Детское телевидение
Вестник
Присоединяйся к нам
Приглашаем видеомастеров
Как сказывали наши Деды
Буквица от Ладоzара
ОУК МИР

Дух воина. Глава 33

Дух воина. Глава 33
Дух воина. Глава 31 / Дух воина. Глава 32

Глава 33

 

Радостное настроение у Ивана продлилось недолго. Пройдя пару кварталов, его начали одолевать сомнения: правильно ли он поступил, приобретя вовсе ему не нужный участок земли. Спустя ещё некоторое время, он уже не сомневался, он просто ругал себя за необдуманный поступок и за то, что пошёл на поводу у своей интуиции. "Предчувствие — это хорошо, — рассуждал бывший разведчик, — но должны же быть и какие-либо логические выводы. Ну вот что я буду делать с этой землёй? — мысленно укорял он себя. — Подождать, пока она подорожает, а потом продать? Так не факт, что я вообще за такие деньги её продам. Чех, правда, сказал, что это очень выгодная цена, и он ведь не просто так покупал этот участок. Возможно, он как раз и собирался хорошо наварить на разнице в стоимости, а может быть у него есть какие-то сведения по поводу будущего подорожания? Но я же не бизнесмен… Как пить дать, пролечу с этой покупкой. О чём только думала моя голова? Даже если Чех и вернёт мне деньги… но только, когда это произойдёт, он-то не сказал, а я отдал почти всё, что лежало в банке“.

Так, ругая себя и Чеха, Заречный прошёл больше половины пути, пока не остановился возле компьютерного салона. Поглазев пару минут на выставленные в витрине системные блоки, старые пузатые и новые плоские жидкокристаллические мониторы, а также массу всяких вещиц, предназначения которых он не знал, Иван решительно вошёл в магазин. Чтобы продолжать искать материалы по альтернативной истории, ему необходимо было иметь свой собственный компьютер, а не ходить каждый раз к Неверовым. В магазине к нему сразу же подошёл молодой парень, который назвался продавцом-консультантом и предложил свои услуги. Бывший разведчик пояснил ему, чего именно он бы хотел приобрести, и паренёк засыпал его дополнительными вопросами. Иван слушал того с открытым ртом, не понимая и трети из того, о чём говорил продавец-консультант. В конце концов он не выдержал и, изобразив умное выражение на лице, сказал:

— Я подумаю о том, что вы мне сказали, и завтра зайду.

— Да, конечно. Приходите, — улыбнулся продавец заученной улыбкой, провожая будущего покупателя до дверей.

Выйдя на улицу, Заречный облегчённо вздохнул. “Завтра нужно будет взять с собой Сашку Неверова, — подумал он, продолжив путь в направлении своего дома. — Уж он-то точно разберётся во всех этих видеокартах и оперативной памяти, будь они неладны. Хотя нет. Так как сегодня в подвал я уже не попаду, значит, завтра с утра нужно будет сделать то, что не успел сегодня. Пора уже покончить с этой проблемой, чтобы она не висела у меня за душой. А то, не ровен час, Хан опять придумает какой-нибудь экстравагантный способ напомнить о себе. Так что компьютер ещё немного подождёт. А пока что…” Иван достал из кармана мобильник и набрал номер Надежды. Ожидая соединения, он поймал себя на мысли, что волнуется, словно подросток.

— Алло! — услышал он знакомый голос.

Чтобы успокоить сердцебиение, бывший разведчик сделал глубокий вдох и на выдохе ответил:

— Здравствуйте, Надюша!

— Иван Петрович! — воскликнула домработница. — Здравствуйте! Не ожидала вас услышать. Мы ведь недавно с вами виделись.

— Да… — подтвердил Заречный и запнулся, лихорадочно соображая, что ещё сказать.

— Вы что-то хотели? — помогла ему вопросом Надежда.

— Да, — вновь повторил Иван, чувствуя, что краснеет. — То есть нет… То есть да, хотел.

В трубке раздался смешок.

— Так хотели или нет? — весело спросила домработница.

— Да, хотел, — наконец определился бывший разведчик. — Вы не хотели бы вечером сходить в какой-нибудь ресторан?

— Ресторан?! — удивилась Надежда. — Это с каких пор, хозяева начали водить своих горничных по ресторанам?

— С сегодняшнего дня.

Телефон замолчал.

— Алло! — чуть было не крикнул Заречный, думая, что связь пропала.

— Да-да, я вас слышу, — ответила трубка. — Вы знаете, я не смогу, я вечером занята.

Сердце, так напористо пытавшееся вырваться у Ивана из груди, вмиг сиротливо сжалось в комок.

— У вас кто-то есть? — напрямик спросил он, чтобы сразу решить и эту проблему.

— Нет, вы меня не так поняли, — робко заметила Надежда. — Я сегодня занята, — она сделала акцент на слове “сегодня”. — Меня попросили мои клиенты выйти на работу, а вот если вы не против, то завтра я абсолютно свободна.

— До пятницы… — ляпнул Иван.

— Чего? — не поняла домработница.

— Я говорю, до пятницы я абсолютно свободна… Пятачка из Винни-Пуха помните?

— Ах, вот вы про что, — улыбнулась Надежда. — Ну да, как-то так.

