

Глава 5. Увлекательные занятия

И правда, Зар прочувствовал всё точно, ребята подоспели как раз вовремя. Наконец-то прибыли последние два новичка, и под предводительством Волха дети начали рассаживаться за свой стол.

Задвигались лавки, ребята приступили к завтраку, на который сегодня были блины. Но, к несчастью Кира, они оказались толстыми. Мама Кира всегда готовила блины тоненькими и с дырочками, да такими вкусными, что просто пальчики оближешь. Толстые же никто в их семье не любил. А здесь это были настоящие толстенные лепёхи. Кир недовольно повертел носом. Повертел в одну сторону, в другую — и заметил, что, пожалуй, кроме него, остальные уплетают эти самые толстые блины с огромным удовольствием.

«Попробовать, что ли? — подумал Кир. — Больше-то всё равно ничего нет».

И он попробовал. И понял, что вкуснее их, ну конечно, за исключением маминых блинов, он больше никогда не ел. Внутри них тоже оказались дырочки, только они были больше и скрывались в толще блинов, и тесто таяло на языке. А если окунуть их вот в это вареньице или в сметанку, а может быть, в этот соус или в жидкий тягучий медок. Короче говоря, Кир попробовал блины со всем, что только было на столе. Запивать можно было также на выбор. Душистый чай из большого самовара или же крынка с парным тёплым молоком, да тут был даже компот и кисель. Кирилл вылез из-за стола сытый и довольный.

«Не отожраться бы здесь, а то какой-то слишком частый приём пищи получается. По очереди, то в Яви, то здесь, в Нави».

Но, думая обо всём этом, Кирилл не предполагал, что ждёт их впереди. А пока им предстояло заняться первым на сегодня искусством — зелейничеством.

На этот раз Волх проводил ребят в один из кабинетов на пятом этаже, и судя по расположению его в коридоре, они поняли, что он был далеко не маленького размера. Войдя внутрь, дети в этом убедились воочию. А ещё они убедились в том, что он вообще не выглядел, как обычный кабинет — скорее, он был похож на сарай или чердак, завешенный верёвочками, нашпигованный деревянными крючками, на которых пучками и узелками были развешены различные высушенные травы, веточки, грибы, ягоды, коренья. Полки шкафов были полностью заставлены баночками, колбочками, горшочками с всякими отварами, примочками, смесями. Короче говоря, чего только на этом чердаке не было. А от той духоты и целого букета и разнообразия запахов, который стоял в кабинете, у детей без привычки закружилась голова. Запах лез в нос, рот, и что здесь смешалось, было совсем не разобрать: чувствовалась горечь и сладость, кислинка и пряность, и что-то ещё непонятное. В общем, без привычки от всего этого в носу чесалось и хотелось чихать. А ещё дети разглядели, что посреди всего этого разнообразия в форме круга были установлены с десяток небольших чугунков на подставках, а рядом небольшие столики с полочкой снизу. На полочках стояло несколько деревянных ступок разных размеров, и в каждой по толкушке.

Киру, как впрочем, наверное, и всем, захотелось бежать из этого места. Он даже готов был вновь оказаться в непролазном лесу, лишь бы на свежем воздухе и подальше от этой затхлости и духоты. Но, несмотря на это, дети проходили на середину комнаты и рассаживались за маленькие столики. Места хватило всем как раз.

— Мне сразу не понравилось искусство зелейничества, потому что я считаю, что оно девчачье. А теперь я его просто ненавижу. Это просто пытка какая-то, находиться в этом месте, — прогнусавил Зарубик и в упор уставился на ту девочку, которая в прошлый раз укорила его в нужности такого искусства, как зелейничество. Девочка промолчала, на этот раз ей нечем было крыть. Зато Зарубика поддержал Кир:

— Да уж, Зар, ты прав на все сто процентов. Может быть, нам стоит подождать кудесницу в коридорчике? — предложил он.

— Слабаки, — прошептал себе под нос Гордей, но так, чтобы его могли слышать.

— Это ты про кого только что сказал? — тут же взъерепенился Зарубик. — Это мы-то слабаки? Да ты знаешь, где прошлой ночью Ваз вместе с Повелевсой были?

Под рёбра Зарубика довольно чувствительно упёрся локоть сидящего рядом Кира. Тот скривился, поняв, что чуть не ляпнул лишнего, но тем не менее продолжил:

— Не знаешь? Вот и молчи тогда. Лизунчик, — добавил Зар.

