Детское телевидение
Вестник
Присоединяйся к нам
Приглашаем видеомастеров
Как сказывали наши Деды
Буквица от Ладоzара
ОУК МИР

Дух воина. Глава 23

Дух воина. Глава 23
Дух воина. Глава 21 / Дух воина. Глава 22 

Глава 23

Незаметно пролетела ещё одна неделя. У Заречного в группе рукопашного боя появились ещё два паренька, и была вероятность, что с началом учебного года количество учеников ещё значительно возрастёт. Это радовало его, и он всё это время находился в приподнятом настроении. Однако не только тренировки его так бодрили. Об истинной и более весомой причине своего душевного подъёма Иван тоже знал, но не хотел признаваться в этом даже самому себе. Да, ему, несомненно, понравилась Надежда. Она была симпатичной и хорошо воспитанной женщиной. Прошлое общение с ней принесло ему большое удовольствие и к тому же дало понять, что домработница действительно умна и образована. С первых минут её появления в квартире Заречного, в душе старого холостяка, впервые за много лет, вдруг появились такие забытые чувства как покой и умиротворение. Вернувшись в прошлую среду домой после покупки телефона, он обнаружил, что домработница уже закончила все свои дела и ушла. И ему, бывшему бомжу, прожившему в одиночестве не один год, стало как-то грустно и сиротливо в этой необъятной пятикомнатной квартире.

В последние дни в нём, кроме какой-то непонятной душевной тоски, поселилась ещё и некая сумятица в голове. Иван, как свободный и теперь обеспеченный человек, без сомнения, мог бы вполне отдаться на волю своих чувств, броситься, как в молодости, в безбрежный океан любви, если бы только не одно “но”. Его мозг, судя по всему, всё же претерпевший какие-то изменения после провала в прошлое, начал систематически и настойчиво сравнивать двух женщин — Надежду и Анастасию. Заречный пытался всячески отогнать подальше эти навязчивые мысли, но мозг, этот коварный манипулятор, не хотел сдаваться. Он настойчиво внушал своему хозяину мысль, что сближаться каким-либо образом с рыженькой Надеждой будет предательством по отношению к златовласке из прошлого. И сколько бывший разведчик не уговаривал себя и не объяснял своему непонятливому мозгу, что Анастасия ему не пара, и что между ними стоит непреодолимая преграда — разница во времени в несколько столетий, тот, вначале согласившись, через некоторое время вновь принимался за своё.

Было и ещё одно обстоятельство, которое, по сравнению с “наездами” мозга, казалось, уходило на второй план. Вот только именно это обстоятельство было не каким-то глупым рассуждением его второго я, а реально существующим фактом. И факт этот заключался в том, что за ним по-прежнему следили. Кто и для чего это делал, выяснить Заречному так и не удалось. Но как только он на какое-то мгновение заставлял свою словомешалку в голове заткнуться, как тут же его интуиция подавала сигнал тревоги. При таких обстоятельствах заводить близкие отношения с Надеждой могло быть крайне опасно для неё. Те, кто за ним следит, а значит, хочет от него чего-то добиться, может, в конце концов, перейти к более радикальным мерам и причинить какой-либо ущерб ни в чём не повинной женщине.

“Чего гадать, — в который раз мысленно одёрнул себя бывший разведчик, — завтра полнолуние. Всё равно ведь собрался уже побывать у Велимудра. Надо же, наконец, решить проблему с Чинкимом, да и просто побольше узнать о том времени очень хочется. Вот вернусь оттуда, тогда буду уже решать, что делать здесь”.

В прихожей раздался мелодичный звонок. Иван подошёл к двери и посмотрел в глазок. Культурная домработница не стала сразу открывать дверь своим ключом, решив вначале проверить, дома хозяин или нет. Он открыл замок и широко улыбнулся.

 — Здравствуйте! — первой поздоровалась домработница, также улыбнувшись краешками губ. — Вижу, у вас с утра хорошее настроение.

Сегодня у Надежды появились на лице признаки неброского макияжа. Розовая, почти незаметная помада придала губам чуть больше чувственности, а слегка подведённые чёрным карандашом глаза стали немножечко выразительнее. Это небольшое изменение во внешности не осталось незамеченным бывшим разведчиком, и почему-то заставило его сердце биться чуть быстрее.

 — Здравствуйте, Наденька! — ответил Заречный на приветствие, пропуская работницу в квартиру. — Да, вы знаете, оно у меня хорошее ещё с прошлой среды.

 — Вот как? — деланно удивилась Надежда, видимо, запомнив его фразочку с прошлого раза. — А что случилось в прошлую среду?

 — В прошлую среду вы, Наденька, появились в этой квартире.