— Тогда я завтра вам перезвоню? — воспрянув духом, спросил бывший разведчик.

— Перезвоните, — не стала возражать собеседница.

Закончив разговор, Заречный остаток пути к дому летел, словно на крыльях. На его лице сияла улыбка, а сердце вновь принялось настукивать торжественные марши. Он уже даже хотел пойти в подвал сегодня, чтобы завтра весь день быть свободным, но критический разум победил случайный душевный порыв. Ничего не оставалось делать, как маяться в “четырёх стенах”, в предвкушении приятной встречи с Наденькой и обдумывании предстоящей вылазки в подземелье.

На следующее утро проснулся Иван довольно поздно. Он так привык доверять своим внутренним часам, что не стал включать будильник. Вот только на этот раз организм его почему-то подвёл. В чём была причина сбоя, трудно было понять. Возможно, этому поспособствовали его волнения и переживания, накопившиеся за вчерашний день, а может ещё чего… Запоздав с подъёмом, Заречный сделал лёгкую разминку, а вот подкрепился он, как и в предыдущий день, хорошо. Когда с приготовлением и поглощением пищи было покончено, бывший разведчик достал спрятанную вчера от Чеха сумку и, перекинув её через плечо, покинул квартиру.

Выйдя на улицу, он сразу ощутил на себе чей-то недобрый взгляд. Остановившись и делая вид, будто что-то ищет в карманах, бывший разведчик исподволь окинул опытным взглядом окрестности. В элитном районе города было не так многолюдно, как в центре. Прохожих здесь было очень мало, в основном это был обслуживающий персонал — хозяева дорогих квартир не ходили пешком, а разъезжали на своих автомобилях. “Видимо, следят издалека, — предположил Заречный. — Возможно, используют оптику”. Личной машиной он пока не обзавёлся, поэтому по привычке направился на остановку маршрутки.

Выйдя на нужной остановке из душного помещения микроавтобуса, Иван констатировал факт, что не чувствует слежки. “Что, господа мафиози, — злорадно ухмыльнулся он про себя, — уже людей не хватает, чтобы за мной постоянно следить?” По привычке бегло окинув взглядом окрестности, Заречный спустился в подвал. Как и в предыдущий раз, он переоделся в спортивный костюм, натянул резиновые сапоги, взял в руку металлический прут и, захватив с собой мешок, чтобы сложить в него останки Хана, присел на кучу обвалившегося мусора. Закрыв глаза, бывший разведчик вошёл в изменённое состояние сознания, как учили Велимудр и Анастасия, и через некоторое время услышал шум подземной реки. Осторожно, чтобы не спугнуть видение, он приоткрыл глаза. Слух его не обманул. Перед собой Иван увидел знакомую реку и тёмный, уходящий вдаль каменный коридор. Вопреки его предположениям, сумка и всё, что лежало вокруг, было доступно ему и в этом состоянии. Чтобы не оставлять следов (вдруг мафиози всё же отыщут его и здесь), Заречный взял сумку с собой и оставил её в том месте, где заканчивался путь по суше.

Чуть помедлив, он сделал решительный шаг в воду и сразу оценил преимущество сапог перед босыми ногами. Иван мысленно похвалил себя за смекалку и двинулся дальше. По большому счёту ему в этот раз не понадобился даже прут, чтобы измерять глубину. Подходя к отметке на стене, возле которой в реке имелось углубление, он почувствовал сигнал тревоги, поданной ему развитой интуицией. Прут пригодился лишь для того, чтобы освежить в памяти контуры ямы. Потыкав им в разные стороны, Иван двинулся дальше и больше никаких особенностей на протяжении всего пути не встретил. Он без проблем добрался по воде до развилки и ещё немного прошагал по суше. Перед тем, как появилась ниша со скелетом, его интуиция вновь дала о себе знать. Только в этот раз это не было ощущением опасности, а скорее просто предупреждением о наличии чего-то непонятного.

— Ну, здорова, Хан! — негромко промолвил Заречный, подходя к останкам наследника престола Тартарии и замер.

Скелет вновь стоял прикованным к стене, как и тогда, когда они встретились в первый раз. “Снова магия?” — мелькнул в голове вопрос.

— Я верил, что ты придёшь, воин, — раздался голос в голове Ивана. — Не переживай. Магии здесь никакой нет. Просто весь свой прошлый путь ты проделал лишь в мечтах, когда твоё тело находилось в беспамятстве. Но теперь я прошу тебя ещё раз, сделай то, что обещал, и я вознагражу по-царски.

— Ладно тебе, — мысленно отмахнулся бывший разведчик, надевая перчатки, — я же не из-за награды сюда пришёл.

Он подошёл к скелету и, уже привычно орудуя прутом, освободил его от оков… Когда последнее крепление было снято, кости тут же со звоном обрушились на каменный пол, образовав бесформенную массу. От неожиданности Заречный даже вздрогнул. Теперь ему не составило большого труда сложить останки в мешок и пуститься в обратный путь.

* * *

— Сколько мы ещё здесь будем торчать? — недовольно проворчал один из боевиков, вопросительно взглянув на Лиса.

Выпитое перед выездом лекарство переставало действовать, и бригадир на некоторое время выпал из реальности, сосредоточившись на медленно нарастающей головной боли. “Правильно Алка босса козлом называет… Вытащил меня по тревоге из дома, мучайся теперь… Нужно было и с собой пару “колёс” захватить”, — размышлял Лис, когда услышал голос одного из парней.