— Ещё раз назовёшь меня так, и я за себя не отвечаю. Тогда твои друзья тебе не помогут, не говоря уже о папаше.

— Ах, ты опять! — выкрикнул Зар и полез на Гордея с кулаками прямиком через столы и чугунки, которые преграждали ему путь. С одной стороны на нём повис Кир, с другой — Повелевса, уговаривая сесть на место и успокоиться.

— Нет, на этот раз я не успокоюсь. Я заставлю взять его свои слова обратно! Он у меня посмотрит, какой я папенькин сынок!

— Зар, если ты в себе так уверен, зачем тебе кому-то что-то доказывать? — уговаривала Повелевса.

— Вот один разок докажу ему под глаз, и всё, больше не буду.

Гордей всё это время сидел на месте, даже не поведя бровью. Ему казалось забавным, что на него лезет выяснять отношение какая-то маленькая козявочка, да ещё и брызжет слюной, доказывая, какой он крутой.

— Руки у тебя коротки, недомерок. До папочки своего ещё дорасти надо.

— Ну, всё, Лизунчик!

— Недоросток.

Когда в помещение вошла кудесница, она застала довольно неприглядную картину. На маленьком столике, на четвереньках, пошатываясь, еле держался мальчишка, вокруг все ближайшие к нему чугунки были свалены со своих подставок, а на самом мальчишке висело ещё двое детей, не давая продвинуться вперёд. Напротив того мальчишки, в котором кудесница узнала никого иного, как сына предводителя Русколанской школы Буса Белояра — с другой стороны столов сидел с высоко поднятой головой и насмешливым видом ещё один мальчик.

Но вот за вошедшей кудесницей, как это обычно бывает, неожиданно громко захлопнулась дверь, и все без исключения обернулись на этот звук. Зар всё-таки не удержался на такой маленькой поверхности, его руки соскользнули вперёд, и он свалился на пол, повиснув на краю стола таким образом, что руки и плечи его оказались на полу, а ноги и пятая точка остались на столе. А девочка и ещё один мальчик до сих пор продолжали держать свалившегося со стола Зара за полы рубахи. Но тот не растерялся.

— Здравствуйте, Травница. А я вот, как видите, так рвался к знаниям, так рвался, особенно к вашему искусству зелейничества, что аж не удержался — потерял равновесие.

— Да, Заруба, знание — это тяжёлая ноша, её сложно усвоить и удержать, особенно если к ней неуважительно и халатно относиться.

— Но я не халатно, Травница. Просто я, это, как его...

Займи своё место, Заруба. Я не собираюсь всё оставшееся время провести в дискуссии с твоей пятой точкой на столе.

С трудом и с помощью самого Зара Кир и Повелевса вытянули его через стол обратно на место. Тот осмотрелся по сторонам и сел на стул.

— Я рада, что наконец-то могу начать искусство зелейничества. Если вы не против, я не буду тратить время на знакомство с вами, тем более, благодаря Зарубе, вы уже знаете, как меня зовут, а ваши имена я узнаю в процессе занятий. И так, приступим. Искусство зелейничества, как вы, наверное, уже догадались, одно из самых жизненно важных искусств. На моих занятиях вы будете познавать, какие вообще существуют целебные и не только растения, их свойства. По мере продвижения в познавании растений и их свойств, готовить из заготовленных мной и прошлыми учениками травок укрепы-настои и отвары. А по весне, когда всё живое войдёт в силу, мы с вами пойдём в лес, и вы самостоятельно будете собирать нужные нам травки и из той или иной части растения делать мази, варить отвары, настои.

— А что такое укрепы-настои? — задала вопрос девочка, что защищала этот предмет ранее, на первом занятии Волха.

— Укрепы-настои, милая моя, это укрепляющие настои. Они нужны, чтобы повысить иммунитет, не болеть или, если уж заболел, быстрее пойти на поправку. Их готовить намного легче, чем отвары, от которых, возможно, будет зависеть ваша жизнь. Понятно вам, мои хорошие?

Пока кудесница рассказывала детям о своём предмете, Кир внимательно её рассматривал. Кудесницей оказалась дама чисто русской комплекции, просто-таки необъятных габаритов. Если кто-то из вас, а я надеюсь, что все, смотрели мультик про Карлсона, и помнят тамошнюю домработницу, то вам будет несложно представить фигуру местной травницы, но на этом, пожалуй, сходство и заканчивается. Вместо фартука, который был одет на фрекен Бок, на Травнице был одет свободный сарафан, она была круглолицей, румяной, с немного застенчивым лицом, словно боялась сказать что-то неправильное или лишнее, за что её будут осуждать и обсуждать. Ну, а так обычная женщина лет этак шестидесяти.

