Конгресс по Буквице
Журнал выпуск 15
Буквица от Ладоzара
Присоединяйся к нам
Детское телевидение
Колодар
Как сказывали наши Деды
Приглашаем видеомастеров

Хозяин

Хозяин

От Москвы до самых до окраин,
С южных гор до северных морей
Человек проходит, как хозяин
Необъятной Родины своей!

«Песня о Родине»

Я задремал на даче с книжкой
(Читать никто мне не мешал),
Вдруг озарила небо вспышка,
И слабый дождик зашуршал.
Я полежал ещё немного, —
«Чего, грозы я не видал?!»,
Зевая вышел за пороги,
Тут грянул гром и свет пропал.
Он замигал и вновь зажёгся,
А дом как будто не родной.
Зажёг я спичку и обжёгся,
И снова поспешил домой.
А гром гремел как оглашенный,
Осенний ветер дул, я лёг.
Но сон мой сдуло совершенно, —
Ведь летом с книжкой я прилёг!
Взгляд бросил на часы случайный:
Они стояли, — «Вот те раз!»,
Взял телефон уже в отчаяньи, 
И взгляд на нём завис тотчас:
Четыре цифры — «два ноль сорок»
Светились тускленько в углу,
То был не час, а год, как мо́рок, —
И сел я прямо на полу.
Звонить я стал жене и маме,
Но телефон молчал как сыч.
И понял я, что в этой драме
Мне не поможет громкий клич…

***
Светало, дождик прекращался,
Я вышел из дому, и вот,
Навстречу парень повстречался, —
«Сейчас спрошу, какой же год!»
«Эй, друг, постой, постой, куда ты?!» —
Ему я только прокричал.
«На ферму!» — крикнул бородатый,
И головой мне покачал.
Пошёл за ним, — «Понять я должен,
Что происходит, что здесь есть,
Уж больно всё меня тревожит,
И что за будущее здесь».
Его догнал у кромки леса,
«Куда он, что за ерунда?!»
Тут посмотрел он с интересом,
Махнул рукой: «Иди сюда!»
«Ты извини, сказал, — работа!
Пойдём к ребятам, расскажи.
Спросить ты там хотел чего-то,
Вот там и спросишь. На, держи!»
Он протянул мне руку, крепко
Ладонью локоть обхватил,
«Здрав будь!» сказал, поправил кепку,
И в зал огромный проводил.
А там работа уж кипела,
От механизмов зал гудел,
Был каждый занят своим делом,
И на меня не поглядел.
Сказал друзьям он: «Друга встретил.
Интересуется, поди.
На улице меня приметил.
Поговорим. Сюда иди».
Они оставили работу,
Вокруг меня собрались враз.
Им рассказал я, как в субботу
Читал на даче, свет погас.
«Какой же год сейчас, ребята?!» —
Я их спросил, едва живой.
«У нас, по-нашему, десятый,
А для тебя сороковой».
«Десятый?! — как же это, что же,
По-новой начали отсчёт?!»
Ответил он: «А что, не можем?!
Ведь от Победы срок течёт».
«Какой Победы, братцы, что ли
У вас закончилась война?!»
«Считай, что так, браток, ведь воля
Теперь народам всем дана».
«У нас здесь самоуправленье, —
И дело, видишь ли, идёт.
Своё расскажешь впечатленье
О том, как сбросили мы гнёт.
Вон там цеха, вот мастерские,
Ремзона, тракторы у нас,
Вон там угодья посевные,
И урожай созрел как раз.
Уборка будет урожая,
Мы на паях, всё наше здесь,
Вон там, от леса и до края, —
Нужды не знаем, всё здесь есть.
Вот репа, амаранта* всходы, —
Поди, не видел, городской...», —
С любовью он обвёл просторы
Своей мозолистой рукой.
«...вот конопляные посевы, —
Мы на бумагу их сдаём.
Одежду шьют нам домоседы,
А мы хозяйство всё ведём…»
Я головой мотал, не веря, —
Ведь я же помнил те поля,
Считал, — навечно та потеря,
И зарастает всё зазря!
«...вот наша школа, видишь, в храме,
Да, не смотри, крестов там нет.
Вот садик детский, слышь, и мамы
Ведут детишек на обед.
Нас сто семей тут, вся община,
Мы ладно, дружно все живём,
И есть домашняя скотина,
На тех лугах её пасём.
Но больше к вегетарианству
У нас народ сейчас привык,
Давно уж нет куренья, пьянства,
И чистый русский наш язык...»