— А? — встрепенулся он.

— Говорю, долго мы ещё будем здесь сопли жевать? — раздражённо повторил тот же парень.

— А чего вы до сих пор здесь торчите? — резко парировал Лис и сморщился от боли в голове. — Идите и разберитесь…

Главарь боевиков презрительно зыркнул на бригадира, но ничего не сказал. Он подал знак своим подчинённым, и все трое, словно заждавшиеся старта скакуны, резво выскочили из машины. Стараясь изображать беззаботных прохожих, хотя вокруг не было ни души, они проследовали к нужному подъезду и нырнули в подвал. Здесь боевики увидели большую дыру в полу и спущенную в неё верёвочную лестницу. Не сговариваясь, все трое осторожно подошли к краю ямы.

— Нет никого… — удивлённо прошептал один из парней.

— Куда этот козёл делся? — добавил второй, напряжённо всматриваясь в сумрак подземелья.

— Наверно, там у него потайная дверь? — предположил главарь, задумчиво глядя вниз. — Вы… — хотел он добавить ещё что-то, но, внезапно получив сильный удар в основание черепной коробки, как подкошенный, полетел в яму.

Заречный почувствовал опасность, ещё не выйдя из тоннеля в начальную точку своего подземного путешествия. Он оставил мешок с останками Хана возле своей сумки и аккуратно приблизился к пещере. По его ощущениям, опасность была далеко, но её источник медленно приближался к дому. Не мешкая, бывший разведчик поднялся по лестнице в подвал, а затем из него быстро перебежал на лестничную площадку второго этажа. Дождавшись, когда трое неизвестных мужчин проследуют вниз, он тут же беззвучно спустился вслед за ними и притаился у входа в своё бывшее жилище. Численный перевес был не на его стороне, поэтому джентельменствовать он не стал. Пока троица была увлечена рассматриванием дыры в полу, Иван осторожно подкрался и сильным ударом сзади отправил главаря банды вниз. Не дожидаясь, пока двое других бойцов осознают, что произошло, бывший разведчик ударом ноги в живот уложил на цементный пол ещё одного из них. Третий в это время уже опомнился и, резко отпрыгнув в сторону, принял боевую стойку. Заречный сделал короткое и резкое движение пяткой назад, и начавший было подниматься с пола боец, звонко щёлкнув черепом о стену подвала, потерял сознание. Лицо бойца, который стоял перед Иваном, скривилось от злости, и он, недолго думая, ринулся на врага. Только достигнуть цели ему не удалось. Заречный выбросил вперёд две ладони, будто пытаясь предотвратить столкновение с противником, и из них в бандита полетели два сгустка сконцентрированной энергии. Тело боевика, столкнувшееся с невидимой силой, словно отбитый на лету футбольный мяч, швырнуло назад. Ударившись о стену, он коротко выдохнул и, закатив глаза, медленно сполз на пол.

Когда в помещении воцарилась тишина, Иван вновь прислушался к своему внутреннему голосу. Тот его оповестил, что существует ещё одна опасность. Тогда, сбросив вниз двух уложенных им бандитов, бывший разведчик и сам спустился по лестнице в подземелье. Ему в голову пришла интересная мысль. Он прекрасно понимал, что оставлять этих отморозков в живых, было всё равно, что подписать себе смертный приговор. Такие люди никогда не смирятся со своим поражением и обязательно найдут способ как уничтожить своего противника. Только в следующий раз они выберут более безопасный способ ликвидации. Заречный взвалил на спину бессознательное тело главаря и, немного постояв, дождался появления шума воды. Тогда он быстро прошёл в тоннель и усадил бандита возле стены. Проделав ту же процедуру ещё два раза, он забрал свою сумку и мешок с костями и покинул каменный коридор. Прежде чем приступить к кремации останков Хана, необходимо было устранить все опасности.

— Привет! — услышал Лис, которого вновь терзала головная боль.

Он повернул голову в сторону внезапно распахнувшейся двери и тут же получил сильный удар в челюсть.

Когда сознание прояснилось, бригадир увидел, что находится в каком-то подземелье. Руки его были связаны за спиной тонкой верёвкой, возможно, шнурком от кроссовок. Он попытался пошевелить кистями, но верёвка только ещё сильнее врезалась в кожу.

— Очнулся? — вновь послышался всё тот же голос, только откуда-то сверху.

Бригадир поднял вверх голову, которая теперь просто раскалывалась от нестерпимой боли. В большой дыре над ним виднелся какой-то силуэт. Тут же недалеко от Лиса с грохотом и поднимая пыль свалилась на пол груда каких-то досок. Вслед за досками, по верёвочной лестнице спустился мужчина, маячивший только что наверху. Присмотревшись, Лис узнал в нём объект, за которым он вёл многодневную слежку.

— А, Заречный, — скривился он.

— А ты, я так понимаю, Лис, — утвердительно сказал Иван, не спеша сооружая посреди подвала что-то непонятное из досок и щепок.

В душе у бригадира что-то ёкнуло. Он с подозрением посмотрел на, специфически уложенные дрова, потом вновь перевёл взгляд на Заречного.

