Журнал номер 12
Семинар Москва 2022
Семинар в Самаре
Детское телевидение
Присоединяйся к нам
Приглашаем видеомастеров
Колодар
Как сказывали наши Деды

Охранник для принцессы. Пёс. Глава 6

Охранник для принцессы. Пёс. Глава 6
Художники Полина Алёшечкина и Елена Добробабина
Редактор Анастасия Гетманцева
Глава 4 // Глава 5

6. Дети Хаоса

Наличие и формы проявления так называемых «способностей» оставались самым спорным и не поддающимся никаким объяснениям фактом об обитателях государства-континента Райкон. Способности, хоть и различных свойств, были присущи в равной степени как крылатым господам, так и их бескрылым слугам, что порождало волну вопросов и теорий среди Наставников о происхождении райбов, ведь у населения за пределами Империи подобных качеств не наблюдалось.

Для Ивейн само разделение на райбов и райконов было болезненным, поэтому она никогда не изучала эту тему подробно. Однако кое-что было известно и ей. Так, принцесса знала, что способность предсказывать будущее не была такой уж редкой. На самом деле, она встречалась и у райконов, и у райбов. Другое дело, что, как правило, она была слабой — будущее нестабильно и всегда в движении, поэтому предсказать его со стопроцентной вероятностью было просто невозможно. Но тут открывалось другое преимущество: личности, обладающие даром предвиденья, могли видеть больше, чем другие. Их взгляд на вещи был шире, и они могли подсказать, какое решение принять тем, кто на распутье. А девушка именно там и была.

Принцесса зашла в палатку и застыла на пороге, давая глазам время приспособиться к сумраку внутри. После яркого солнца снаружи в шатре было темно и неуютно; она даже не могла понять, есть ли вообще здесь хоть кто-нибудь. Круглое помещение казалось абсолютно пустым: не было видно ни столов, ни стульев, ни какой-либо мебели вообще.

— Приветствую тебя, Дитя Хаоса, — тягуче-скрипучий женский голос из недр шатра заставил Ив подпрыгнуть и во все глаза уставиться на тёмный силуэт в центре.

Женщина хрипло рассмеялась и продолжила дружелюбно:

— Не пугайся, дитя. Проходи, садись. Я ждала тебя.

— Ждали? — переспросила Ивейн, с опаской делая шаг на голос. Постепенно её глаза привыкли к полумраку, и она разглядела женщину, сидевшую на чём-то, расстеленном прямо на земле.

Подойдя вплотную, в лучах, пробивавшихся меж щелей и дыр в полотне, она наконец рассмотрела хозяйку палатки. Это была сухая женщина неопределённого возраста в алом платье простого покроя, тёмно-рыжие волосы с багровым отливом блестящим водопадом рассыпались по плечам. На её накрашенных ярко-красной помадой губах играла приветственная улыбка, а рука приглашающе похлопывала перед собой по меховой накидке, отчего в воздухе возникло небольшое облачко пыли. Во второй руке Лилит держала резную деревянную трубку, от которой поднималась струйка дыма. Когда принцесса неуклюже примостилась напротив, то с удивлением обнаружила, что накидка была вовсе не накидкой, а шкурой какого-то крупного зверя. Серые ворсинки перемежались с белыми, образуя причудливый окрас когда-то сильного животного. Девушка поёжилась и отогнала от себя мысли о свирепом хищнике, который теперь был подстилкой на полу.

— Все умирают, дитя, — успокаивающе, будто в ответ на её мысли проговорила гадалка. — Все умирают, а потом возрождаются. Такова жизнь. Таков порядок вещей.

— В смерти нет ничего хорошего, — возразила Ивейн, поднимая глаза на прорицательницу, и тут же прикусила губу, встретившись с невидящим взглядом белёсых глаз.

— Смерть грустна лишь для тех, кто остаётся, — спокойно сказала слепая женщина. — Многие не могут смириться, что их близкие и друзья покинули их. Но это лишь иллюзия, эгоизм.

Лилит подняла трубку к губам и сделала глубокую затяжку. Ив не хотела продолжать этот разговор. На самом деле, она уже пожалела, что пришла. Тупая боль в груди вернулась и грозила раздавить всё, чем была девушка.