***
Я млел, глазам своим внимая,
И закружилась голова,
И до конца не понимая
Такие важные слова,
Что говорили мне ребята,
Меня похлопав по спине, —
Обнять готов был их, как брат я,
Казалось — снится это мне.
Все увлеклись своим рассказом,
Меня позвали за собой,
И даже вспомнил я не сразу,
Что мне вернуться бы домой…

***
И тут же начал я расспросы:
«Как вы создали свой колхоз?»
Ребята посмотрели косо,
И посмеялись все до слёз.
Тут начал бригадир их, Паша,
Неторопливый свой рассказ,
О том, как жизнь менялась наша,
Его начну я пересказ:
«В двадцать четвёртом накипело,
И мор по миру начался.
Предвидя ране это дело,
Народ в деревни подался.
Заразы разной и прививок
Понапустили упыри,
Но мы, не допустив ошибок,
Своё здоровье берегли.
Чужие гадость протащили,
Распределяя среди нас,
Но мы уже готовы были,
А то б не вёл я свой рассказ».
«И как же эти все ребята?» —
Спросил я, и заранее сел.
«А их судили в двадцать пятом, —
В двадцать шестом был их расстрел…»
Тут я спросил, перебивая:
«А кто у Вас у власти, Паш?» —
Своё подумав невзначай я:
«Да нет, другой уже, не наш!»
«У власти всех наших окраин,
Уж Батя как десятый год,
Его зовём мы все Хозяин,
Ведь он своих не предаёт».
«Хозяин?!» — что же он, диктатор
По типу Сталина у Вас?
«Сказал бы я, —  ты провокатор,
Но посмеюсь я лишь сейчас.
Наш Батя принял управленье
Громадной нашенской страной,
Когда уже в мозгах затменье
Во всём дало по жизни сбой.
Когда народ в отчаянии бился,
Был обездолен, вымирал…
Скажу: он вовремя явился,
Иначе б крах всему настал!
Так, прежний перемен боялся,
С врагами шёл на компромисс,
И нам тот груз проблем достался,
Он до сих пор нас тянет вниз.
А Батя вышел из народа,
Он из донских, из казаков.
Поди, слыхал о той породе, —
Да я и сам, поди, таков.
Он начал круто, без запары:
Всех олигархов выгнал прочь,
А либералов всех — на нары, —
Им было некому помочь.
Их посадить нашёл причину:
«Измена Родине», и вот, —
Они, раскрыв свои личины,
Сидят по тюрьмам к году год.
Он запретил все секты сразу,
И оных выставил за дверь,
Чтоб экстремистская зараза
Нам не мешала жить теперь.
И профсоюзное движенье
Здесь буйным цветом расцвело, —
Рабочим людям возрожденье,
Гнилому западу назло!
Таков наш Александр Иваныч», —
Рукой он показал портрет,
«Его помощник вот, Степаныч, —
Такой вот наш тебе ответ.
Его до власти не пускали,
Ему устроили бойкот,
Но за него все люди встали,
И поддержали все в тот год.
Когда здесь вся шакалов свора
Визжала, что нам с ним пропа́сть, —
Он объявил им срок для сбора, —
Пусть за границей делят власть!»
Он им ответил: «Не держу я, —
На свете разных стран не счесть,
Их паспорта всем покажу я, —
Душой вы там, лишь телом здесь!
Он нам вернул самосознанье, —
Вот так, Володь, запоминай,
И он открыл о прошлом знанье,
И правды стало через край!
От этой правды стало жарко
Всем тем, кто нас поработил,
На них смотреть нам было жалко, —
Их чуть «Кондратий» не хватил!
А Батя с ходу начал строить:
Всё к государству перешло.
Его б в народные герои, —
Так дело, видишь ли, пошло́!
Он дал нам самоуправленье, —
Достойных стали выбирать.
Не обошлось тут без волнений, —
Ведь жалко власть — то отдавать!
По типу Копы** стало право:
Народ своих лишь выбирал,
Тех, кто достоин был по праву,
И не пролез бы либерал!
И стали строить поселенья,
Деревни, сёла возрождать, 
И все народные стремленья
Врагам уж стало не сдержать!
Они войну начать старались,
Но Батя всё предупредил:
В который раз уж обо….лись,
Хоть мир тогда на грани был…
Великорусскую Державу
Мы стали строить, всяк был рад, —
Пахали, чтоб былую славу
Своей земле вернуть назад.
И наша жизнь от года крепла,
Рождались дети, семьи вновь,
Как Феникс, возродясь из пепла, —
И жизнь, и радость, и любовь!
Ты помнишь, как спросил меня ты:
«Как вы построили колхоз?», —
Таких хозяйств полна земля та,
Где было не пройти без слёз!
Уже сто тысяч насчитали,
И та статистика не врёт,
А то, о чём мы все мечтали,
Сбываться стало лишь вот-вот.
Уже нас двести миллионов,
А завтра будет и пятьсот,
Живём как предки мы по Кону***,
И нам такая жизнь идёт.
Сейчас по пять часов работа,
Потом — семейный лишь удел,
Ты вспомнил Сталина чего-то, —
Он так хотел, но не успел…»