— Ты чего это городишь? — с опаской поинтересовался Лис.

Бывший разведчик отчётливо уловил волны страха, которые, наравне с волнами боли, начал излучать мозг бандита, и решил сыграть на одном из основных чувств человечества.

— Это, Лис, я готовлю для вас крематорий, — как бы между прочим ответил Иван, продолжая складывать дрова для костра.

Вибрации страха, исходящие от пленника, не просто усилились  – от них, казалось, сейчас завибрирует и окончательно разрушится весь дом.

— Заречный, послушай, — обратился бригадир к Ивану срывающимся голосом. — Зачем же так радикально? У меня есть деньги, давай договоримся…

На фоне грозящей ужасной смерти его головная боль теперь ушла на второй план.

— И ты думаешь, я поверю тем сказкам, которые ты мне здесь сейчас сочинишь? — отозвался бывший разведчик, прикидывая, хватит ли принесённых дров для кремации останков Чинкима.

— Я тебе правду говорю… Жизнь ведь дороже…

— Это точно, — невозмутимо подтвердил Заречный. — Жизнь – штука серьёзная. Когда про неё ещё подумаешь, как не в момент перед тем, как тебя живьём сожгут на костре, как средневековую ведьму. Впрочем, — он повернулся лицом к пленнику, — я могу тебе её и сохранить, но… только при одном условии.

— Я на всё согласен.

— Вот и хорошо! Мне и нужно всего-то узнать, кто так настойчиво за мной охотится? А, Лис? Кому я так сильно нужен или мешаю?

— Но я не знаю… — чуть ли не плача, проскулил бандит.

— Ну вот, а говорил, на всё согласен, — грустно произнёс бывший разведчик, демонстративно подкидывая на кучу ещё пару досок, которые он насобирал по квартирам брошенного дома.

— Да я тебе мамой клянусь! — с жаром выкрикнул Лис. — Я никогда босса не видел. Все команды я получал только по телефону, и нанимался я к нему через третьих лиц.

— По телефону, говоришь?

Заречный подошёл к бандиту и похлопал по его брюкам. В одном из карманов он нащупал пластмассовый прямоугольник. Достав мобильник Лиса, он открыл телефонную книгу, где обнаружил абонента под именем Босс.

— Сейчас я наберу его номер, — сказал Иван, — а ты договоришься с ним о встрече.

— Но это невозможно, — повысив голос, запротестовал пленник. — Он сразу поймёт, что здесь что-то не то. Ты что думаешь, если он создал такую структуру, где никто не знает своего главаря, то он так просто возьмёт и согласится на встречу? В лучшем случае он пришлёт своих людей и расправится с тем, кто так рьяно хочет его видеть. А, кстати, где мои ребята?

Лис только сейчас осознал, что трое бойцов, ушедших в подвал первыми, бесследно пропали.

— Твои ребята уже на небесах, — с напускной грустью сказал бывший разведчик. — Тебя дожидаются.

И вновь по подземелью прокатилась волна животного страха.

— Заречный, послушай, — запричитал бандит, — я же тебе всё рассказал, что знал. Я, правда, никогда не видел босса.

— И даже не догадываешься, кто это может быть?

— Мамой клянусь, не знаю.

— Ты уже повторяешься… — грустно констатировал Иван. — Ну да ладно.--- Он подошёл к пленнику. — Раз обещал, то так и быть, оставлю тебя в живых.

Лис подозрительно взглянул на своего “благодетеля”. Для него такое изменение решения выглядело, по меньшей мере, странным.

— И что я за это должен? — с сомнением в голосе поинтересовался Лис.

— Да ничего, — весело подбодрил его Заречный. — Вставай.

Иван помог пленнику подняться на ноги и, по-дружески приобняв того одной рукой за плечо, развернул лицом к стене. Лис хотел ещё что-то спросить, но рука, лежавшая на его плече, резко поднялась выше и с силой толкнула его голову в стену. Раздался негромкий щелчок и бандит вновь, потеряв сознание, начал оседать на землю. Только Заречный не позволил ему упасть. Он ловко подхватил обмякшее тело и, немного постояв, резко шагнул в направлении стены, которой перед ним уже не было. На  звук шагов повернулись три испуганных лица, которые успел разглядеть бывший разведчик перед тем, как швырнуть в их сторону Лиса. Ничего не видящие в кромешной тьме бандиты вздрогнули, услышав возле себя подозрительный шум, а Иван вновь сделал шаг назад и вышел из тоннеля.

— Надеюсь, что Богиня Карна меня за это не покарает, — задумчиво произнёс он, укладывая поверх сложенных дров мешок с костями. — Я же их всех оставил в живых…

Разложив под дровами сухое горючее, Заречный поджог зажигалкой каждый кусочек и, когда пламя начало разгораться, быстро выбрался из подземелья и вытащил наверх лестницу. Он стоял у края провала, наблюдая, как, потрескивая, разгораются сухие дрова. Вскоре пламя поднялось так высоко, что стало горячо стоять у дыры. Иван сделал пару шагов назад, и его взгляд упал на ярко освещённую костром противоположную стену подземелья. Там ярко–малиновым цветом, светились четыре камня, образуя своеобразный четырёхугольник. В это же мгновение пламя, будто в него плеснули ведро бензина, резко взметнулось вверх. Его кроваво-красный язык лизнул по потолку подвала один раз, затем другой… Лицо Заречного обдало жаром. Ему даже показалось, что огонь — это злобное живое существо, которое выпрыгнуло из ямы, чтобы уничтожить всё живое вокруг. Точно отброшенный невидимой пружиной, бывший разведчик сделал резкий прыжок назад. Но пламя быстро растеряло всю свою агрессию и, подобно уставшему дикому зверю, вновь рухнуло в обуглившийся провал.

