Женские круги
Праздничный выпуск журнала
Журнал Быть Добру
Итоги конкурса рисунков
Реквизиты
Народный корреспондент
Телевидение НСР
Народное телевидение
Детское ТВ

Медаль за оборону Севастополя. Часть 3

Медаль за оборону Севастополя. Часть 3

Автор: Баир Иринчеев 
Серия детских книг «Прадедушкины медали».
Медаль за оборону Севастополя. Часть 1 // Часть 2

Третий штурм Севастополя

  После поражения наших частей под Керчью угроза армии Манштейна с тыла была ликвидирована. Севастополь остался один. Немцы начали подготовку к третьему штурму. Немецкие генералы учли печальный опыт первых двух штурмов и подготовились к третьему очень основательно.

  Главным козырем немцев в третьем штурме стали сверхтяжелая артиллерия и мощнейшая авиационная группировка. Из Германии прибыли 800 мм железнодорожная пушка «Дора», 600 мм и 420 мм мортиры. Снарядов немцы подвезли тысячи тонн. Немецкая авиационная группировка к весне 1942 года насчитывала не менее 400 бомбардировщиков и 200 истребителей.

  Под Севастополь прибыли и новые, сверхсекретные радиоуправляемые танкетки «Боргвард» и «Голиаф», предназначенные для подрыва укреплений.

  Адмирал Октябрьский считал, что его войска, береговые батареи и боевые корабли, опираясь на систему укреплений города, сумеют отбить любой штурм. Однако всю весну 1942 года немецкая авиация охотилась за нашими транспортными кораблями, доставлявшими в Севастополь боеприпасы, продовольствие и подкрепления. Снарядов у защитников Севастополя было мало. Особо тяжёлая ситуация сложилась с минометными минами — их почти не было.

  С 27 мая по 7 июня 1942 года немецкие бомбардировщики начали серию мощнейших авианалётов на советскую оборону, город и порт. Всего за период воздушного наступления с 27 мая по 7 июня 1942 года Люфтваффе1 совершило 3069 боевых вылетов. Немецкие самолеты сбросили 2264 тонны фугасных2 и 23 800 зажигательных бомб. 5 июня 1942 года началась артиллерийская подготовка третьего штурма.

  7 июня 1942 года немецкая пехота и сапёры пошли на штурм. Основной удар немцы нанесли по укреплениям Северной стороны. Задачей немцев было лишить защитников Севастополя возможности разгружать корабли и транспорты в Севастопольской бухте, получать боеприпасы и пополнения через Севастопольский порт. В первые дни немцы никаких успехов не добились. Несмотря на шквал огня со стороны немецкой артиллерии, защитники Севастополя отразили первый штурм. Наша артиллерия поставила перед атакующими немецкими цепями мощный заградительный огонь, а защитники города держали оборону стойко и умело. Немецкая артиллерия, включая сверхтяжелые «Карлы», расстреляла все снаряды за первые три дня наступления. Наступление к югу, на Ялтинском направлении, наши тоже отбили, хотя и с трудом.

  Немцы взяли паузу, перегруппировались, подвезли ещё снарядов и снова перешли в наступление на Северной стороне.

  Ключевым укреплением здесь была 365-я зенитная батарея под командованием старшего лейтенанта Ивана Семеновича Пьянзина. Немцы дали батарее громкое имя «Форт Сталин», хотя это был никакой не форт. Устаревшие зенитные орудия стояли в открытых орудийных двориках. Чем же была важна эта небольшая, слабо защищённая батарея? С неё можно было корректировать артиллерийский огонь по наступающим немецким войскам и создавать перед ними непреодолимую стену огня. С 7 июня батарейцы ценой тяжёлых потерь и высочайшего героизма отбивали немецкие атаки. Двое суток перед генеральным наступлением сверхтяжёлая немецкая артиллерия перепахивала снарядами позиции батареи. Два из трёх орудий батареи были разбиты. Однако наши бойцы продолжали держаться. В 2 часа ночи 13 июня 1942 года немцы скрытно подобрались к нашей батарее, преодолели редкие минные поля, и через час ворвались на неё. Но еще 12 часов защитники 365-й батареи вели рукопашный бой, не желая сдаваться. Последняя радиограмма с батареи была принята в Севастополе 13 июня 1942 года в 15:18:

«Отбиваться нечем. Личный состав весь вышел из строя. Открывайте огонь по нашей позиции, по нашему командному пункту».