— Начнём мы с вами с самого начала. Изучения растений. Как они выглядят, как называются, какие функции за собой несут. Вот ты, моя милая. Как тебя зовут? — обратилась Травница к той же девочке.

— Белана.

— Очень хорошо. Раздай, пожалуйста, своим друзьям вот эти книги, — и Травница указала на стопку книг.

Девочка послушно встала, подхватила десяток учебников и начала обносить их вокруг учеников с того места, где сидел Зарубик. Тот в это время бубнил себе под нос о том, какая скукотища перебирать все эти травки-муравки и цветочки-лепесточки. Но его бормотаниям и рассуждениям было суждено прерваться, Белана словно случайно уронила на Зара одну из книг. Тот сразу отреагировал, оторвавшись от стола, и уставился на девочку.

— Ой, прости, Зарубик. Тяжело, не удержала. Не поможешь? — Белана разделила учебники поровну, половину отдав мальчику.

Кир и Повелевса переглянулись и заулыбались.

А Зарубик тем временем подходил с последним учебником к Гордею. Гордей сидел весь напряжённый, он ждал, и ожидание его увенчалось успехом, только вот не в его пользу. Как всё произошло, путём никто не понял, учебник благополучно перебазировался из рук мальчика на стол перед Гордеем. А вот дальше каким-то неуловимым движением Зарубик задевает как всегда аккуратную прическу Гордея. Затем, замечая свою оплошность, начинает извиняться перед ним.

— О, Гордей, какой я неаккуратный, неловкий. Да как же это я? — запричитал Зарубик. — Сейчас я всё исправлю, Гордеюшка. — И с этими словами начинает водить по голове Гордея, напрочь лохмача и взъерошивая его волосы. Волосы, наверняка смазанные гелем, топорщились на голове Гордея, как у ерошки.

Терпению его пришел конец, и со словами:

— Да отстань ты от меня, липучка! — он хотел было резко оттолкнуть Зарубика, сбив его с ног, но того уже и след простыл.

Он с виноватым и обиженным лицом, (как же такие искренние извинения не приняли) возвращался к себе на место. Только вот его глаза выдавали мальчишку-забияку с потрохами. Они просто сияли счастьем и радостью от того, что ему удалось провернуть. Однако Травница ничего этого не заметила, только покорила мальчика:

— Ну что же ты так неаккуратно, Зарубик. Надо быть внимательнее.

— Я буду стараться, Травница, — с готовностью прокурлыкал он.

Занятия продолжились. В книгах оказались яркие красочные картинки растений, их названия, что в этом или ином растении является целебным, а что нет, как правильно и в какое время их собирать, как хранить, где произрастают, какие и в каких случаях имеют действия на человека. В общем, по мнению Кирилла, это оказалось никакое не искусство, а самая настоящая наука.

— Прежде чем начать своё искусство, я хотела бы у вас спросить, какие растения знаете вы?

Сначала никто не решался отвечать, но потом послышались ответы:

— Укроп, ромашка.

— Какая ромашка, которую в букеты собирают и на праздники дарят? — уточнила Травница.

— Которая на полях и на лугах растет, — ответила Повелевса.

— Хорошо. Полевая ромашка. Ещё?

— Мать-и-мачеха.

— Крапива, — выкрикнул Зарубик, и по тому, как он это выкрикнул, Кир догадался, тому не раз попадало ей.

— Чистотел, зверобой.

— Молодцы. Но, кроме трав, вы совсем забыли о деревьях, грибах, кустарниках. Вот, например, шиповник, облепиха. Но начнём мы наше первое занятие с берёзы и ромашки полевой. Послушайте сначала легенды о них, а потом мы с вами разберём их свойства, что непосредственно у берёзы и ромашки является лечебным, в какое время года ею запасаться, и что и как принимать.