— Не вини себя ни в чём, — продолжила предсказательница, не обращая внимания на молчание своей гостьи. — Всё так, как и должно быть. Но этот вопрос тебе придётся решать самой. Сейчас ты ведь пришла не за этим.

Женщина снова замолчала и обратила на неё свои невидящие белые глаза. «Всё так, как и должно быть», — эхом пронеслось в голове Ив, а следом пришёл другой странный образ. Такое же полутёмное помещение, в центре стоит стол, под белым покрывалом что-то или кто-то неподвижный… Эта непонятно откуда взявшаяся картинка вызвала в ней бурю эмоций: от горя и отчаянья — до ярости и злости. К горлу резко подкатил жёсткий комок, и Ивейн обхватила себя руками, пытаясь успокоить дикую дрожь и внезапно подступившие рыдания. На этот раз боль была настолько невыносимой, что ей пришлось стиснуть зубы, чтобы не взвыть во всё горло. Если бы она уже не сидела, она бы свалилась на колени. Казалось, там, на том злополучном столе был некто, кто был ей дороже собственной жизни. Казалось, что она потеряла там самую главную часть самой себя.

— Что, если я проиграю?.. — вдруг сами запричитали непослушные губы, по щекам ручьём текли слёзы. — Что, если я лишусь всего, даже самого дорогого?

— Тсс, тихо… — мягко успокоила её Лилит, проводя шершавой рукой по её лицу. — Всё не так плохо, дитя, — участливо сказала женщина, беря её ладонь в свою. — У тебя уже есть то, что ты ищешь. Ты просто ещё не поняла этого. Но ты поймёшь. И когда ты это поймёшь, ты сможешь получить всё. И даже больше.

Уверенная заговорщицкая улыбка и спокойный тон прорицательницы вернули Ив самообладание. Девушка выровняла дыхание и вытерла слёзы. Она нахмурилась, силясь вспомнить, что же так сильно расстроило её, но ответом ей была лишь тупая головная боль. Однако слова гадалки будто выгравировались в её мозгу: «…ты сможешь получить всё. И даже больше».

 

Цвай нашёл свободный маленький раскладной столик в стороне от прилавка и разложил на нём свои приобретения — большую порцию пирога с капустой для себя и кусочек поменьше для Ив. Он был несказанно рад, что никто не поинтересовался, откуда райб взял деньги. В действительности, продавец смотрел на него достаточно странно: парень видел подобные взгляды, когда горожане провожали членов главных семей. Он окинул быстрым взглядом других посетителей и заметил ещё парочку таких же необъяснимых взглядов в свою сторону.

Стараясь не думать об окружающих, брюнет плюхнулся на стул и, уставившись на вход в палатку напротив, принялся за свой пирог. Тот оказался весьма и весьма неплох, тесто было нежным, а начинка свежей. Последний раз ему доводилось есть такой вкусный пирог в исполнении своей бабушки Греты — и их как её помощников — лет пятнадцать назад. Грете каким-то сверхъестественным образом всегда удавалось призвать к порядку всю ораву своих беспокойных внуков и приставить каждого к делу. Матери же никогда не хватало для этого твёрдости: когда Уна пыталась попросить их сделать домашние дела, всё заканчивалось тем, что Ив выторговывала кучу сладостей в обмен, а вот с Гретой у светловолосой девочки такой номер не проходил.

Парень улыбнулся своим воспоминаниям, но в следующую секунду его мысли вновь приняли неприятный поворот, так как в людском потоке он заметил знакомое лицо. Высокий худощавый мужчина с тёмно-каштановыми, почти чёрными, волнистыми волосами ниже плеч пробирался сквозь толпу с извечным выражением пренебрежения и надменности на загоревшем лице. Райкона звали Лоренс Лайрок, и он был одним из дипломатов семьи Лайрок, Ив приходилось работать с ним пару лет назад. Для Цвая то была одна из худших миссий принцессы: мужчина был крайне заносчивым и высокомерным, он не раз и не два оскорблял девушку, сомневаясь в её компетенции. С подачи этого неприятного типа, после того задания телохранителя и прозвали «верным псом» принцессы.