Веснушчатое лицо домработницы вспыхнуло ярким румянцем. “Чёрт! — выругался про себя бывший разведчик. — Ну кто меня за язык дёргает. Не хотел же пока заводить никаких интрижек”. Надежда на его высказывание ничего не ответила. Чтобы скрыть своё смущение, она отвернулась, сделав вид, что осматривает квартиру на предмет наличия пыли. В комнате повисло напряжённое молчание.

 — Ну, вы тут занимайтесь, а я не буду вам мешать, — наконец прервал тишину Иван.

Оставив домработницу в прихожей, он, как и в прошлый раз, пошёл на кухню и включил под чайником газовую горелку. Бросив своё тело на мягкую подушку уголка, он ещё раз мысленно выругался. “Хорош же я, — укорял себя Заречный, — ещё подумает, что я такой же бабник, как этот франт Николай Николаевич”. Чтобы не искушать судьбу, он вновь, как и в прошлый раз, решил просто куда-нибудь уйти. Решительно поднявшись с мягкой подушки диванчика и выключив газ, Иван снова вышел в прихожую.

 — Я ушёл, — крикнул он домработнице, которая в это время начала пылесосить соседнюю комнату.

Гул пылесоса прекратился.

 — Что вы сказали? — выглянула из-за дверей Надежда.

 — Я сказал, что ухожу. И вот… — Заречный положил на тумбочку несколько бумажных купюр. — Это вам оплата за месяц.

 — Спасибо! Но ведь ещё не конец месяца. Мне Лев Иосифович всегда платил за уже сделанную работу.

 — Ну, мы уже с вами выяснили, что моя фамилия не Цвейбер, — улыбнулся Иван, — поэтому я хочу оплатить полностью за весь месяц уже сегодня.

 — Хорошо, спасибо! — ещё раз поблагодарила домработница и, положив деньги в карман джинсов, хотела продолжить работу, но Заречный её остановил.

 — Я вот здесь написал свой номер телефона, — сказал он, указывая на листок бумаги с цифрами, который перед этим положил на тумбочку, — когда будете уходить, напишите свой, чтобы у нас всегда была возможность в случае чего связаться друг с другом.

 — Я вам пришлю смс-ку, а вы сохраните мой номер в своей телефонной книжке, — не без некоторой доли кокетства ответила Надежда и скрылась за дверью комнаты.

Через несколько секунд там вновь зашумел мощный пылесос, и Заречный, прикинув, ничего ли не забыл, вышел из квартиры.

На ресепшене сидел новый дежурный — сухонький мужчина пенсионного возраста. Слух о происшествии в их доме разлетелся по городу очень быстро, и женщины теперь ни за что не хотели идти сюда работать ни за какие деньги. Иван молча кивнул старичку, как его зовут, он ещё не выяснил, и, распахнув входную дверь, как в кипящий омут, шагнул в жару летнего города. Когда он спускался по ступеням лестницы, ему в голову пришла вполне здравая мысль. “Собираюсь к Велимудру, — промелькнуло в голове, — а яму даже не подумал проверить. А вдруг её крышку чем-нибудь придавили или ещё чего хуже, засыпали мусором”. Поэтому он направился на остановку, чтобы на маршрутке добраться в знакомый район.

* * *

 — Сеф, по-моему, он опять ф сфой ставый бомфафник собфался, — пробубнил Куцый, жуя купленный ещё вчера гамбургер.

Мало того, что бригадир почти ничего не понял, о чём тот буровил, так у этого “следопыта” вместе со словами изо рта вылетел целый рой крошек.

 — Не плюйся, свинья, — прикрикнул на парня Лис, который терпеть не мог беспорядка в машине.

Босс, как и обещал, выделил ему хотя и не новую, но довольно скоростную и в хорошем состоянии “Ауди” неброского серого цвета. Бригадир был очень доволен машиной, так как в ней кроме всех прочих преимуществ перед “Копейкой”, было на данный момент для него самое главное — исправный кондиционер. За это он был благодарен боссу, но всё равно с каждым днём всё больше роптал по поводу никому не нужной слежки. Он поносил, мысленно, конечно, матерными словами главаря мафии и всё чаще срывал свою злость на Куцем — единственном оставшемся подчинённом. Башка всё ещё лечил свою руку. Жало, за попытку убийства, в очередной раз залетел в тюрьму. Хорошо ещё, что бабка, которую он проткнул ножом, живучая попалась, так что он отделался относительно небольшим сроком. Теперь, вот, приходилось вновь довольствоваться лишь одним помощником. Парень он, конечно, был исполнительный, но грязнуля ещё тот. Чистоплотного Лиса порой тянуло блевануть, когда он видел, как его подчинённый грязными, немытыми руками спокойно наслаждается каким-нибудь дурно пахнущим бутербродом. Когда же тот, покончив с едой, ещё и облизывал свои пальцы, бригадиру вообще хотелось смачно заехать ему в челюсть, чтобы он в ближайшее время вообще не мог ничего есть. Однако делать было нечего, других подчинённых у него пока нет, а поэтому он, скрипя зубами, терпел все выходки Куцего, время от времени лишь покрикивая на него.