Из-за белого ствола берёза с древних времен являлась символом чистоты, русской природы и женщины. Древние славяне писали на бересте — коре берёзы, и их послания сохранились в Древнем Новгороде. Славянские сказки и легенды рассказывают, как девица, которую обидели родственники, превратилась в берёзу, а точнее в русалку, которая поселилась в лесном озере. Ночью она любила выходить из воды и веселиться под луной. Однажды она заигралась и не заметила, что взошло Солнце, и в небе на колеснице появился Бог Солнца Хорс, увидел деву и влюбился. Хотела русалка вернуться в озеро, да не пустил её Хорс в воду. Так она и осталась на берегу, превратившись в берёзку белоствольную. А чёрные пятна-трещины на стволе – это горячие поцелуи Бога Солнца.

— Какая красивая и печальная история, — тихо произнесла Повелевса.

Травница вздохнула.

— Я с тобой согласна, милая моя. История действительно красивая и печальная. Но послушайте ещё одну не менее красивую легенду, на этот раз о ромашке. Правда, не о луговой, о цветке.

Давным-давно жили юноша и девушка. Юношу звали Романом, а имя девушки история для нас не сохранила. Они любили друг друга, и всё у них было хорошо.

Засыпая, Роман всегда думал о своей любимой, и однажды ему приснился чудесный цветок, нежный и прекрасный, как его любовь к девушке. Когда он проснулся, цветок из сна лежал на его подушке. Роман подарил его любимой. Девушка была очарована подарком и назвала цветок ласковым именем своего любимого — ромашкой. Спустя некоторое время ромашка завяла, а девушка загрустила. Ей хотелось ещё таких же чудесных цветов из сна. Роман отправился искать цветы. Долго бродил он по свету, но так и не нашёл ромашек. Однажды ему приснился сон, в котором перед ним явился Царь Снов. Роман просил у него ещё чудесных ромашек. Царь предложил юноше остаться в Царстве Снов в обмен на цветы для любимой. И Роман согласился.

А девушка тем временем ждала своего любимого. Однажды утром она вышла на крыльцо своего дома и увидела вокруг множество ромашек. И поняла, что Роман не вернётся... — Закончила вещать Травница.

— Как жалко и Романа, и его девушку, — сказала Белана.

— Это она во всём виновата, — жёстко произнес Гордей. — Девчонки всегда слишком многого хотят. Если бы она не просила для себя цветов, Роман не остался бы в мире снов.

— Ничего-то ты не понимаешь, — возмутилась Белана. — Никто здесь не виноват. Он это сделал во имя любви, и исчез он не бесследно, Роман подарил миру цветы.

— Цветы подарил, а сам пропал, — не унимался Гордей.

— Попасть в мир снов, не значит исчезнуть с лица земли, Лизунчик, — заступился за Белану Зар.

— А вот ты у меня скоро исчезнешь, если не сообразишь вовремя заткнуться. Папенькин сынок.

Реакция Зарубика была мгновенной. Вскочив, он уже был готов раскидать всё на своём пути, но Кир вовремя положил ему руку на плечо.

— Остынь, — прошептал он. — Таким отцом, как твой, гордиться можно.

— Вот именно, что отцом. Многие думают, что я пользуюсь тем, что он является здешним предводителем, и чуть что, сразу под его крыло бегу или под мамину юбку, — так же шёпотом ответил раскрасневшийся Зар, но, тем не менее, немного успокоился.

— Я этого не замечал.

Заруба сел на место.

Травница же, настолько всё быстро произошло, не успела отреагировать на выходку Зара. Вроде бы только что шёл обычный диалог между детьми, где они выражали свои мысли, как вдруг разлохмаченный и возбуждённый Заруба уже готов вцепиться другому мальчику как минимум в волосы. Но…

— Слава Всевышнему, — с облегчением вслух произнесла Травница. — Теперь, когда вы, слава Богам, успокоились, надеюсь, я смогу продолжить занятие.

Не считая небольшого инцидента с Заром, легенды о берёзе и ромашке, рассказанные Травницей, всем ребятам понравились. Но, как оказалось, в лекарственных целях у берёзы используются почки и молодые листья, берёзовый сок и кора, чага (гриб, растущий на стволе) и берёзовые серёжки, а также берёзовый дёготь и активированный уголь. Сбор почек следует проводить только на лесосеках и в местах массовой вырубки, начиная с февраля. Листья собирают в мае, во время цветения берёзы, когда они клейки и душисты. Сушат их на открытом воздухе в тени, а хранят 2 года. Берёзовый сок заготавливают во время сокодвижения и с тех деревьев, которым сравнялось не менее двадцати лет, и подлежащих рубке, так как различные способы нарушения коры приносят берёзе вред. Короче говоря, как оказалось, различные компоненты берёзы собираются в своё время, по-разному заготавливаются и хранятся, в разных количествах и для разных целей применяются. С ромашкой оказалось чуть полегче: лекарственной частью является всего лишь сам цветок, но применение у неё не меньше, чем у берёзы. И всё это надо было знать.