После этого связь прервалась.

  24 июня 1942 года командиру 365-й зенитной батареи старшему лейтенанту Пьянзину было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Героический бой батареи задержал всё немецкое наступление на Северной стороне на целую неделю.

  Взятие «Форта Сталин» воодушевило немцев и показало им, что они могут брать те советские укрепления, которые казались им неприступными в октябре и декабре 1941 года. Одно за другим немцы брали наши укрепления, в которых защитники сражались до последней капли крови. Бои в траншеях и казематах3 переходили в рукопашные схватки, немцы активно использовали огнеметы и подрывные заряды.

  В это время советские части начали испытывать проблемы с боеприпасами. В ночь с 13 на 14 июня адмирал Октябрьский доложил: «Положение с людьми и в особенности с боеприпасами на грани катастрофы». Заканчивались снаряды к зенитным орудиям, что позволяло немецким бомбардировщикам беспрепятственно бомбить цели на фронте и в самом городе. 14 июня немецкие пикировщики потопили на подходе к причалам Севастополя транспорт «Грузия» с 526 тоннами боеприпасов и 708 бойцами пополнения. Это стало тяжелым ударом по обороне города.

  В ночь с 16 на 17 июня с огромным трудом немцы захватили командный пункт 30-й батареи, который они называли «Бастион». До штурма все советские позиции на «Бастионе» были перепаханы снарядами 600 мм мортиры «Карл». В тот же день, 17 июня, немцы ворвались на позиции 30-й батареи и захватили ещё несколько советских укреплений. Защитники 30-й батареи сражались в казематах своей батареи целую неделю, отказываясь сдаваться.  После захвата 30-й батареи немцы получили возможность просматривать бухту и причалы Севастополя. К вечеру 19 июня наши части были прижаты к Северной бухте. У артиллерии защитников города заканчивались тяжёлые снаряды, а выход немцев к Северной бухте означал невозможность принимать большие корабли. Ещё несколько суток держались наши изолированные укрепления на Северной стороне — Северный форт, Константиновская и Михайловская батареи. В конце сражения за Северную сторону наши бойцы подорвали штольни с боеприпасами в Сухарной балке.

  23 июня в город в последний раз прорвались наши боевые корабли — лидер4 «Ташкент» и эсминец «Безупречный». Они зашли в пылающий Севастополь под градом бомб и снарядов противника. На обратном пути «Ташкент» и «Безупречный», вывозившие раненых, были атакованы 50 немецкими самолетами. «Безупречный» получил несколько попаданий и затонул, а «Ташкент», несмотря на сильные повреждения, оставался на плаву. В результате «Ташкент» удалось спасти. К сожалению, позже он погиб.

  В экипаже «Ташкента» служил 14-летний воспитанник Борис Кулешин из Донецка. С отступающими войсками Борис сумел пробраться на Кавказ и был принят юнгой на «Ташкент».

  2 июля Боря был ранен при налёте немцев на «Ташкент» в Новороссийске. Из наградного листа:

«…Воспитанник Кулешин всё время находился на зенитном мостике, поднося боезапас для автоматов, набивая обоймы. В своей работе он не уступал взрослым. Своим мужеством и спокойствием показывал другим пример».

За этот бой он был награжден орденом Красной Звезды. После войны Борис стал морским офицером и прослужил на флоте всю свою жизнь.

  К 29 июня 1942 года наши войска, сражающиеся в Севастополе, исчерпали все возможности к ведению боя. Заканчивались боеприпасы, пополнение не могло пробиться в осажденный город по морю. В воздухе господствовала авиация противника. На море рыскали немецкие подводные лодки и лёгкие быстроходные корабли. Попытки перебрасывать подкрепления и снаряды в Севастополь на подводных лодках провалились.

  Шквальный артиллерийский огонь противника, продолжавшийся целый месяц, усталость, жара, недостаток боеприпасов наконец возымели своё действие. Расчёт нашего командования на то, что в оборонительном сражении удастся перемолоть немецкие войска, не оправдался. Наоборот, оправдался расчёт Манштейна: после захвата немцами Северной стороны судьба города была решена. Снабжение стало невозможным: все причалы были заняты немцами или находились под прицелом немецких орудий.    Заняв Северную сторону, немцы продолжили штурм города. 29 июня 1942 года они скрытно переправились на Корабельную сторону, используя штурмовые лодки. Это застало защитников Севастополя врасплох. Впервые в рядах наших уставших бойцов появились признаки надлома. Постепенно началась паника, и это стало началом конца организованной обороны. В ночь с 29 на 30 июня 1942 года началось стихийное отступление наших частей из Севастополя на мыс Херсонес.