***
Его я слушал, наслаждался, —
«Вот это я сюда попал!
Я б даже с Вами тут остался, —
Жену б с детьми сюда позвал!»
Но он ответил мне: «Володя,
Стезя у каждого своя,
Ты к нам попал случайно вроде,
А там твои ведь ждут тебя!
Тебе поможем мы вернуться, —
У нас наука задалась,
Назад во время окунуться, —
Мечта твоя почти сбылась!
Тебя назад вернуть срок вышел,
Хотя и сложность есть для нас:
Всё то, что видел здесь и слышал,
Ты должен позабыть сейчас.
Ведь если знать, что там, в грядущем, —
Себе лишь сможешь навредить.
Живи ты там, в своём насущном, —
Ведь должен же порядок быть!»
«Ну как же так, постойте, братцы?!», —
Вдруг прокричал ребятам я.
«Вот так, самим вам разбираться,
И строить жизнь вокруг себя!»
«Зачем же всё мне рассказали,
Как вы живёте, всё как есть?!»
«А разве Вы не так мечтали?!
Придёт пора — всё будет здесь!»
Я понял, — вариантов нету,
И мне пора уж уходить.
Мои родные ждут там, где-то, 
Им без меня несладко жить.
Остались тысячи вопросов,
На них бы мне узнать ответ.
Мои друзья сказали просто:
«Потом лишь да, сегодня — нет».
«Ну что ж, раз так, то возвращаться
Придётся мне, раз вышел срок.
Эх, хоть на небо бы подняться, 
Хоть с высоты взглянуть разок!..»
Мигнув, подъехала машина,
Сидели двое в ней, и вот, —
Не глядя, как же мне паршиво,
Меня везли вернуть в мой год.
Я ехал с ними, удивлялся:
«Уж время покорили тут!»,
Про Батю думал, улыбался,
Своих всех вспомнил: «Ищут, ждут!»
С теплом я вспоминал о Бате:
«Вот это да, вот жизнь теперь!
Такое тут узнал, и ... нате! —
Домой почти открыта дверь!»
Недолго с ними было ехать, —
Вот институт, вот в зданье вход.
А мне уж стало не до смеха:
Ну, как не в тот отправят год!
Меня вопросами пытали:
«Как я там жил, о чём мечтал…»
Они рассказ мой записали,
Закончил я, вдруг свет пропал.
Ещё секунда — свет зажёгся, —
На даче с книжкой я, и вот:
Здесь рядом телефон нашёлся,
Я посмотрел, какой там год.
Привычно цифры «двадцать - двадцать»
Экран мне тускло показал, —
Я сам не свой поднялся: «Братцы!
Неужто я в свой год попал?!»
Набрал жене, она: «Чего ты?!
Ведь ночь уже, ты будишь нас!»
Отбой. «Да, мне б твои заботы!», —
От счастья думал я светясь...
Я ничего почти не помнил
О светлом будущем, где был.
Пошёл на кухню и наполнил
Стакан водой, и жадно пил…
Тряс головою: «Быть не может,
Чтоб я не помнил ничего!
Быть может, телефон поможет»?!
Я по привычке взял его.
Нажал на память, — фо́ток нету, —
Лишь в диктофоне голоса.
Их словно слышал уже где-то,
И на листок их записал.
Случайно в записи включился
Мой телефон, наверно, сам.
Такой вот случай приключился,
Всё рассказал как было, вам.