— Но самое главное, — добавила в конце Травница. — Прежде чем начинать сбор той или иной травки, нужно попросить у неё прощения, объяснить, что не с лихим умыслом срываете вы её, а с благими целями и намерениями. Почему и для чего, об этом у нас с вами будет посвящена отдельная тема.

Несмотря на интересные воодушевленные рассказы Травницы, духота и насыщенный запах трав в кабинете дали о себе знать: после занятия, дети вывалились, словно полусонные заморенные мухи. Но самое главное, всё о прошедших на занятии растениях ребятам надо было выучить.

— Поспать бы, — с мольбой произнес Зар. — От этих пестиков, цветочков голова просто кругом идёт. И как всё это запомнить, я даже не представляю.

— Стараться надо, учить, — вклинилась в жалобы мальчика мимо проходившая Белана. — Вот как.

— Тебе легко говорить.

— Это почему же? — не поняла Белана.

— Ты девчонка, цветочки девчонкам ближе.

— Ладно ныть-то, Зар. Не так уж всё и плохо. — Кир покосился на девочек. — У нас же с тобой подружки есть, если чё, подскажут.

— И не рассчитывайте на это, у вас своя голова на плечах есть, — выдала Повелевса. А потом зашептала мальчику на ухо: — Умеющий слышать голос леса, понимающий его речь и ничего не знающий о его жителях. Ха-ха-ха, — пристыдила Кира Повелевса.

— Подумаешь, — только и смог ответить Кир. — Раз уж вы такие умные, лучше скажите, какое следующее искусство?

— Конечно, умные. А искусство следующее — история.

— О, история, — разочарованно протянул Зар.

Но вот искусство древнерусской истории началось. Вёл его настоящий мастер слова, настоящий кудесник по имени Словохотец. Внешне ему было где-то лет за семьдесят. Весь седой, длинные волосы подвязаны на лбу бечёвкой, борода до середины груди. Словно старичок-боровичок из русской народной сказки. Но, несмотря на свой возраст, какой это был живой старичок! Словохотец рассказывал такую историю, которой не было ни в одном учебнике мира Яви, а слова, вылетавшие из уст мастера, словно оживали с каждым своим произношением. Они оживали, превращаясь в образы, и дети ловили каждое его слово, боясь пропустить хоть что-то. В общем, для всех ребят предмет истории оказался любимым.

Словохотец начал рассказывать с того момента, как, по легендам древних славян, была рождена Вселенная и много других миров, какие боги появились первыми, какие функции несли в мир.

До рождения света белого тьмой кромешною был окутан мир. Но Всевышний явил Золотое Яйцо, в котором был заключён Род — родник вселенной и отец богов. Был вначале Род семенем непророщённым, был он почкою нераскрывшейся. Но конец пришел заточению, Род родил Любовь — Ладу-матушку.

Род разрушил темницу силою Любви, и тогда Любовью мир наполнился. Долго мучился Род, долго тужился. И родил тогда он для Любви царство небесное, а под ним создал поднебесное. Пуповину разрезал радугой, отделил Океан-море синее от небесных вод твердью каменной. В небесах воздвигнул три свода он. Разделил Свет и Тьму, Правду с Кривдою.

Род родил затем Землю-матушку, и ушла Земля в бездну тёмную, в Океане она схоронилась.

Солнце вышло тогда из лица его,
Месяц светлый — из груди его,
Звёзды частые — из очей его,
Зори ясные — из бровей его,
Ночи тёмные — да из дум его,
Ветры буйные — из дыхания,
Дождь и снег, и град — от слезы его,
Громом с молнией голос стал его.

Так Род породил всё, что мы видим вокруг — всё, что при Роде, мы Природой зовём. Он — отец богов, он и мать богов, он рождён собой и родится вновь. Род — все боги и вся поднебесная, он — что было, и то, чему быть предстоит, что родилось и то, что родится.

Род родил Свaрога небесного и вдохнул в него свой могучий дух. Дал четыре ему головы, чтоб он мир осматривал во все стороны, чтоб ничто от него не укрылось, чтобы всё замечал в поднебесной он.

Путь Свaрог стал Солнцу прокладывать по небесному своду синему, чтобы кони-дни мчались по небу, после утра чтоб начинался день, а на смену дню — прилетала ночь.