  В этот же день немцы нанесли удар по нашим частям на Сапун-Горе и сразу добились успеха. В ходе наступления 29 июня немецкая артиллерия выпустила по советским позициям свыше 2400 тонн снарядов. Защищать Сапун-Гору было почти некому, почти все её защитники погибли.

  Генерал-майор Жидилов, командир 7-й бригады морской пехоты, писал о боях в те дни:

…Только десятками тысяч снарядов, мин и авиабомб противнику удаётся пробивать бреши в нашей обороне. И что же? После каждого, казалось, всё разрушившего налёта пехота врага не может пройти безнаказанно. Наши контратаки, всё чаще переходящие в рукопашные схватки, по-прежнему наводят ужас на фашистов, и они откатываются, устилая поля боя тысячами трупов. Только перед лавиной огня мы вынуждены отходить.

  В рядах 7-й бригады сражался сын полка — пионер Валерий Волков. В 1941 году ему исполнилось всего 11 лет. Он прибился к бригаде осенью 1941 года после того, как в оккупации погиб его отец. Валерий Волков выпускал для своих товарищей небольшой боевой листок, дошедший до наших дней (см. ниже - Окопная правда). Его сохранила осетинская лётчица — единственная из одиннадцати бойцов, оставшаяся в живых. Валерий погиб в бою 2 июля 1942 года. В 1963 году он был посмертно награжден Орденом Отечественной войны I степени.

  29 июня командный пункт адмирала Октябрьского переместился в подземные коридоры батареи № 35 на мысу Херсонес. Вечером 30 июня в каземате батареи № 35 состоялось последнее заседание Военных советов флота и Приморской армии. Комендант Береговой обороны Главной базы Черноморского флота генерал-майор береговой службы П. А. Моргунов приказал командиру батареи № 35 капитану А. Я. Лещенко расстрелять все боеприпасы и подорвать батарею.

  Утром 30 июня 1942 года адмирал Октябрьский написал секретную шифрограмму маршалу Будённому и народному комиссару ВМФ Кузнецову:

…Противник ворвался с Северной стороны на Корабельную сторону. Боевые действия протекали в характере уличных боёв. Оставшиеся войска сильно устали, дрогнули, хотя большинство продолжает геройски драться. … Прошу разрешить мне в ночь с 30 июня на 1 июля вывезти самолетами 200–250 человек ответственных работников, командиров на Кавказ.

  Маршал Будённый дал разрешение на эвакуацию командования. Вечером 30 июня 1942 года 14 транспортных самолетов с адмиралом Октябрьским, командованием обороны Севастополя, руководителями города вылетели с мыса Херсонес и направились в Новороссийск. Подводные лодки Щ-209 и Л-23 приняли на борт с 35-й батареи 180 человек командного состава и в подводном положении направились в Новороссийск.

  Решение спасти командование было оправдано с военной точки зрения, но с человеческой точки зрения выглядело как бегство. Эвакуация командования была воспринята защитниками Севастополя как предательство. Особо тяжёлое впечатление это произвело на раненых и медицинских работников. Их эвакуировать не было возможности, и все они попали в плен.  Тяжёлое решение спасти командование в конце проигранного сражения принимали не только советские военачальники. В такую же ситуацию попали войска наших тогдашних союзников — американцев — в битве за Филиппины против японцев. Когда стало понятно, что сражение проиграно, американский командующий генерал Дуглас Макартур тоже эвакуировался с Филиппин в Австралию с семьёй на торпедном катере, не организовав эвакуацию своих бойцов. Так же, как в Севастополе, американские солдаты попали в плен к японцам. Многие в плену погибли от голода и жестокого обращения.

  1 июля 1942 года немцы начали входить в развалины Севастополя. Из пылающего города, превращенного немецкими бомбардировками в руины, на мыс Херсонес устремились остатки наших войск и мирные жители, которые не желали оставаться в немецкой оккупации. Однако большие корабли не могли подойти к берегу у Херсонеса из-за отмелей и скал. У 35-й батареи в Казачьей бухте были наспех построены причалы, к которым могли приставать небольшие катера — морские охотники. Но катеров было слишком мало, а в воздухе господствовала немецкая авиация. Крупные корабли из портов Кавказа на спасение оставшегося гарнизона не вышли.