«Лайрок», — фыркнул Цвай про себя. Матильда назвала его Лайроком; возможно, для райба быть ошибочно причисленным ко второй по значимости семье Империи и могло показаться честью, для него же это было настоящим оскорблением. Он ненавидел семью Лайрок целиком, но больше всех он ненавидел их главу — лорда Патрика. Вечно пьяный здоровяк портил жизнь его матери с момента её возвращения на службу, и хуже всего было то, что она так ничего с этим и не сделала. Перепутай же женщина-райкон его с кем-то другим, Цвай бы не обратил на это никакого внимания: все райбы дворца прекрасно знали, что хуже, чем Матильда Райкон, к ним относилась только Эда Райкон. Для райконов вообще, и для этих двух особ в частности, ни их лица, ни имена не имели ровным счётом никакого значения; их волновало только, чтобы райбы не путались лишний раз под ногами и выполняли свою работу качественно и в срок.

Брюнет поёжился. Для Ив всё это было не так. Для неё каждый был личностью. Она умудрялась помнить всех, кто хоть раз появлялся у неё на глазах, часто расспрашивала, как у кого дела, выведывала имена детей и супругов и никогда не забывала спросить, как те поживают. Райбы обожали принцессу, пожалуй, даже больше, чем райконы. Старейшины и все остальные наперебой обсуждали, когда же уже наконец девушка успокоится и определится с выбором мужа и будущего императора. Цвай тяжко вздохнул, доедая остатки пирога: всё, что мог он — это убедиться, что рядом с Ив будет достойный её мужчина, потому что… Потому что если это окажется кто-то наподобие той занозы, что недавно прошла мимо, то он попросту наплюёт на свои принципы и убьёт сволочь. И плевать, что его самого за это казнят в тот же день.

Впрочем, ему не стоило слишком сильно волноваться по этому поводу, Ив знала себе цену. Чего только стоил тот кульбит, что она провернула с незадачливым Мейбером. Цвай еле скрывал свою довольную ухмылку, когда выведывал подробности «приветственного» приёма, который он проспал, у старшего брата. Генри Мейбер, может, не был такой уж ужасной личностью, но до уровня изощрённого ума Ивейн Райкон явно не дотягивал. И она это тоже прекрасно видела.

Пока Цвай был погружён в свои невесёлые мысли, он даже не заметил, что принцесса вышла из шатра предсказательницы и подошла к столику. Парень очнулся только тогда, когда девушка со всей силы стукнула обеими ладонями о металлическую столешницу.

— Ты должен пойти к ней, — без предисловий, безапелляционно заявила Ивейн.

— Прости. Что? — отрывисто и резковато переспросил он внезапно возникшую перед ним девушку.

Цвай намерено использовал фамильярный тон в общении с ней, так он точно знал, что играет и может поддерживать маску безразличия.

— Она сказала, что хочет тебя видеть, — сверля его непреклонным взглядом, продолжила принцесса.

Он успел разглядеть её припухшие красноватые глаза. «Надеюсь, эта странная гадалка не обидела её», — промелькнуло у него в голове. Однако вслух спросить он не решился. Вместо этого он возмущённо возопил:

— Нет! Даже не проси!

Игры с хрустальным шаром его абсолютно не интересовали. Он понятия не имел, что она сама пыталась там увидеть, для него лично в будущем не было ничего интересного. Цвай очень хорошо, даже слишком хорошо знал, что его ждёт: он будет всегда подле Ив, пока смерть не разлучит их. Точнее, его смерть. Если ему сильно повезёт, он даже рискует умереть от старости, увидев её детей и внуков, а не от ран или шальной пули. Он уставился на неё с не меньшим напором, чем она на него.

— Просто зайди и поговори с ней, — медленно сказала принцесса, не сводя с него глаз.

— Зачем? — грубо спросил он.

Ивейн молчала, без остановки буравя его упрямым взглядом.

— Что она мне может сказать? Серьёзно, Ив? — раздражённо бросил он, откидываясь на стуле. Конечно, она могла в любой момент приказать, если ей действительно было это нужно, но пока девушка просто настойчиво его просила.