В этот раз его подчинённый, проводя наблюдение при помощи армейского бинокля, оказался прав. Их “клиент” приехал в район заброшенных старых построек, где ещё не так давно проживал. Лис, которому теперь приходилось выполнять и роль бригадира, и роль водителя, остановил “Ауди” на приличном расстоянии и забрал у Куцего бинокль. Однажды получив хороший назидательный урок от бывшего разведчика, теперь он предпочитал следить за объектом с гораздо большего расстояния, такого, чтоб ведомый не смог их обнаружить. В армейский прибор с семикратным увеличением Лис, как на ладони, видел Заречного, не подвергая себя опасности быть разоблачённым. Однако, судя по поведению их “клиента”, даже эта мера безопасности была не абсолютно надёжной. Порой казалось, что их подопечный спиной чувствует чужой взгляд, так как нет-нет да оглядывался в сторону наблюдателя. От недоброго взгляда бывшего разведчика, даже зная, что он его не видит, человеку с биноклем инстинктивно хотелось тут же спрятать оптику и забиться как можно ниже под приборную панель машины.

Вот и сейчас Заречный подошёл к дому, резко обернулся, словно проверяя, нет ли слежки, но в подъезд, в котором находился его подвал, заходить не стал. Вместо этого он прошёл немного дальше и остановился возле какого-то канализационного люка. Еле заметно вздрогнув, “клиент” достал из кармана мобильник. Он взглянул на дисплей, чему-то улыбнулся и, сунув телефон назад в карман, снова оглянулся по сторонам и присел. У Лиса, словно у охотника, давно выслеживающего добычу и, наконец, увидевшего, как та идёт в установленный им капкан, бешено заколотилось в груди сердце. Казалось, что от его стука содрогается всё небольшое пространство легковушки. Но обращать на это внимание было некогда, в этот миг бригадир будто сросся с биноклем в единое целое и от волнения затаил дыхание. “Неужели босс был прав, и мы всё-таки дождались этого момента?!” — пронеслась в голове радостная мысль.

Тем временем “клиент”, уже в который раз, осмотрелся и, приложив небольшое усилие, сдвинул металлическую крышку люка в сторону.

 — Бинго! — восторженно прошептал Лис, расплывшись в злорадной улыбке.

 — Что там, шеф? — нетерпеливо заёрзал на сиденье Куцый, пристально всматриваясь вдаль.

Он, поддавшись настроению своего начальника, перестал жевать, и всё своё внимание обратил на виднеющийся вдалеке силуэт человека.

 — Попалась птичка! — продолжал злорадствовать бригадир. — Ну какой нормальный человек полезет в эту вонючую яму, если там ничего нет? А?

 — Так он, вроде бы, не лезет, — аккуратно возразил подчинённый, напряжённо сощурив глаза.

Куцый и в этот раз оказался прав. “Клиент” действительно заглянул в яму, в десятый раз оглядел окрестности и вновь вернул люк на своё место.

 — Ничего, — шёпотом, словно боясь спугнуть удачу, произнёс Лис. — Он, видимо, сейчас чего-то боится. Зуб даю, что ночью он сюда вернётся и достанет из ямы то, что там припрятал.

 — Так может мы того… не будем ночи дожидаться, а сами заберём? — неуверенно предложил Куцый.

 — Нет, подождём. А вдруг этот крендель там тайник устроил такой, что мы не отыщем? В подвале, помнишь, мы так ничего и не нашли, хотя перевернули всё, что там было, и обшарили каждый сантиметр. А если он ещё секретку какую-нибудь на люке оставит, то мы его можем только спугнуть, и он снова затаится на неопределённое время. Нет, Куцый, чует моя жопа, мы его сегодня возьмём с товаром. Никуда он от нас не денется, потому что мне вся эта шняга во как надоела.

Лис провёл себе ребром ладони по горлу и вернул бинокль подчинённому. Тот тут же впился глазами в объект наблюдения, но Заречный уже, как ни в чём не бывало, возвращался обратно. Бригадир завёл двигатель, и машина медленно начала сдавать назад.

* * *

Яркая, невероятно огромных размеров луна, время от времени ненадолго прячась за редкими облачками, хорошо освещала безлюдную местность возле пустых домов, давно покинутых жильцами. Два тёмных силуэта, сидя в машине, замерли, уставившись в одну точку. Бригадир с Куцым проследили, как бывший бомж вернулся домой, а через некоторое время, до наступления темноты, вновь вышел с небольшим свёртком в руках и снова сел на маршрутку того же номера, что и утром. Лис не сомневался, что “клиент” вернётся к канализационному люку, поэтому, обогнав маршрутку, он нашёл укромное местечко между домами, откуда хорошо были видны и вход в подвал, и канализационный люк. Когда мотор был заглушен, потянулись долгие минуты ожидания.