Выждав некоторое время, Заречный осторожно подошёл к краю ямы. Огонь, ещё пару минут назад бушевавший внизу, уже превратился в тлеющие головешки. Бывший разведчик перевёл взгляд на противоположную стену подземелья. Четыре камня по-прежнему продолжали излучать необычный малиновый свет. Чтобы спуститься вниз и рассмотреть поближе это необычайное явление, Ивану пришлось подождать ещё около часа. За это время светящиеся в темноте головешки от костра превратились в однородную тёмную груду, температура немного понизилась, и с остывших краёв провала вновь можно было спустить лестницу, не боясь, что она загорится. Спустившись вниз и подойдя к стене со светящимися камнями, бывший разведчик остановился в раздумье. “Что бы это могло быть? — думал он, переводя взгляд с одного камня на другой. — Может, это какое-то послание внеземной цивилизации?” Заречный улыбнулся такой мысли, пришедшей в голову человеку, который никогда не верил в инопланетян.

И вдруг он заметил, что верхний правый камень стал светиться ярче других. Словно по какому-то наитию, Иван протянул руку и осторожно коснулся его пальцем. Лишь только палец дотронулся до тёплой, светящейся поверхности, как камень тут же погас. Теперь ярче загорелся тот, что был по диагонали слева внизу. Бывший разведчик уже более уверенно прикоснулся и к нему, и тот тоже перестал светиться. То же самое произошло и с правым нижним камнем. Когда же остался гореть последний из камней, Заречный засомневался. Он прекрасно понимал, что это какое-то устройство, которое, возможно, должно было активироваться путём определённой последовательности нажатий на камни. Вот только что произойдёт после активации всех четырёх сигнальных точек? “А вдруг это какой-нибудь заряд большой мощности, который не только не оставит от меня даже косточек, но и превратит в руины весь город?” — мелькнула в голове мысль, явно принадлежащая, бывшему вояке. Настоящее же Я, принадлежащее совсем другому человеку, прошедшему необычную подготовку в другом мире, не подавало никаких знаков опасности.

В который раз доверившись своей интуиции, Иван ткнул пальцем в светящийся прямоугольник. В то же время каменная кладка в середине условного четырёхугольника словно растворилась, открыв небольшую нишу, в глубине которой стоял какой-то ларец с ручкой на крышке. Заречный с опаской протянул к нему руку, осторожно ощупал его рельефные стенки и попытался вынуть его оттуда. Однако сделать это оказалось не так легко. Сундучок, размером с большую коробку для обуви, был довольно тяжёлым. Немного поднапрягшись, Иван всё же достал вещицу  из тайника и, сдув с ларца приличный слой пыли, уже более детально всё рассмотрел.

Судя по всему, это было изделие из серебра, инкрустированное множеством драгоценных камней. На одной из стенок ларца находилось объёмное изображение  грифона, тоже украшенное различной величины и расцветки камешками. Решив все детали рассмотреть дома, бывший разведчик взял ларец за ручку на крышке и поднялся по лестнице в подвал. Теперь он переоделся в свою повседневную одежду, сложил вещи в сумку, а ларец завернул в спортивную курточку. Перед тем как выйти из помещения, Иван бросил ещё один взгляд на тайник, но там о нём уже абсолютно ничего не напоминало. Вновь перед ним была обычная каменная стена. С небольшими остановками для отдыха, спустя полтора часа, Заречный уже входил в свой подъезд.

— Вам письмо! — услышал он голос консьержа из-за перегородки.

Мужчина протянул обычный конверт, на котором значились только адрес и фамилия получателя. Поблагодарив “стража порядка”, бывший разведчик не стал тренировать ноги, поднимаясь по лестнице, а на этот раз вызвал лифт. Ещё через пять минут он уже сидел у себя на кухне. Перед ним на столе стоял ларец, который, на первый взгляд, стоил огромных денег, и лежало обычное, ничем не приметное, письмо. Несмотря на желание поскорее заглянуть внутрь ларца, Иван всё же отдал предпочтение письму. Вскрыв конверт, он достал сложенный вдвое листок бумаги, где знакомым уже почерком было написано: “Уважаемый, Иван! Я всегда держу своё слово и выполняю данные мной обещания. Поэтому перевёл на ваш счёт оставшуюся сумму денег. Благодарю вас за помощь моему племяннику”. Подписи на письме не было, но она и не требовалась. Заречный прекрасно знал от кого это письмо.