«Ну, вот чего ей опять неймётся? — фыркнул про себя телохранитель. — Чего она пытается этим достичь?» Парень скрестил руки на груди и упрямо уставился перед собой. Ему с головой хватило её вчерашних расспросов. Сначала вопросики про его желания, теперь предсказания будущего. Он ощущал себя лягушкой перед препарированием, она пыталась извлечь на свет то, в чём он сам избегал признаться себе годами. Вставал только вопрос о том, а понравится ли ей то, что она найдёт внутри?

— Просто сходи, Цвай, пожалуйста, — почти умоляюще проговорила она.

Последняя фраза и её тон сработали на него лучше любого приказа.

— Ладно. Хорошо. Отлично, — отрывисто согласился он, сдаваясь и поднимая руки.

Он встал из-за стола с раздосадованным видом. Оставлять принцессу одну в этой толпе совершенно не хотелось, приходилось надеяться, что гадалка не будет держать его слишком долго.

— Никуда не уходи и постарайся не попасть в неприятности, — сказал он строго, грозя ей пальцем, и тут же более мягко добавил. — Пирог, кстати, и в самом деле того стоит.

В ответ она кивнула и благодарно улыбнулась.

 

Цвай плохо понимал, почему он согласился на уговоры Ив и теперь сидел перед слепой женщиной в красном платье. Гадалка молчала, направив на него свои невидящие глаза. Он передёрнул плечами, отгоняя навязчивый зуд, и беспокойно поёрзал на волчьей шкуре. Зачем было так настойчиво его сюда отправлять, если единственным, что она ему сказала, было: «Приветствую тебя, Дитя Хаоса». Что за «хаос» и почему он его «дитя», она, разумеется, не разъяснила, лишь жестом пригласила его присесть.

В воздухе стоял какой-то незнакомый сладковатый запах, вероятно, от трубки в руках прорицательницы. Голова Цвая начала побаливать, сознание медленно заволакивало туманом, полутёмное пространство внутри шатра так же, как и его хозяйка, казалось ему ирреальным и искажённым. «Будто я снова напился», — пробурчал он про себя, силясь сфокусировать взгляд. Оставалось надеяться, что он не свалится в обморок. Учитывая, как закончилось его первое и последнее знакомство с алкоголем десять лет назад, эта перспектива не была такой уж невозможной. Он чувствовал, что висит где-то в пустоте посредине неизвестности, а всё вокруг было чёрными расплывчатыми силуэтами.

— Ты такой же потерянный, как и она, — неожиданно проговорила предсказательница, возвращая его в реальность.

— Я? — хрипло рассмеялся он, мир опять приобрёл чёткость. — Я совершенно не потерян. Я очень хорошо знаю, что меня ждёт.

— Уверен? — спросила женщина, наклоняясь к нему и обдавая волной сладковатого едкого дыма.

Парень недовольно поморщился, отстраняясь назад. Ему срочно нужно было выйти на свежий воздух, он очень хотел встать и просто уйти, но что-то останавливало его.

— Моя спутница сказала, что вы просили, чтобы я пришёл, — сказал Цвай, давая сумасшедшей прорицательнице последний шанс. — Я здесь. Что вы хотели мне сказать?

Женщина приподняла вопросительно бровь.

— Это твой вопрос? — насмешливо поинтересовалась она.

— У меня нет вопросов. Я не имею права их задавать. Так же как я не имею права выбирать. У меня всё просто. Я иду, куда мне говорят. Я не могу ничего изменить, — выговорил на одном дыхании телохранитель раздражённо.

И тут же прикусил язык, не понимая, с чего он вдруг разоткровенничался.

— Вот как, — задумчиво проговорила женщина, прикуривая трубку и на этот раз выпуская струйку дыма в сторону от его лица.

Табачный дым всё же достиг его носа через время, и он закашлялся.

— Ты прав, конечно, — тихо заговорила прорицательница, сделав следующую затяжку. — Ты тот, кто ты есть. Этого нельзя изменить. Если ты, конечно, абсолютно точно знаешь, кто ты.

Последние слова, похожие на шипение, едва можно было разобрать. Лилит выпустила облако дыма перед собой, и голова Цвая вновь закружилась, мир куда-то поплыл, образы сменялись перед ним быстрее, чем он успевал их зафиксировать. Что было в её трубке? Это точно не было простым табаком!