Свою кличку бригадир носил не зря. Интуиция не подвела его и в этот раз. Через некоторое время объект слежки действительно показался возле старых домов. На этот раз он вошёл в свой подъезд и не появлялся, пока на улице совсем не стемнело. От долгого сидения Куцый начал ёрзать на месте, отвлекая внимание бригадира. Лис же, точно киллер, поджидающий в засаде свою жертву, неподвижно замер, стараясь полностью отрешиться от всего происходящего вокруг. Неспокойное поведение подчинённого его раздражало, но всё же не настолько, чтобы отвлечь от слежки.

 — Успокойся, чего ёрзаешь? — шикнул на подчинённого Лис, не отрываясь от бинокля.

 — Ссать хочу, — проскулил Куцый, сжимая руками причинное место.

 — Ну, так выйди, поссы по-быстрому, — снисходительно позволил бригадир, — только смотри дверью не хлопай.

 — Ага, — обрадовался парень и опрометью вылетел из машины.

Не успел он вернуться назад, как в лунном свете показалась знакомая фигура.

 — Чего это он?! — недоумевая, прошептал Лис и немного подался вперёд.

При такой большой и яркой луне не требовалось никакого прибора ночного видения, поэтому бригадир хорошо разглядел в бинокль их “клиента”. Тот был, как и раньше, одет в футболку, джинсы и… какие-то древние лапти, совсем не вязавшиеся с его остальной одеждой. Лис даже не поверил своим глазам и покрутил настройку резкости на бинокле. Ничего не изменилось — их объект слежения действительно был обут в “допотопную” крестьянскую обувку.

 — Что там? — тихо поинтересовался Куцый, но бригадир не ответил.

Он проследил, как “клиент” бесшумно, будто тень, прошёл по улице и остановился возле закрытого канализационного люка. Оглядевшись вокруг, он приподнял круглую, металлическую крышку, сдвинул её в сторону и ловко нырнул вниз. Через секунду послышался едва слышный скрежет металла об асфальт, и крышка люка вернулась на своё место.

 — Вот сука! — вновь ругнулся Лис. — Он что там, ночевать собрался что ли? Нахрена он люк закрыл?

Куцый изо всех сил напрягал зрение, но без бинокля ему было всего не разглядеть, поэтому он почти вдавился головой в лобовое стекло. Но и его начальнику теперь бинокль был не нужен. В городе в свои права полностью вступала жаркая июльская ночь, и её мистическую тишину нарушал разве что редкий крик ночной птицы да шорох одинокой жабы, выбравшейся на охоту из своего дневного укрытия. На пятачке возле люка не было больше никакого движения.

За время непрерывной слежки, Лис, словно работник отдела кадров, изучил биографию своего “клиента”. Он знал, что зовут того Иван Петрович Заречный, что служил он в разведке и является хорошим “рукопашником”. Сам бригадир ведь тоже ещё несколько лет назад принадлежал к государственной структуре и носил звание капитана милиции. За взятки, а также за прочие мелкие и не очень грешки, Игорю Степановичу Лисовскому или сокращённо Лису, не став выносить сор из избы, просто предложили уволиться по собственному желанию. Без сожаления уйдя со службы, долго оставаться без работы ему не пришлось. Как-то вечером к бывшему менту в гости заглянула пара крепких парней. Они передали ему предложение одного из влиятельных людей города, ни имени ни фамилии гости не назвали, присоединиться к неофициальной структуре и возглавить одну из криминальных бригад. Предложение он принял, долго не думая, и до сих пор не пожалел. Теперь он не прозябал от зарплаты до зарплаты, а имел хороший заработок, который платил за работу босс, плюс всевозможные другие мелкие доходы, добываемые во внеурочное время. Вот и за эту работёнку хозяин сулил довольно хорошие деньги, видимо, рассчитывая на то, что все его расходы окупятся сторицей.

Яркий лунный диск в очередной раз спрятался за наплывшим в небе облачком, время шло, и тёмное пятно канализационного люка уже начало расплываться в глазах у Лиса. Когда же время перевалило за полночь, он всё-таки не выдержал и, приказав подчинённому дожидаться в машине, крадучись направился к яме. Бесшумно подойдя к люку, бригадир прислушался. Из-под крышки не доносилось ни звука. “Да что ж он там действительно уснул, что ли?” — выругался про себя Лис. Он нагнулся пониже, в надежде всё же что-либо услышать, затем, припомнив недобрым словом родственников бывшего разведчика и его самого, опустился на колени и приложил ухо к нагретому за день железу. Чуткое ухо уловило едва слышный шум бегущих внизу нечистот. Никаких других звуков больше слышно не было.