***
Я дальше жил, как неприкаян, —
Никто совсем не верил мне,
Я вспомнил время то: «Хозяин!» —
Вот тот, кто нужен всей стране!
Я переслушивал ту запись,
Пытался главное понять:
«Что делать, чтобы жизни закись
Преодолеть, не спасовать?!»
Сам как роман читал, что было
В далёком будущем моём, —
Оно звало меня, будило,
Я часто вспоминал о нём.
И я потомками гордился,
Хоть тут всего-то двадцать лет,
И точно кто-то уж родился,
Уже живут, а кто-то нет.
Такое важное событие,
И даже точно знаю год, —
И сделал я своё открытие:
«Ведь там Хозяин стал — НАРОД!»
                       ***
Переживём мы, всё осилим,
Ведь мы Великий всё ж народ,
Другую жизнь здесь все увидим, —
Возьмём страну мы в оборот!
Чтоб от Москвы и до окраин,
От гор до Северных морей,
Стал наш Народ — Земли Хозяин, — 
Прекрасной Родины моей!

22.06.2020 г.


  • *амарант — растение, из которого до петровских времён делали хлеб в России. Запрещён Петром I,
  • после этого в России исчезли долгожители.
  • **Копа, или копное право — основной вид народовластия, существовавший на Руси до воцарения Романовых, постепенно уничтоженный (см. «Википедию»).
  • ***Кон, жить по Кону — жить по Совести, в ладу с Природой, чтить наших Великомудрых Предков. Не делать другим того, чего не хотел бы, чтобы сделали тебе. Любить того, кто заслуживает любви, помогать тому, кто заслуживает помощи. «Кон» — это грань, которую нельзя переходить (для сравнения: слово «за кон» — то что находится за коном).


Споём?
https://webkind.ru/text/955360411_507282941p023561985_text_pesni_ot—moskvy—do—samyh—do—okrain.html

Мнение редакции может не совпадать с мнениями авторов статей

Если вы нашли ошибку в тексте, напишите нам об этом в редакцию

Поделиться в Социальных сетях с друзьями:
179
Понравилась ли вам статья?
5 - (проголосовало: 1)Голосовать могут только зарегистрированные
и не заблокированные пользователи!
Вас могут заинтересовать другие выпуски с похожими темами
 
Прямая и представительная демократияВелесичи (Кудесы) - День ДомовогоЧто мешает быть хозяином жизни?

Народное Славянское радио

Это первое в истории Славянского Мира некоммерческое "Народное Славянское радио", у которого НЕТ рекламодателей и спонсоров, указывающих, что и как делать.

Впервые, команда единомышленников создала "радио", основанное на принципах бытия Славянской Державы. А в таковой Державе всегда поддерживаются и общинные школы, и здравницы, общественные сооружения и места собраний, назначенные правления, дружина и другие необходимые в жизни общества формирования.

Объединение единомышленников живёт уверенностью, что только при поддержке народа может существовать любое Народное предприятие или учреждение. Что привнесённые к нам понятия "бизнес" и "конкуренция", не приемлемы в Славянском обществе, как разрушающие наши устои. Только на основах беЗкорыстия и радения об общественном благе можно создать условия для восстановления Великой Державы, в которой будут процветать Рода и Народы, живущие по Совести в Ладу с Природой. Где не будет места стяжательству, обману, продажности и лицемерию. Где для каждого человека будут раскрыты пути его совершенствования.

Пришло время осознанности и строительства Державы по правилам Славянского МИРА основанным на заветах Предков. "Народное Славянское радио" — это маленькая частица огромной Державы, оно создано для объединения человеков, для коих суть слов Совесть, Честь, Отчизна, Долг, Правда и Наследие Предков являются основой Жизни.

Если это так, то для Тебя, каждый час на "Народном Славянском радио" — хорошие песни, интересные статьи и познавательные передачи. Без регистрации, абонентской платы, рекламы и обязательных сборов.

Наши соратники

родобожие русские вести родович славянская лавка сказочное здоровье белые альвы крестьянские продукты Портал Велеса ИСКОНЬ - АНО НИОИС