Теперь настало время вскрыть ларец, и над этим бывшему разведчику пришлось изрядно повозиться. Он тщательно обследовал крышку, боковые поверхности сундучка, все углубления и стыки. С первого раза Иван не нашёл никакого намёка на замочную скважину, кнопку или какое-либо другое приспособление для открытия хитроумного замка. Он хотел попробовать вставить нож между корпусом и крышкой, но тут же осознал тщетность этой затеи, так как зазор был не просто маленьким, а вообще едва различимым невооружённым глазом. “Могли тогдашние мастера придумывать и делать вот такие вот вещицы, — размышлял Заречный, продолжая гладить руками по шершавой серебряной поверхности ларца, усыпанной красными, розовыми, зелёными и других цветов и оттенков камнями, названия которых были ему неизвестны. — Сейчас таких, наверное, не делают”.

Он отодвинул ларец от себя и уставился на него немигающим взглядом. “Глаза”, — услышал он в голове голос Чинкима. “Что глаза?” — не понял бывший разведчик, но ответа не последовало. И в комнате, и в мыслях царила полнейшая тишина. Развернув сундучок той стороной, на которой был изображён большой грифон с раскрытыми крыльями, Иван обратил внимание, что среди россыпи драгоценных камней только его глаза были инкрустированы двумя ярко-красными камешками. Подчиняясь какому-то наитию, он протянул руку и двумя пальцами нажал на оба глаза. В тот же момент внутри раздался едва различимый щелчок, послышалось шипение, будто из камеры сбрасывали высокое давление, и зазор между крышкой и корпусом чуть заметно увеличился. Улыбнувшись, Заречный взялся за ручку и откинул массивную крышку ларца.

Он был полностью равнодушен ко всевозможным драгоценностям и “цацкам”, которые так любила выпячивать напоказ современная “элита” общества. Вот только, увидев содержание древнего сундучка, он в полной мере смог понять всю притягательность и силу воздействия на сознание такого количества богатства. “Да-а-а, — подумал Иван, — это нужно обладать именно таким количеством пофигизма, каким обладаю я, чтобы не сойти с ума от всех этих безделушек, общую стоимость которых мне страшно даже представить”.

Бывший разведчик отнёс ларец в комнату, в которой находился сейф, и, сняв со стены картину, отворил дверцу. Он переложил документы на вторую полку, мысленно поблагодарил Чеха за то, что тот так вовремя сделал его владельцем именно этого участка земли. Теперь, на правах хозяина, по закону он имел полное право присвоить клад, и ему не нужно было ни с кем делиться своей находкой. Доставая одну вещицу за другой, Заречный внимательно рассматривал каждую со всех сторон и не спеша складывал в сейф. А посмотреть здесь было на что. Весь сундучок, под самую крышку, был наполнен кольцами, брошками, гребешками для волос… Всё это было изготовлено из золота и серебра и украшено множеством драгоценных камней. В самом низу, возле одной из стенок, лежало несколько ниток жемчужных ожерелий. Насколько Иван был профаном во всех таких вещах, но и он понял, что величина каждой жемчужины гораздо больше среднестатистической.

 Когда в ларце оставалось несколько перстней и брошь, в кармане брюк завибрировал телефон. Он совсем позабыл про мобильник Лиса, и теперь тот напомнил о себе сам. Дисплей показывал, что номер абонента скрыт.

— Да, — ответил Иван коротко, нажав зелёную кнопку.

— Лисёнок, твою мать, ты опять нажрался что ли? — услышал он знакомый голос.

Заречный напряг память, но сразу не смог вспомнить, где именно он слышал этот неприятный тембр.

— Какого хрена ты молчишь? Почему я должен тебе дозваниваться, чтобы узнать как твои дела? — продолжал вопрошать неизвестный.

— Лис уехал в командировку, — спокойно ответил Иван.

На несколько секунд в трубке воцарилась тишина.

— Ты кто? — осторожно спросила трубка.

— Я твоя погибель, господин мэр, — улыбнулся бывший разведчик, наконец вспомнив, кому принадлежит этот ненавистный ему голос.

В ту же секунду связь прервалась. Заречный выложил в сейф последние украшения, потом достал из кармана свой телефон и набрал номер Надежды.

— Алло, — как обычно ответила домработница.

— Наденька, это снова я, — расцвёл улыбкой Иван, присаживаясь на краешек дивана. — Наш договор ещё в силе?

— Только если вы сами не передумали, — весело ответила женщина.

— Ну что вы, конечно же не передумал.

— Тогда где и во сколько?

— Давайте часиков в девятнадцать на площади Ленина.

— Хорошо, — согласилась Надежда.

— Тогда до вечера?

— Тогда до вечера, — улыбнулась она.

* * *

— Ты чего это нонче так поздно пришла? — поинтересовался Велимудр у внучки, перекидывая через плечо свою походную котомку.

— Вечер сегодня хмурый… Решила вот Сивку выгулять, — ответила Анастасия, не поднимая на деда глаз.

— Ты токмо долго не гуляй, — заметил старик, погружённый мыслями в свои дела. — Я в город ухожу. Ночевать нонче дома не буду, — добавил он.

— Хорошо, дедушка, — бросила женщина уже в спину выходившему из дома лекарю.

Дождавшись, пока дед выйдет из ворот, и выждав для верности ещё немного времени, Настя выскочила во двор и подошла к конюшне. Кинув ещё раз опасливый взгляд на ворота, женщина взглянула на спящего у дверей ледника медведя. Сегодня был третий день полнолуния — последний день, когда кто-либо мог проникнуть сквозь созданный дедом переход. Все эти дни преданный стражник не отходил от охраняемой им двери, невзирая ни на какую погоду. Завтра утром Велимудр отворит ворота, и косолапый уйдёт в лес, чтобы размяться и отъесться за эти три дня.