Приподнявшись, Лис повернулся в сторону машины и сделал призывный жест рукой. Он прекрасно знал, что Куцый, несомненно, сейчас смотрит на него в бинокль. Через несколько мгновений из тени домов вынырнула фигура парня, одетая в чёрный спортивный костюм и чёрные кроссовки. Пригибаясь к земле, Куцый быстро подошёл к начальнику. Бригадир оскалился, наблюдая сгорбленную фигуру подчинённого, который думал, что таким образом будет менее заметным.

 — Приподними крышку, — коротко скомандовал Лис, когда парень присел рядом с ним возле люка.

Куцый вытащил откуда-то из-за спины довольно большой нож и, аккуратно поддев им крышку, осторожно её приподнял. Подержав её в таком положении некоторое время и не услышав из – под неё ничего подозрительного, он по знаку бригадира уже двумя руками схватил металлический диск и довольно ловко, почти без лишнего шума, отодвинул его в сторону. Две пары глаз с интересом уставились в зияющую черноту ямы. Внутри было темно, а выглянувшая из-за тучки луна, не попадая своим светом в глубину проёма, делала эту темноту ещё гуще и контрастней. Лис достал из кармана маленький диодный фонарик. Включив его, он направил вниз белый, слепящий глаза свет. К удивлению обоих в яме никого не оказалось. Бандиты готовы были увидеть что угодно: спящего или потерявшего сознание от токсичного испарения канализации “клиента”, но ничего не увидеть они явно не ожидали.

 — Что за чертовщина!? — выругался Лис и для надёжности ещё раз лучом фонарика обвёл по периметру весьма небольшое пространство внизу.

Куцый, ошеломлённый не меньше своего начальника, инстинктивно почесал коротко стриженную голову.

 — Куда он делся? — стараясь не повышать голос, прохрипел бригадир, бросив гневный взгляд на подопечного.

Тот прекрасно знал скверный характер своего начальника и то, каким жёстким он мог быть со своими подчинёнными. Куцый непроизвольно сдвинулся чуть в сторону, хотя это вряд ли бы уберегло его от агрессивных действий Лиса.

 — Ты понимаешь, что с нами сделает босс? — всё больше распалялся бригадир. — Да он нас с тобой… он нас в порошок сотрёт, он нас… в этой же канализации и утопит.

Куцый молчал, не желая накликать на себя ещё больший гнев своего начальника. Лис тем временем встал на ноги и обшарил взглядом окрестности, словно пытаясь в лунном свете увидеть исчезнувшего из ямы человека. Он уже даже начал сомневаться, а действительно ли тот спускался в этот злосчастный люк, или им это всё привиделось? Постояв так с минуту, бригадир всё же решил поверить своим глазам и, чтобы убедиться в том, что здесь нет никакого подвоха, приказал подчинённому спуститься вниз и хорошо оглядеться прямо там. Парень тяжело вздохнул. Ему очень не хотелось лезть в эту вонючую, грязную яму, но на данный момент для него это был наилучший вариант удалиться на максимально безопасное расстояние от разъярённого начальника.

Взяв у бригадира фонарик, Куцый начал не спеша погружаться в хищно разинутую чёрную пасть канализации. Достигнув самого низа, он включил фонарь и, щурясь от яркого света, обвёл лучом мрачные, серые стенки, покрытые слизью и пылью, которая от избытка влаги местами превратилась в грязь. Естественно, он ничего и никого не обнаружил. Никаких признаков того, что здесь недавно был человек, видно не было.

 — Нет здесь ничего, — буркнул он, и его слова, смешавшись со звуком бегущих внизу нечистот, гулом полетели вверх.

 — Тьфу, ты, — не задумываясь, что делает, сплюнул в яму Лис и отвернулся в сторону.

Куцый, задрав вверх голову и взирая на своего начальника, вовремя заметил этот плевок и резво отскочил в сторону, на миг позабыв, что находится в довольно ограниченном пространстве. Ещё мгновение и он должен был врезаться в слизкую, мерзкую стену ямы, однако тело, не ощутив никакой преграды, полетело куда-то сквозь неё. Ещё через секунду Куцый очутился в полной темноте и, не удержавшись на ногах, распластался на холодном, покрытом инеем земляном полу.

 — Ладно, вылазь, чего там сидеть, — крикнул Лис, вновь заглядывая вниз, но кроме валявшегося на полу включенного фонарика и кучки какого-то тряпья, похожего на одежду его подчинённого, никого там не обнаружил.