Он усилием воли остановил скачущий калейдоскоп в своём сознании и схватился за колени, впиваясь в кожу ногтями и силой вырывая себя из наваждения. Женщина перед ним удовлетворённо усмехнулась, держа деревянный мундштук между жёлтыми зубами.

— Ты сильнее, чем кажешься, Дитя Хаоса, — спокойно констатировала гадалка. — Меньшего я от тебя и не ожидала. Это хорошо. Силы тебе ещё понадобятся.

— Зачем? — спросил он и глупо засмеялся. Вся ерунда, что говорила эта женщина, неожиданно начала его несказанно забавлять.

— Это уже не мой вопрос, а твой, Дитя Хаоса, — женщина вынула трубку изо рта и указала ею на нервно смеющегося Цвая.

 

Парень вышел из палатки и задвинул за собой грубое полотно. В голове по-прежнему стоял туман, мозг наотрез отказывался соображать. Он уставился на свои ноги в пыльных, когда-то белых кроссовках. Что там вообще произошло? Память подводила его: он не мог решить, что было реально, а что лишь плодом его воображения. Что она пыталась ему сказать? «Если ты, конечно, абсолютно точно знаешь, кто ты», — тихое шипение эхом пронеслось где-то вдали. Слова смолкли, но тяжёлым грузом осели в его душе. Кто он? Он знал, кто он. Он райб, верный пёс принцессы. Кем он ещё может быть? При попытке выстроить мысли и воспоминания в логическую цепочку голова взорвалась тысячью фейерверков, едва не заставив его взвыть в голос от боли.

Ив! Он должен был вернуться к Ив как можно скорее, иначе его голова и правда взорвётся.

Последняя мысль вернула ему способность соображать. Цвай поднял глаза и огляделся по сторонам: солнце начало клониться к закату, но ещё оставалось достаточно высоко над горизонтом; тени от палаток удлинились и падали на порядком поредевшую толпу в проходе. Парень быстро нашёл отдельно стоявший столик на другой стороне…, и его сознание мгновенно прояснилось, потому как вместо одной принцессы он увидел за столом целую компанию. Парочка мило улыбающихся парней болтали и шутили с хихикающей девушкой. Перед каждым стояло по высокому бокалу с жёлтой пенной жижей. Картина эта всколыхнула в нём все инстинкты, начиная от выучки телохранителя и заканчивая банальной ревностью. Он разозлился и широким решительным шагом направился к веселящейся группке.

Преодолев разделяющее их расстояние, Цвай окончательно рассвирепел: происходящее не лезло ни в какие рамки, сначала он надышался какой-то гадости, а теперь Ив напивается посреди ярмарки. Парень подлетел грозовой тучей и со всей силы ударил по крашеной поверхности, хрупкий столик издал тихий хруст, а бокалы подпрыгнули со звоном.

— И что здесь происходит? — вызывающе спросил он, обводя изучающим взглядом присутствующих.

Принцесса, будто не замечая его настроения, широко улыбнулась, а незадачливая навязавшаяся к ней парочка, как по команде, отшатнулась и переглянулась между собой. Пареньки были зелёными юнцами, у одного ещё даже подростковые прыщи не сошли с лица. И эта мелочь посмела подсесть к его Ив?! Цвай почувствовал, как на его затылке начали вставать волосы дыбом, а в горле защекотало от подкатившего рычания. Единственное, что его останавливало от того, чтобы не проучить глупый молодняк, это ничего не понимающее личико девушки, что он безответно любил.

— С возвращением, э… Эл, — весело сказала ему Ивейн. — Присоединяйся! Тут где-то должен быть свободный стульчик…

Она оглянулась по сторонам в поисках незанятого стула у соседних столов. От резкого движения девушка покачнулась и, едва не упав, села обратно, громко хохоча. Он смерил её недоверчивым взглядом. Если до этого он был просто зол, то теперь находился вне себя от ярости.

— Ты пьяна, — подытожил Цвай, скрежеща зубами.

— Что? Ничего подобного! Разве можно опьянеть от одной недопитой кружки пива! — продолжая хихикать, произнесла принцесса и поднесла стакан ко рту, намереваясь осушить его до дна.