  Позднее адмирал Октябрьский оправдывал это решение тем, что выход всего флота в Севастополь не спас бы никого. Он говорил, что весь флот был бы уничтожен на подходе к Херсонесу, а оставшихся защитников Севастополя они бы не спасли. То есть мы бы потеряли и флот, и бойцов на суше. С военной точки зрения он был прав, но после 3 июля 1942 года он стал не самым популярным и любимым морским офицером в Севастополе. Раненые и прошедшие плен защитники города напрямую обвинили его в трусости и предательстве.

  Однако эвакуированные из Севастополя командиры не уехали на отдых. Они продолжили воевать, приняли участие в Битве за Кавказ (о ней мы расскажем в тетради «Медаль за оборону Кавказа»), и многие дошли до Победы. Многие честно погибли в боях за Родину после эвакуации. Так, после ранения 28 июня 1942 года из Севастополя был эвакуирован полковник Павел Филиппович Горпищенко, геройский и любимый всеми командир 8-й бригады морской пехоты. За свои подвиги при обороне Севастополя он был удостоен звания Героя Советского Союза. Павел Филиппович продолжил воевать и погиб в бою под Мелитополем осенью 1943 года. По просьбе родственников и ветеранов в 1961 году его перезахоронили в Севастополе.

  Последним рубежом обороны стала 35-я береговая батарея. Здесь собрались все уцелевшие защитники города — морские пехотинцы, остатки стрелковых полков, ополченцы. 1 июля 1942 года батарея израсходовала свои последние снаряды, выпустив по врагу до 50 практических (учебных) снарядов. Исполняя приказ командования, Лещенко взорвал батарею № 35 в ночь с 1 на 2 июля. Оставшиеся в живых краснофлотцы и бойцы продолжали держать оборону в руинах батареи, прикрывая отход тех, кто всё ещё ждал эвакуации. Однако организовать эвакуацию для всех, кто был на мысу Херсонес, было невозможно. В этих боях погибли и пропали без вести многие отважные защитники города. Среди них был снайпер Ной Адамия, не успевший получить Золотую Звезду Героя Советского Союза. На момент гибели на его счету было 200 убитых солдат и офицеров противника и 2 подбитых танка.

  Осознав, что помощи не будет, каждый искал путь спасения сам. Кто-то выходил в море на найденных рыбацких лодках, кто-то чинил катера и буксиры, кто-то мастерил плоты, кто-то – снимал военную форму, переодевался в гражданскую одежду, чтобы смешаться с жителями города и избежать немецкого плена.  Последние бойцы и командиры 25-й Чапаевской дивизии, оставшиеся в Севастополе, сожгли все штабные документы, а боевые знамена утопили в Черном море, чтобы они не достались врагу. После севастопольской обороны легендарная дивизия не была воссоздана и навсегда ушла в историю.

  3 июля 1942 года советское Информбюро официально сообщило, что наши войска оставили Севастополь. Немцы заявили о взятии Севастополя ещё раньше и раструбили о своей победе на весь мир. 4 июля 1942 года сражение за Севастополь почти закончилось. После мощнейшей артиллерийской подготовки немецкая пехота и танки ворвались на мыс Херсонес. Отбивать атаку танков было нечем. Началось массовое пленение наших бойцов и командиров. В этот день к берегу Херсонеса в районе 35-й батареи в последний раз подошли четыре «Морских охотника» для того, чтобы забрать на борт хоть кого-то из защитников города, но район батареи уже был занят немцами. По катерам был открыт огонь, и они повернули обратно в море. Узнав о падении Севастополя, Ольга Берггольц написала в осажденном Ленинграде:

О, скорбная весть — Севастополь оставлен...
Товарищи, встать, как один, перед ним,
пред городом мужества, городом славы,
пред городом — доблестным братом твоим!

Но мы не хотим и не будем прощаться
с тобой, не смирившийся город-солдат:
ты жив,
       ты в сердцах москвичей,
                                    сталинградцев,
дыханье твое бережёт Ленинград.