От удивления зрачки его расширились, и хотя он никогда не верил ни в Бога, ни в чёрта, однако сейчас, вопреки здравому рассудку, его рука непроизвольно произвела движения, напоминающие крестное знамение.

 — Да что ж это за хрень такая? — в очередной раз выругался бригадир и, уже не соблюдая никакой осторожности, крикнул в яму. — Эй, Куцый, ты где, чёрт тебя подери?

Ответа не последовало. Зловонная яма таинственным образом поглотила на его глазах уже двух человек. По спине Лиса пробежал холодный озноб. Подгоняемый нарастающим в глубине души чувством страха, Лис, словно пушинку, подхватил тяжёлую, металлическую крышку люка, с грохотом швырнул её на место и бросился к машине. Гулко в ночной тишине рыкнул заведённый мотор, и “Ауди”, включив фары, серой тенью рванула подальше от этого проклятого места.

Если бы Лис задержался ещё хотя бы на десяток минут, то увидел бы ещё более невероятную картину. Металлическая крышка вновь поползла в сторону, и из ямы осторожно выглянула голова Заречного. Вылезать бывший разведчик не торопился. Он тщательнейшим образом, используя свой дар особого видения, осмотрел всё вокруг. Не обнаружив ничего подозрительного, Иван вновь скрылся в яме. Прошло ещё немного времени, и вновь та же голова показалась над землёй. Не почувствовав никакой опасности, Заречный, наконец, ловко выскользнул из дыры, а следом за ним также проворно выпрыгнул… Куцый. Сейчас, в свете луны, его можно было принять за привидение. Светлая, просторная рубаха и светлые же шаровары делали парня похожим на выходца с того света. Но более нелепо для здешних мест выглядели на его ногах такие же, как и у Заречного, плетёные лапти. В руках Куцый держал замотанные в спортивный костюм чёрные кроссовки. Когда обе фигуры оказались на поверхности, парень бросил вещи на землю и, схватив крышку люка, ловко опустил её на прежнее место. Ещё раз бегло осмотрев окрестности, Иван повернулся к спутнику, коротко бросил ему: “Пошли”. И оба быстрым шагом направились в подвал, в котором бывший разведчик оставил свои кроссовки, после того, как переобулся в лапти.

Но всё это произошло через десять минут, которые прошли в этом времени, а вот в прошлом, куда в полнолуние открывался временной коридор…

* * *

Оказавшись спиной на холодном полу, Куцый тут же, словно ошпаренный, вскочил на ноги. Вокруг была непроглядная темень, но, чтобы почувствовать окутавший его тело холод, не нужно было никакого освещения. В голове парня тут же проскочила мысль, что он попал в какой-то холодильник. Но почему он оказался в нём совершенно голый? На этот вопрос быстрого ответа у него не нашлось. Переминаясь босыми ногами на холодном полу, он ощутил какую-то необъяснимую лёгкость. Казалось, оттолкнись сейчас посильнее от земли, и он, словно птица, взлетит вверх.

 — Нет, прыгать сейчас не лучший вариант, нужно срочно что-то делать, — сам себе сказал Куцый и почувствовал, как из его рта валит пар.

Медлить в такой ситуации было подобно смерти. Ещё немного и он, как пить дать, подхватит простуду. Если же не найдёт выход, то и вообще может остаться здесь навсегда, превратившись в свежемороженую тушку.

То ли от испуга, то ли от холода, его тело начало вибрировать неприятной мелкой дрожью, а непроглядная темнота приводила в отчаяние. Дыхание его участилось, сердце в груди колотилось всё быстрее и громче, пытаясь своей горячей энергией хоть как-то согреть своего хозяина.

 — Лю-ди!!! — громко закричал парень, не придумав ничего лучшего.

В эту минуту он вряд ли думал о том, что его услышат, скорее своим громким криком Куцый хотел хоть как-то заглушить заполняющий душу животный страх.

 — Есть тут кто? — заорал он ещё громче.

Однако, в отличие от гулкой канализационной ямы, в которой он ещё несколько мгновений назад находился, в этом помещении голос прозвучал глухо, словно стены здесь изнутри были обложены ватой. Всё больше поддаваясь панике, Куцый, вытянув вперёд руки, судорожно начал ощупывать темноту пальцами. Сделав пару нерешительных шагов вперёд, он упёрся ладонями в холодную, сырую стену, которая, казалось, вообще была покрыта льдом. Парень инстинктивно отдёрнул руки, но это была пока что единственная опора, от которой он мог начать своё исследование этого “холодильника”. Вновь нащупав ладонями ледяную стену, Куцый быстро начал продвигаться вдоль неё. Вскоре он споткнулся о каменные ступени, ведущие куда-то вверх. Долго не раздумывая, парень на четвереньках полез по ним. Руками он продолжал прощупывать место, куда затем опускал ступни, начавшие от холода терять чувствительность. В душе Куцего зародилась надежда, что он обязательно найдёт выход из этого склепа. И действительно, вскоре он уткнулся руками в массивную дубовую дверь. От сильного нервного толчка та резко распахнулась настежь. В лицо парня ласково пахнуло лёгкое дуновение тёплого, летнего воздуха. Но насладиться своим спасением он не успел. В следующий миг в ярком лунном свете, издавая грозное рычание, возникла широко раскрытая свирепая пасть здоровенного медведя.