Стал Свaрог по небу похаживать, стал свои владенья оглядывать. Видит — Солнце по небу катится, Месяц светлый видит и звёзды, а под ним Океан расстилается и волнуется, пеной пенится. Оглядел свои он владения, не заметил лишь Землю-матушку.

— Где же мать-Земля? — опечалился.

Тут заметил он — точка малая в Океане-море чернеется. То не точка в море чернеется, это уточка серая плавает, пеной серою порождённая.

— Ты не знаешь ли, где Земля лежит? — стал пытать Свaрог серу уточку.

— Подо мной Земля, — говорит она, — глубоко в Океане схоронена...

— По велению Рода небесного, по хотенью-желанью сварожьему Землю ты добудь из глубин морских!

Три раза ныряла уточка. Первый раз провела под пучиною целый год, во второй — два годика, на третий раз в клюве горсть земли принесла.

Взял Свaрог горсть земли, стал в ладонях мять.

— Обогрей-ка, Красно Солнышко, освети-ка, Месяц светлый, подсобите ветры буйные! Будем мы лепить из земли сырой Землю-матушку, мать-кормилицу. Помоги нам, Род! Лада, помоги!

Землю мнёт Свaрог, греет Солнышко, Месяц светит и дуют ветры. Ветры сдули землю с ладони, и упала она в море синее. Так явилась Алатырь-гора. Обогрело её Солнце Красное — запеклась Сыра Земля сверху корочкой, остудил затем её Месяц светлый.

Так создал Свaрог Землю-матушку. Три подземные свода он в ней учредил: три подземных, пекельных царства.

Тут ударил Свaрог тяжким молотом по горючему камню Алатырю, и рассыпались искры по небу. Так создал Свaрог силы светлые и своё небесное воинство.

И тогда одна искра малая на Сыру Землю-матушку падала. И от искорки занялась Земля, и взметнулся пожар к небу синему. И родился тотчас в вихре огненном, в очищающем, яростном пламени светозарый и ясный Семаргл-Огнебог. Ярый бог, словно Солнышко Красное, озаряет он всю Вселенную.

Под Семарглом-Огнём — златогривый конь, у того коня шерсть серебряная. Его знамя — дым, его конь — огонь. Чёрный выжженный след оставляет он, если едет по полю широкому.

И завыли тогда ветры буйные, и родился тогда в вихре яростном буйный ветер — могучий Cварожич-Стрибог.

Он парил над горами, он летал по долам, он выпархивал из-под облака, падал на Землю, вновь от Земли отрывался, раздувая великое пламя!

Подползал Чёрный Змей к тому камешку и ударил по камню молотом. Порассыпались искры чёрные по всему поднебесному царству — и родилась так сила чёрная — змеи лютые, многоглавые, и вся нечисть земная и водная.

В чистом поле — широком раздолье, грудь на грудь две силы сходились: бог Семаргл с небесною силою и чудовищный Змей с силой чёрною. То не огненный вихрь по Земле кружил — то Семаргл с небесною силою шёл на силушку Змея лютого!

Стал Cварожич жечь силу чёрную, змей топтать-рубить и копьем колоть, а их головы далеко метать в море синее.

Как подъехал он к Змею лютому, Змею Чёрному, многоглавому. У того-то Змея тысяча голов, у того-то Змея тысяча хвостов. У Cварожича — тысяча очей, тысяча зубов — огненных.

Завязалась тут битва грозная, собирались тучи чёрные. Полыхал-палил Змея Чёрного сын Свaрога и Рода небесного. А Змей лютый собирал силы чёрные, тьмою мир застилал и тушил-заливал пламя Вихрем-Стрибогом раздутое.

И тут сил у него недостало, и померкло тогда Солнце Красное, погрузилось оно в море тёмное. Потеснил Cварожича Чёрный Змей, затопил он мглой Землю-матушку. И пошёл Cварожич на небеса ко Сварогу небесному в кузницу.

Полетел за ним лютый Чёрный Змей, он вскричал на всю подвселенную:

— Покорил я всю Землю-матушку, покорил я всю поднебесную! Был я князем тьмы — ныне буду я всей Вселенной царь!

В кузне бога Свaрога на небесах не огонь горит, не железо шипит — то Cварожич-Семаргл пляшет во печи. А Стрибог раздувает мощные меха и вдувает в горн свой могучий дух — разгорается пламя небесное, искры падают, будто молнии. Звонко бьют Семаргл со Свaрогом наковальню небесную молотом, споро бьют-куют плуг булатный.