Убедившись, что вокруг всё спокойно, Настя юркнула в ворота конюшни. Она подошла к Сивке и ласково провела ладонью по гладкой гриве.

— Хороший мой, — прошептала она, наклонившись почти к самому уху. — Подожди малость, подожди мой ласковый, скоро ты снова будешь видеть.

Конь, словно соглашаясь со своей хозяйкой, кивнул головой, фыркнул и уставился на неё белками слепых глаз. Женщина сделала шаг назад и что-то быстро-быстро, еле слышно начала наговаривать, глядя куда-то поверх головы животного. Через некоторое время её слова слились в один монотонный гул, который, казалось, заполнил собой все закутки небольшого помещения. Воздух в конюшне стал будто плотнее, а под деревянным потолком начало сгущаться какое-то тёмное, словно грозовая туча, облако. Спустя ещё несколько минут в середине этого сгустка появились большие, с чёрными зрачками, строгие глаза.

— Покажи мне врага Ивана! — строго приказала Анастасия, глядя прямо в бездонную черноту проявившихся в облаке зрачков.

Глаза медленно растаяли, а на их месте, словно на экране большого телевизора, начало проступать какое-то изображение. Сначала оно было нечётким и расплывчатым, но постепенно размытые очертания становились всё более контрастными. Вскоре на воздушном, клубящемся экране Настя увидела просторную комнату, обставленную диковинной для её взора мебелью и всякой непонятной утварью. В помещении царила полная тишина. Тройной пакет стёкол, установленных в современных пластиковых окнах, не пропускал ни единого звука с противоположной стороны. Посреди комнаты стоял стол, за которым, словно какой-то вельможа, на красивом, резном стуле, восседал незнакомый, почти лысый мужчина. Не спеша делая точные, выверенные надрезы, как опытный хирург, он, работая ножом и вилкой, отрезал от запечённой тушки какого-то мелкого животного кусочки мяса и клал их в рот. Запивая из бокала очередную порцию пищи красным вином, мужчина прикрывал глаза и тщательно всё пережёвывал. По его лицу было видно, что он в это время получает неописуемое удовольствие от еды.

— Леонид Аркадьевич, извините, вам звонит полковник Садовников, — послышался высокий, мягкий голос, принадлежащий молодой женщине, голова которой показалась в проёме приоткрытой двери.

— Пошёл он к чёрту, подождёт, — рыкнул Северинов.

Он очень не любил, когда его отрывали от какого-либо приятного занятия. Поглощение вкусной пищи также входило в число этих приятных моментов его жизни. Метнув в свою секретаршу недовольный взгляд, мэр добавил:

— Я же просил, пока я ем, меня не беспокоить, разве трудно это запомнить?

Тяжёлая ладонь с золотой печаткой громко опустилась на крышку стола. Тревожно зазвенела стоящая на столе посуда.

— Извините, — робко произнесла секретарша, и её голова тут же исчезла за бесшумно притворившейся дверью.

Бросив быстрый взгляд на дорогой швейцарский хронометр, Леонид Аркадьевич глубоко вздохнул, приводя свой встревоженный ум в равновесие, и вернулся к так бесцеремонно прерванной трапезе. Однако продолжить наслаждаться вкусным ужином ему не удалось. Северинову вдруг показалось, что за его спиной кто-то стоит. Это было такое знакомое и проверенное годами ощущение чужого взгляда, от которого по телу пробежали мурашки. Вопреки здравому смыслу, зная, что в этой комнате внезапно появиться никто не может, Леонид Аркадьевич резко обернулся и обвёл пристальным взглядом стену, мебель и занавешенное плотными, не пропускающими свет шторами окно. Чёрный сгусток, напоминающий облако с сердитыми глазами посредине, к этому моменту уже утратил свою черноту, сделавшись прозрачным и невидимым для обычного людского глаза. Не обнаружив ничего подозрительного, чиновник уже было прикоснулся ножом к мясу, но тут же с раздражением швырнул столовые приборы на стол.

— Свиньи! Мерзкие ублюдки… — злобно прошипел Северинов и одним глотком допил оставшееся в бокале вино.

Кого он имел в виду, было известно лишь ему одному. Понаблюдав глазами фантома за всем, что происходило в незнакомой комнате, Настя зашептала новое заклинание. Она коротко и внятно произносила каждое слово, впившись жёстким взглядом в спину сидящего перед ней мужчины. Тот, словно почувствовав на себе этот тяжёлый, недобрый взгляд, вновь обернулся, тревожно шаря глазами по комнате. И вновь не найдя ничего, что могло бы привлечь внимание, повернулся к столу. Анастасия зло ухмыльнулась и, закончив читать заговор, громко произнесла, словно поставила большую жирную точку:

— Бысть тому!

В то же мгновенье в комнате, где наслаждался едой мэр города Нижнереченска, вновь раздался его недовольный крик.

— Да мне, в натуре, сегодня дадут пожрать или нет? Какой фуцан освещение, на хрен, вырубил?