Это был вовсе не тот мишка, которых в детстве достаточно повидал в цирке Витя Куценко, ещё в школе прозванный Куцым. Это была настоящая живая гора. Яростным блеском сверкнули маленькие, жёлтые глазки разъярённого лесного жителя. Из его чёрной пасти вырвалась горячая волна воздуха, обдав лицо чужака зловонным запахом плотоядного нутра хищника. Однако даже не это больше всего испугало Куцего. Его взгляд в ужасе застыл на двух огромных клыках, белеющих в свете полной луны, точно два кинжала. Казалось, ещё миг, и они вонзятся в ничем не защищённую человеческую плоть и разорвут на мелкие кусочки. Паралич страха сковал тело незваного гостя, и он, ещё не осознавая, что произошло, просто ощутил, как по его голым ногам потекло что-то тёплое. В обездвиженном теле Куцего один лишь мозг работал на пределе своих возможностей, пытаясь всё же отыскать какую-нибудь лазейку для спасения. Медведь же, издал ещё один громкий и страшный рык, после чего, не сводя глаз с человека, казалось, немного успокоился.

 — Кто это к нам пожаловал? — словно сквозь вату, откуда-то издалека донёсся до ушей Куцего незнакомый голос, и вдалеке, в нескольких местах, вдруг вспыхнули яркие точки.

Свет фонарей непонятной конструкции выхватил из тьмы очертания довольно большого, по-видимому, сельского двора. Вот только слов, произнесённых невидимым ему человеком, он почему-то не понял. Говорил незнакомец, вроде бы, на русском, но диалект, который, видимо, использовался в этой местности, Куцему был не понятен.

 — Ба… — продолжал звучать откуда-то сбоку всё тот же незнакомый диалект, — да ты, как я погляжу, ещё и нагадить здесь успел?!

Парень, словно Маугли, продолжал стоять на четвереньках, испуганным взглядом пытаясь отыскать, кто же это с ним говорит. Вновь обратив своё внимание на медведя, он краем глаза справа заметил какое-то движение, а когда повернул в ту сторону голову, то увидел непонятно откуда взявшегося старика с косматыми седыми волосами и бородой. Где-то недалеко, еле слышно, скрипнула дверь, и рядом со странным стариком появился уже знакомый Куцему их объект наблюдения. Старик бросил на Заречного суровый взгляд и снова уставился на чужака.

 — Почто ж это ты, Ваня, это вот недоразумение за собой-то притащил? — строго спросил Велимудр, продолжая сверлить взглядом незваного гостя.

 — Прости, Велимудр, я вроде бы всё предусмотрел… Подумать даже не мог, что кто-то за мной в канализацию попрётся.

 — Не думал, — по обыкновению передразнил бывшего разведчика старик. — И чего мне прикажешь с ним тепереча делать до следующего-то полнолуния?

Заречный, словно нашкодивший школьник перед директором школы, потупил взгляд и пожал плечами. Куцый испуганно глядел то на одного, то на другого из мужчин. Поняв, что ему удалось избежать смерти от клыков медведя, он начал немного приходить в себя, но теперь его тело вновь начал колотить озноб: то ли от идущего из подвала холода, то ли от выброшенной в кровь изрядной порции адреналина. Парень слушал этот короткий диалог и единственное, что смог понять, так это то, что разговор идёт о нём, и что сейчас вновь решается его судьба.

 — Что он говорит? — жалобно взмолился Куцый, впившись взглядом в лицо Заречного. — Что он говорит?

До Ивана только сейчас дошло, что это у него есть в голове программа под названием “Дух-толмач”, а этот попаданец пока что ничего понять не может из того, что говорил Велимудр.

 — Да вот, старик размышляет, когда тебя медведю скормить, сейчас или на завтрак, — рассерженно буркнул в ответ бывший разведчик.

Он толком не знал на кого злился больше: на этого парня или на себя за то, что притащил его вслед за собой.

 — Заречный, миленький, — взмолился Куцый, — скажи ему, что не надо меня медведю скармливать. Я ему чего хочешь сделаю… Я ему служить буду…

 — Ишь, прыткий какой, — хмыкнул старик, — служить он будет! И куда я этого служаку пристрою? А вы, како я погляжу, даже знакомы? — Велимудр вопросительно посмотрел на Заречного.