Говорят они Змею Чёрному:

— Лютый Чёрный Змей, повелитель тьмы — пролижи скорей три небесных свода — все три двери в небесную кузницу! Мы тотчас на язык тебе сядем, станешь ты тогда всей Вселенной царь!

Стал лизать Чёрный Змей двери кузницы. Он лизал-лизал, а тем временем плуг сковали Свaрог со Cварожичем.

Наконец пролизал дверь последнюю, и тогда Свaрог со Cварожичем ухватили клещами горячими за язык Змея Чёрного лютого. Начал бить Свaрог Змея молотом, а Семаргл-Огнебог запрягал его в тяжкий кованный плуг.

И сказали они Змею Чёрному:

— Будем мы делить подвселенную, по Земле Сырой проведём межу. Справа пусть за межою будет царство Свaрога, слева же за межою будет змеево царство.

Видят — вся Земля с кровью смешана, капли крови на каждом камешке, горы перьев везде рассыпаны. По велению Рода небесного, по хотенью-желанью сварожьему — там, где перья вороньи рассыпались — встали горные кряжи Рипейские, там, где падали соколиные — груды золота залегли в горах.

И тогда Свaрог со Cварожичем стали Землю плугом распахивать — там где борозды были проложены — потекли там реки глубокие: тихий Дон, Дунай и могучий Днепр.

По Земле Сырой текла реченька, а водичка в ней вся слезовая, а в той реченьке струйка малая, струйка малая вся кровавая. Подтекала речка под камень у Рипейских у высоких гор.

Поднимался из-под камня росток, потянулся вверх — вырос в дерево. К небу дерево протянулось, а корнями ушло в Землю-матушку.

На восточных ветвях того дерева свил гнездо Алконост, а на западных — птица Сирин. В корнях Змей шевелится. У ствола же ходит небесный царь — сам Свaрог, а с ним Лада-матушка.

А затем три дерева выросли высоко на горах Рипейских. Как на горушке на Хвангуре поднялось кипарисово дерево — древо смерти, печальное дерево. А на горушке Березани — вырос солнечный дуб вверх кореньями, вниз ветвями-лучами, и яблоня — с золотыми волшебными яблоками.

Кто отведает злато яблочко, тот получит вечную молодость.

Так Свaрогом был учреждён в горах Ирий-рай — обитель священная. И поют птицы сладко в Ирии, там ручьи серебрятся хрустальные, драгоценными камнями устланные, в том саду лужайки зелёные, на лугах трава мягкая, шёлковая, а цветы во лугах лазоревые.

Не пройти сюда, не проехать, здесь лишь боги и духи находят путь. Все дороги сюда непроезжие, заколодели-замуравели, горы путь заступают толкучие, реки путь преграждают текучие. Все дорожки-пути охраняются василисками меднокрылыми.

А затем Свaрог со Cварожичем подразрезали Землю-матушку, плугом острым её поранили, чтоб поверхность земная очистилась, чтоб ушла вся кровь в Землю-матушку. Как подрезали Землю-матушку — расступилась Земля, поглотила кровь.

И в провал, в ущелье, в подземный мир по хотенью-веленью сварожьему был низвержен Змей — подземельный царь: лютый Чёрный Змей повелитель тьмы.

Только после рассказа Словохотца о создании мира, Кир понял, выражение Травницы «слава Всевышнему» и «слава Богам», в то время когда буквально некоторым временем назад при ней чуть не схлестнулись Зар и Гордей.

Словотец вещал древние легенды каким-то необычным мягким текучим ласковым языком, словно течёт журчащий ручеек, а, как известно от огня и от воды бывает сложно оторваться. Так и дети, в то время как тема первого занятия была закончена, они всё ещё сидели с раскрытыми ртами от впечатления услышанного. В полной тишине прошло, наверное, пару минут, после чего посыпались вопросы по теме, детям хотелось знать более подробно по той или иной информации. Словохотец с радостью отвечал на них. Но самое главное, после занятия у Словохотца, ребятам не нужно было готовиться к следующему, они и так всё помнили и могли повторить тему в любой момент. Занятие закончилось тем, что в помещение вошёл Волх.

— Вы что это засиделись? Занятия-то уже закончились.

— Но как же, мы ещё столько не успели узнать.