Мы знаем, на всех пламенеющих тропах,
со всеми, кто бьёт ненавистных врагов,
идет Севастополь,
                           родной Севастополь,
и кровь и огонь от его берегов...

Промчится година железа и горя,
мы кончим победою наши бои,—
у тёплого моря, у синего моря
он встанет опять из развалин своих.

Нет, только не плачь,— мы не чтим его память,
и этой минуты великая тишь
затем, чтоб сказать:
— Севастополь, ты с нами!
Ты с нами,
        ты бьёшься,
                 ты победишь.

  Последний командующий обороной, генерал Новиков, вышел в море с другими защитниками на катере, но был захвачен немцами в плен и позднее расстрелян в концлагере.

  Победа в сражении за Севастополь далась немцам и румынам дорогой ценой. Все немецкие пехотные дивизии, принявшие участие в штурме, понесли потери не менее одной трети от своего первоначального состава. Общие потери немецких и румынских войск — от штурма Перекопа и заканчивая взятием Севастополя — стоили немцам и румынам не менее 115 000 убитыми, ранеными и пропавшими без вести.

  Сломить героическое сопротивление защитников в третьем штурме немцам позволило небывалое сосредоточение артиллерии и огромный расход боеприпасов. Всего по городу и его защитникам немцы выпустили не менее 884 409 снарядов. 600 мм мортира «Карл» выпустила 197 снарядов, сверхтяжелая «Дора» — 53 снаряда. Немецкая авиация буквально висела над головами защитников, высыпая на них десятки тонн бомб.

  За свои успехи в Крыму 1 июля 1942 года Эрих фон Манштейн получил звание генерал-фельдмаршала, а всем немецким солдатам, участвовавшим в захвате Крыма и Севастополя, был пожалован специальный Крымский щит на левый рукав униформы. Стойкость советских бойцов и командиров, продержавшихся под ливнем бомб и снарядов почти месяц, изумляла немцев. 6 июля 1942 года представитель немецкого министерства иностранных дел Отто фон Хентиг сделал следующую запись:

Что это были за силы, которые дали русским возможность достичь таких результатов? То, что их достижения были неслыханными, напрямую признавали наши фронтовые солдаты. Как часто я слышал слова, полные изумления: «Никакие англичане или французы, да что там – даже мы такое не выдержали бы!» Пистолет политрука или командира не может быть единственным объяснением, почему эти люди (русские) шли в атаку или держались так упорно.

  Немецкий журналист так описывал вид захваченного немцами города:

Сам город Севастополь, великолепно расположенный на берегу моря, представляет собой картину мрачного опустошения. Его придется отстраивать заново с нуля. Нет ни одного дома, который был бы пригоден для проживания. [...] Дома либо все выгорели, или [...] представляют собой лишь груды развалин.

Однако нацистский министр пропаганды Геббельс, узнав, что немецкие солдаты с уважением говорят о стойкости защитников Севастополя, строго запретил это. В его инструкциях для освещения битвы за Севастополь в прессе было написано:

…Когда речь идет о сопротивлении большевиков, нельзя говорить о героизме и отваге, а о «примитивной звериной природе славянства, организованной на сопротивление только диким террором».

Немцы не ожидали, что город продержится так долго. Целый месяц Севастополь и его защитники стояли как стена под градом тяжёлых снарядов и бомб. На целый месяц 11-я армия Манштейна была скована у Севастополя. Противник смог взять город только за счёт огромного сосредоточения сил и средств. В ходе штурма потери немцев были столь велики, что несколько раз Манштейну приходилось просить подкрепления у своего командования.


  1. Люфтваффе — военно­воздушные силы нацистской германии.
  2. Фугасная бомба — авиационная бомба с большим взрывным зарядом, предназначенная для разрушения объектов большой прочности — зданий, фортификационных сооружений — и пора­жения военных целей — окопов, траншей, танков, транспортных машин.
  3. Каземат — отдельное внутреннее помещение в укрепленном фортификационном сооружении (крепости, форте, ДОТе, батарее и т. п.), защи­щённое от вражеского артиллерийского огня и бомбардировки и служащее для размещения гарнизона, складов боеприпасов, продовольствия и вооружения.
  4. Лидер — эскадренный миноносец (эсминец), но большего водоизмещения, с большей скоростью и усиленным артиллерийским вооружением, пред­назначенный для вывода в атаку эсминцев.