— Да я его впервые вижу! — удивлённо ответил тот.

— А вот он, вишь, тебя знает… Ну да ладно, хватит уж болтать! Вам давно спать пора, а то, неровен час, приключится чего, возись потом с вами.

Иван действительно начал чувствовать себя неважно, хотя виду старался не подавать. Резкий переход в повышенное на несколько атмосфер давление начал о себе заявлять. Он взглянул на парня, но сейчас трудно было разобрать: то ли это в свете луны у того на лице такая бледность, то ли от испуга, то ли от резкой смены давления.

Старик тем временем направился в сторону чужака. Куцый, заметив это движение, округлил глаза и попятился было назад в подвал. Но скрыться не успел. Его взгляд вдруг затуманился, и он без чувств свалился на ступеньки ледника.

 — Вот, о чём я и глаголил, — покачав головой, произнёс Велимудр и приложил к носу пришельца тряпицу со знакомым Заречному запахом трав. — Надобно его в дом отнести.

Иван понял слова старика как намёк на помощь и бросился к лежавшему на ступеньках голому парню. Вот только сделать он успел всего лишь пару шагов. В голове вдруг зашумело, ноги стали ватными, и в следующее мгновение сознание покинуло и его.

 — Делать мне более нечего, токмо с вами возиться, — не злобно проворчал Велимудр.

Немного сдвинув брови, он сконцентрировал всё своё внимание на теле Куцего, и в тот же миг тот, словно воздушный шарик, накачанный гелием, не спеша приподнялся над землёй. Не отрывая взгляда от бесчувственного тела, Велимудр что-то еле слышно прошептал, и пришелец медленно поплыл по воздуху в сторону дома. Когда он, сопровождаемый стариком, остановился над лежанкой, старый волхв снова прочёл какой-то заговор, и тело плавно опустилось на застеленные холстиной доски. Через несколько минут таким же образом на эту же лежанку был уложен и Заречный. Сделав это дело, Велимудр сходил в другую комнату и принёс горшочек с каким-то снадобьем. Он смочил эликсиром тряпицу и поочерёдно промокнул ей губы своих пациентов. Затем он прикрыл Куцего большим куском холста, вытканного из крапивы.

 — Ну, вот и любо! — тихонечко прошептал старик, отойдя в сторонку. — Спите, соколики, набирайтесь сил.

Ещё раз бросив внимательный взгляд на чужака, он сочувственно покачал головой и вышел из комнаты.

Дух воина. Часть вторая. Глава 24

Мнение редакции может не совпадать с мнениями авторов статей

Если вы нашли ошибку в тексте, напишите нам об этом в редакцию

Поделиться в Социальных сетях с друзьями:
189
Понравилась ли вам статья?
5 - (проголосовало: 1)Голосовать могут только зарегистрированные
и не заблокированные пользователи!
Вас могут заинтересовать другие выпуски с похожими темами
 
Дух воина. Глава 1Дух воина. Глава 2Дух воина. Глава 3

Народное Славянское радио

Это первое в истории Славянского Мира некоммерческое "Народное Славянское радио", у которого НЕТ рекламодателей и спонсоров, указывающих, что и как делать.

Впервые, команда единомышленников создала "радио", основанное на принципах бытия Славянской Державы. А в таковой Державе всегда поддерживаются и общинные школы, и здравницы, общественные сооружения и места собраний, назначенные правления, дружина и другие необходимые в жизни общества формирования.

Объединение единомышленников живёт уверенностью, что только при поддержке народа может существовать любое Народное предприятие или учреждение. Что привнесённые к нам понятия "бизнес" и "конкуренция", не приемлемы в Славянском обществе, как разрушающие наши устои. Только на основах беЗкорыстия и радения об общественном благе можно создать условия для восстановления Великой Державы, в которой будут процветать Рода и Народы, живущие по Совести в Ладу с Природой. Где не будет места стяжательству, обману, продажности и лицемерию. Где для каждого человека будут раскрыты пути его совершенствования.

Пришло время осознанности и строительства Державы по правилам Славянского МИРА основанным на заветах Предков. "Народное Славянское радио" — это маленькая частица огромной Державы, оно создано для объединения человеков, для коих суть слов Совесть, Честь, Отчизна, Долг, Правда и Наследие Предков являются основой Жизни.

Если это так, то для Тебя, каждый час на "Народном Славянском радио" — хорошие песни, интересные статьи и познавательные передачи. Без регистрации, абонентской платы, рекламы и обязательных сборов.

Наши соратники

родобожие русские вести родович славянская лавка сказочное здоровье белые альвы крестьянские продукты Портал Велеса ИСКОНЬ - АНО НИОИС