Северинов с клокочущей в груди злобой на некоторое время застыл с протянутой над вазой с виноградом рукой. Он подождал несколько секунд, в надежде, что свет быстро включится от запасного генератора. Не дождавшись включения электричества, чиновник вскочил со стула, с грохотом опрокинув его на пол, и, словно слепой, вытянув руки вперёд, начал медленно в непроглядной темноте продвигаться в сторону входной двери. На его крик в дверях вновь показалась секретарша. Увидев Леонида Аркадьевича, идущего на неё с протянутыми к ней руками, она уже хотела кинуться навстречу своему шефу, но вдруг резко остановилась и невольно отшатнулась назад. На неё, словно у ожившего мертвеца из фильма ужасов, смотрели пустые, ничего не видящие белки глаз её босса.

— Верка, это ты здесь? — громко крикнул тот, в упор уставившись белыми глазными яблоками на застывшую в ужасе секретаршу. — Что у нас со светом?

Он медленно продолжал продвигаться вперёд, водя руками то вправо, то влево. Секретарша же, от страха потеряв на мгновение дар речи, медленно пятилась в сторону выхода. В следующий миг, издав громкий визг, она резко развернулась и стремглав выскочила из комнаты, бросив дверь нараспашку. По деревянной лестнице, ведущей вниз со второго этажа, громко и часто застучали каблучки её туфелек. Поняв, что у шефа происходит что-то неладное, толкая друг дружку, на второй этаж загородной виллы кинулись двое охранников главы города…

 

Настя взмахнула рукой, и тёмное облако под потолком конюшни бесследно растаяло. Она перевела взгляд на Сивку. Конь тоже взглянул на неё большими, умными глазами, которые вновь обрели зрение, и ласково лизнул руку своей целительнице. По его морде на пол стекла большая прозрачная слеза.

— Вот и всё, мой хороший. Вот и всё… — прошептала Анастасия, поглаживая животное по морде. — Сейчас пойдём гулять.

Она накинула Сивке на голову уздечку, прикрепила на спину запылившееся и почти позабытое всеми седло и, словно оправдываясь сама перед собой, добавила:

— Пусть Богиня Карна не обижается на меня, но иначе я поступить не могла. Этот кровопийца не дал бы Ванечке спокойно жить.

Проходя мимо ледника, конь немного заупрямился, увидав, что медведь поднял голову. Охранник подозрительно посмотрел на ещё одного обитателя их поселения, которого он раньше не видел, и вновь опустил морду на лапы. В это время в леднике что-то сухо щёлкнуло, как будто там внутри внезапно возник мощный электрический разряд. Через пару секунд чуткий нос охранника уловил сильный запах озона, какой появляется во время грозы. Он забавно наморщил нос, а спустя ещё некоторое время, поднялся на ноги и, будто солдат, невзначай получивший нежданную увольнительную, радостно затрусил в сторону незапертых ворот. Всего этого Настя уже не видела. Оседлав коня, она неслась по родному лесу, не обращая внимания на больно хлеставшие по её телу сосновые ветки и на катившиеся из глаз слёзы радости и счастья.

Дух воина. Эпилог

Мнение редакции может не совпадать с мнениями авторов статей

Если вы нашли ошибку в тексте, напишите нам об этом в редакцию

Поделиться в Социальных сетях с друзьями:
220
Понравилась ли вам статья?
5 - (проголосовало: 1)Голосовать могут только зарегистрированные
и не заблокированные пользователи!
Вас могут заинтересовать другие выпуски с похожими темами
 
Дух воина. Глава 1Дух воина. Глава 2Дух воина. Глава 3

Народное Славянское радио

Это первое в истории Славянского Мира некоммерческое "Народное Славянское радио", у которого НЕТ рекламодателей и спонсоров, указывающих, что и как делать.

Впервые, команда единомышленников создала "радио", основанное на принципах бытия Славянской Державы. А в таковой Державе всегда поддерживаются и общинные школы, и здравницы, общественные сооружения и места собраний, назначенные правления, дружина и другие необходимые в жизни общества формирования.

Объединение единомышленников живёт уверенностью, что только при поддержке народа может существовать любое Народное предприятие или учреждение. Что привнесённые к нам понятия "бизнес" и "конкуренция", не приемлемы в Славянском обществе, как разрушающие наши устои. Только на основах беЗкорыстия и радения об общественном благе можно создать условия для восстановления Великой Державы, в которой будут процветать Рода и Народы, живущие по Совести в Ладу с Природой. Где не будет места стяжательству, обману, продажности и лицемерию. Где для каждого человека будут раскрыты пути его совершенствования.

Пришло время осознанности и строительства Державы по правилам Славянского МИРА основанным на заветах Предков. "Народное Славянское радио" — это маленькая частица огромной Державы, оно создано для объединения человеков, для коих суть слов Совесть, Честь, Отчизна, Долг, Правда и Наследие Предков являются основой Жизни.

Если это так, то для Тебя, каждый час на "Народном Славянском радио" — хорошие песни, интересные статьи и познавательные передачи. Без регистрации, абонентской платы, рекламы и обязательных сборов.

Наши соратники

родобожие русские вести родович славянская лавка сказочное здоровье белые альвы крестьянские продукты Портал Велеса ИСКОНЬ - АНО НИОИС