ОКОПНАЯ ПРАВДА № 11

Наша 10-­ка (десять бойцов) — это мощный кулак, который врагу будет дивизией, и, как сказал майор Жиделев, мы будем драться как дивизия. Нет силы в мире, которая победит нас, Советское государство, потому что мы сами хозяева, нами руководит партия коммунистов. Вот посмотрите, кто мы. Здесь, в 52­-й школе: 1) Командир морского пе­хотного полка майор Жиделев, русский. 2) Капитан, кавалерист, грузин Гобиладзе. 3) Танкист, рядовой Паукштите Василий, латыш. 4) Врач медицинской службы, капитан Мамедов, узбек. 5) Летчик, млад­ший лейтенант Илита Даурова, осетинка. 6) Моряк Ибрагим Ибрагимов, казанский татарин. 7) Артил­лерист Петруненко из Киева, украинец. 8) Сержант, пехотинец Богомолов из Ленинграда, русский. 9) разведчик, водолаз Аркадий Журавлев из Влади­востока. 10) Я, сын сапожника, ученик 4­-го кл., Вол­ков Валерий, русский. Посмотрите, какой мощный кулак мы составляем и сколько немцев нас бьют, а мы сколько их побили; посмотрите, что творилось вокруг этой школы вчера, сколько убитых лежит из них, а мы, как мощный кулак, целы и держимся, а они, сволочи, думают, что нас здесь тысяча, и идут против нас тысячами. Ха­ха, трусы, оставляют даже тяжёлораненых и убегают. Эх, как я хочу жить и рассказывать всё это после победы. Всем, кто будет учиться в этой школе! 52­я школа! Твои стены держатся, как чудо среди развалин, твой фундамент не дрогнул, как наш мощный кулак десятки… Дорогая десятка! Кто из вас останется жив, расска­жите всем, кто в этой школе будет учиться; где бы вы ни были, приезжайте и расскажите все, что проис­ходило здесь, в Севастополе. я хочу стать птицей и облететь весь Севастополь, каждый дом, каждую школу, каждую улицу. Это такие мощные кулаки, их миллионы, нас никогда не победят сволочи Гитлер и другие. Нас миллионы, посмотрите! От Дальнего Востока до Риги, от Кавказа до Киева, от Севастопо­ля до Ташкента, таких кулаков миллионы, и мы, как сталь, непобедимы!

Часть 4

Поделиться в Социальных сетях с друзьями:
1183
Понравилась ли вам статья?
Голосовать могут только зарегистрированные
и не заблокированные пользователи!
Вас могут заинтересовать другие выпуски с похожими темами
 
Медаль за оборону Москвы. Часть 1Медаль за оборону Москвы. Часть 2Медаль за оборону Москвы. Часть 3

Народное Славянское радио

Это первое в истории Славянского Мира некоммерческое "Народное Славянское радио", у которого НЕТ рекламодателей и спонсоров, указывающих, что и как делать.

Впервые, команда единомышленников создала "радио" основанное на принципах бытия Славянской Державы. А в таковой Державе всегда поддерживаются и общинные школы, и здравницы, общественные сооружения и места собраний, назначенные правления, дружина и другие необходимые в жизни общества формирования.

Объединение единомышленников живёт уверенностью, что только при поддержке народа может существовать любое Народное предприятие или учреждение. Что привнесённые к нам понятия "бизнес" и "конкуренция", не приемлемы в Славянском обществе, как разрушающие наши устои. Только на основах беЗкорыстия и радения об общественном благе можно создать условия для восстановления Великой Державы, в которой будут процветать Рода и Народы, живущие по Совести в Ладу с Природой. Где не будет места стяжательству, обману, продажности и лицемерию. Где для каждого человека будут раскрыты пути его совершенствования.

Пришло время осознанности и строительства Державы по правилам Славянского МИРА основанных на заветах Предков. "Народное Славянское радио" - это маленькая частица огромной Державы, оно создано для объединения человеков, для коих суть слов Совесть, Честь, Отчизна, Долг, Правда и Наследие Предков являются основой Жизни.

Если это так, то для Тебя, каждый час на "Народном Славянском радио" хорошие песни, интересные статьи и познавательные передачи. Без регистрации, абонентской платы, рекламы и обязательных сборов.

Наши соратники

родобожие русские вести родович славянская лавка сказочное здоровье белые альвы крестьянские продукты Портал Велеса ИСКОНЬ - АНО НИОИС