Цвай глухо зарычал и рывком выхватил у неё остатки алкоголя из рук. С громким стуком кружка опустилась на стол, половина её содержимого расплескалась золотисто-жёлтой лужицей вокруг. Телохранитель заговорил тихо и отрывисто, едва сдерживая свой гнев:

— Мы уходим.

Пареньки рядом разом поняли намёк, подскочили и скрылись восвояси, не проронив ни слова. Ив же уставилась на него так, будто впервые увидела. Окружающие начали беспокойно поглядывать в их сторону.

— Ты не можешь приказывать мне, — ледяным тоном прошептала она одними губами, прищурившись, гордо выпрямив спину и приподняв подбородок.

Та часть мозга, что была в нём райбом, разом запротестовала и потребовала немедленно взять себя в руки и извиниться, но какая-то другая его часть, та, что обычно просыпалась в нём в пылу битвы, даже не подумала отступать. Цвай наклонился ближе к её лицу и, глядя в строгие фиалковые глаза, ответил на пару градусов холоднее её собственного голоса:

— А я и не приказываю, я констатирую факт.

Глаза девушки на секунду расширились в неподдельном изумлении, но она тут же злобно зыркнула на него и, встав из-за стола, резко устремилась прочь.

 

Ивейн пулей пронеслась мимо нескольких рядов палаток, прежде чем вернула себе способность мыслить. Телохранитель и друг её не на шутку перепугал. Что сейчас произошло? Кто тот незнакомец, который только что был перед ней? Это явно был не Цвай, которого она привыкла видеть, но даже и не тот парень, что ей удалось увидеть краем глаза прошлым вечером. Этот мужчина был невероятно властным и решительным, от него веяло такой силой, что не подчиниться ему было просто невозможно. Если бы её отец обладал даже половиной подобной силы духа, уже не только бы она, а весь Райкон, включая старейшин, ходили бы у него по струнке.

Принцесса бросила косой взгляд на шагающего рядом с ней парня: челюсти сжаты, повелительный непреклонный взгляд направлен прямо перед собой, шаги спокойные и уверенные. От него по-прежнему веяло властью. Редкие прохожие, как по команде, уступали им дорогу, и в этот раз Ив не сомневалась, что, или точнее, кто был тому причиной. Она качнула головой, и вся эта мощь была в её полном распоряжении. Даже сейчас, будучи на взводе, если бы она приказала, он безоговорочно выполнил бы любую её команду. Вот только что же заставило этого дикого зверя вырваться на свободу? Ответ на этот вопрос был для неё самой большой загадкой.

Солнце начало клониться к закату; заприметив укромный пустой уголок между палатками, девушка свернула в него и остановилась, уставившись на своего телохранителя. Прогулка призвана была укрепить отношения между ними, а не окончательно разрушить.

— Да что с тобой такое? — раздосадованно спросила она.

— Что со мной такое? А что с тобой? — всё тем же ледяным властным тоном поинтересовался Цвай. — Я сделал, как ты просила. Привёл тебя на эту чёртову ярмарку, попёрся зачем-то в этот предсказательный шатёр. А что в итоге я вижу? Тебя в компании каких-то оболтусов, которые успели тебя напоить!

Ивейн приложила ладонь ко лбу: вот что с ним сделать? Почему он продолжает опекать её, словно маленького ребёнка? Она выдохнула и продолжила спокойнее:

— Я повторяю, я не пьяна.

«Ну, или почти не пьяна», — призналась девушка про себя. В голове её и вправду слегка расстилался туман, но это вовсе не значило, что она не могла себя контролировать. Цвай хмыкнул и с иронией приподнял левую бровь. Он скрестил руки на груди и обдал её снисходительным взглядом, смотря на принцессу сверху вниз.

— Я выпила всего несколько глотков! — разозлившись, сказала она и сжала кулаки. Разумеется, это всё равно прозвучало как оправдание.

Парень фыркнул и милостиво кивнул.

— И что такого в том, что я выпила совсем немного и поговорила с кем-то? Ничего со мной от этого не случилось! Как видишь, я вполне жива и здорова! Я что, не имею права ни с кем разговаривать?! — раздражённо продолжала говорить девушка, мысленно кляня себя за несдержанность, а его за чрезмерную опеку.

— Имеешь, но только не с сомнительными типами, ищущими одинокую и доступную женщину! — выпалил он в ответ, сверля её яростным взглядом.