— Не беспокойтесь так, ребятушки вы мои хорошие. На следующем занятии, мы с вами ещё о многом поговорим. И в следующий раз мы его проведем на свежем воздухе, на берегу нашей реченьки-кормилицы.

Дети нехотя покидали кабинет.

— А теперь идите в свои комнаты, переодеваетесь, одежда вас уже ждёт, и выходите на улицу. Там вас встретит ваш мастер по искусству выживания Кудияр.

Кир и Повелевса шли до общей комнаты отдыха вместе. После искусства древнеславянской истории, их не покидало чувство, что место расположения Русколанской школы, находиться именно на том месте, о котором только что вещал Словохотец и днем раньше рассказывал Волх. Только тот не упоминал, что место это расположено у горы Березань, и что на этой горе Сварожичами было посажено одно из волшебных деревьев. Как там Словохотец сказал? «На море на окияне, на острове, на кургане стоит белая берёза вниз ветвями, вверх кореньями»… — это есть образ перевернутого райского дерева, как нисходящего с неба Ведического знания.

Когда Кир вместе с Зарубиком вошли в свою комнату, на спинках их кроватей висела маскировочная униформа из плотного материала, похожая на военную. Внизу возле кроватей стояли те самые полуботинки, которые он заметил с утра в шкафу.

— Вот это да! — обрадовался Кир. — Только интересно чем это мы будем заниматься, судя по этой форме. Зар, ты случайно не знаешь этого самого Кудияра, что это, за чел, который выживание вести будет?

— Знать, конечно, знаю. Но общаться, не общался, хотя и пытался. Он мне какой-то необъяснимый страх внушает. Почему, не пойму. Вроде среди мастеров, он в почёте, старшие ученики его уважают, но у кого из них спрашивал, ничего путем про него не знают. Мне хотелось с ним познакомиться, но только хочу подойти, чего-нибудь спросить, а он как брови нахмурит, как глянет. Короче говоря, так я не решился к нему подойти.

— Дело ясное, что дело тёмное.

— Согласен. Загадочная личность.

— Ну, так мы эту загадку решим. Как думаешь, Зар?

— Посмотрим, — неоднозначно ответил мальчик.


Сказки эпохи Волка

Мнение редакции может не совпадать с мнениями авторов статей

Если вы нашли ошибку в тексте, напишите нам об этом в редакцию

Поделиться в Социальных сетях с друзьями:
195
Понравилась ли вам статья?
5 - (проголосовало: 1)Голосовать могут только зарегистрированные
и не заблокированные пользователи!
Вас могут заинтересовать другие выпуски с похожими темами
 
Ведическая школа Русколани. Сон наяву. Глава 1Ведическая школа Русколани. Сон наяву. Глава 2Ведическая школа Русколани. Сон наяву. Глава 3

Народное Славянское радио

Это первое в истории Славянского Мира некоммерческое "Народное Славянское радио", у которого НЕТ рекламодателей и спонсоров, указывающих, что и как делать.

Впервые, команда единомышленников создала "радио", основанное на принципах бытия Славянской Державы. А в таковой Державе всегда поддерживаются и общинные школы, и здравницы, общественные сооружения и места собраний, назначенные правления, дружина и другие необходимые в жизни общества формирования.

Объединение единомышленников живёт уверенностью, что только при поддержке народа может существовать любое Народное предприятие или учреждение. Что привнесённые к нам понятия "бизнес" и "конкуренция", не приемлемы в Славянском обществе, как разрушающие наши устои. Только на основах беЗкорыстия и радения об общественном благе можно создать условия для восстановления Великой Державы, в которой будут процветать Рода и Народы, живущие по Совести в Ладу с Природой. Где не будет места стяжательству, обману, продажности и лицемерию. Где для каждого человека будут раскрыты пути его совершенствования.

Пришло время осознанности и строительства Державы по правилам Славянского МИРА основанным на заветах Предков. "Народное Славянское радио" — это маленькая частица огромной Державы, оно создано для объединения человеков, для коих суть слов Совесть, Честь, Отчизна, Долг, Правда и Наследие Предков являются основой Жизни.

Если это так, то для Тебя, каждый час на "Народном Славянском радио" — хорошие песни, интересные статьи и познавательные передачи. Без регистрации, абонентской платы, рекламы и обязательных сборов.

Наши соратники

родобожие русские вести родович славянская лавка сказочное здоровье белые альвы крестьянские продукты Портал Велеса ИСКОНЬ - АНО НИОИС