Такой поворот её мгновенно вывел из себя: то есть, теперь он не только изображал её телохранителя, но и играл в её папочку.

— Я теперь уже, оказывается, доступная! — взвизгнула рассвирепевшая Ив. — И даже если и доступная, тебя-то это точно не касается!

Цвай отшатнулся от её последних слов, как от пощёчины, и разом потух, его лицо вытянулось и побледнело. Он уставился в пол и залепетал своим ногам:

— Простите, ваше высочество. Я… я не имел права это говорить. Я полностью осознаю свою вину и приму любое наказание.

Зазубренная стандартная фраза обдала Ивейн ушатом ледяной воды и моментально привела в чувство. Она закрыла лицо руками, что она творит? Она же отпугивает от себя единственное живое существо, что хотя бы пытается видеть в ней личность, а не только наследную принцессу.

— Я… — начала она хрипло, выровняв сбившееся в пылу спора дыхание. — Это не твоя вина. Я вошла в раж и зашла слишком далеко. Ты прав. Это ты меня прости.

Она убрала ладони и с опаской посмотрела на Цвая. Тот поднял на неё полный удивления взгляд, но не нашёлся что ответить.

— В любом случае, что у тебя за нелады с алкоголем? Что в нём такого плохого? — спросила она, меняя тему и пожимая плечами. — Немного вина помогает расслабиться.

— Расслабиться, а потом наговорить и наделать странных вещей, о которых потом жалеешь, — с грустью в голосе признался Цвай, смотря в сторону.

Ив как-то слышала от проболтавшейся Драй про неприятный инцидент, произошедший в жизни её друга, но подробностей не знала. И, к её большему сожалению, сейчас было не то время, чтобы пытаться что-то узнать. Она закрыла глаза и фыркнула. Так или иначе, он попал в самую точку. А их склока была наглядным тому доказательством.

— Ты прав. Опять, — признала она, опуская глаза на свои порядком запылившиеся кеды.

Несколько минут они простояли в неуверенной тишине. Затем она решилась спросить:

— Зачем она тебя так настойчиво звала? Что она тебе сказала?

— Нонсенс какой-то, — всё также смотря в сторону, сознался Цвай. — Не понимаю, что это вообще должно значить.

— У меня то же самое, — горько рассмеялась принцесса, вспомнив своё предсказание. — Пошли домой.

Она развернулась и поплелась к выходу. Прогулка, в итоге, оказалась полным провалом. Вместо того, чтобы развеяться, они переругались, а она ни капли не приблизилась к ответам на свои вопросы.

 

Ив шаркала по дорожкам между шатрами, даже не смотря по сторонам. Стремительно вечерело, с каждым шагом смеркалось сильнее и сильнее. Все красоты и диковинки вокруг вдруг как-то разом потеряли для принцессы весь свой блеск. Неужели ей никогда не найти общего языка с её когда-то лучшим другом? Он хватался за свою маску, словно за спасительную соломинку, и не давал ни единому истинному чувству проскользнуть наружу. То, что ей удалось увидеть за последние два дня, явно попросту проскочило мимо его хватки. Но и тех крошек ей хватило, чтобы понять, насколько противоречивой и сложной была личность Цвая. «Элиот никогда не был простым», — мысленно рассказывала Ив своим ногам, теряющимся в сумерках. Кое-где начинали зажигаться фонари. «Он всегда был скрытным. Никогда лишний раз не показывал своих переживаний. А что теперь у него на уме, чёрт его разберёт!» Девушка незаметно покосилась на своего телохранителя, тот зеркально повторял её движения, уставившись в землю и еле волоча ноги. «Почему он себя так странно ведёт? Почему так настойчиво отгораживается? Он что-то скрывает лично от меня? Или я всего-навсего для него чужая, и поэтому не считает нужным делиться?» Ивейн прикусила губу, она не знала какой из вариантов для неё более болезненный. У неё самой были от него секретики, но он всё равно оставался её другом, а вот что творилось в его голове, наверное, и он сам до конца не понимал.

Принцесса остановилась недалеко от выхода с базара. Ей так не хотелось покидать это место; здесь всё было пропитано детскими воспоминаниями, она почти вернулась в своё детство. Толпа заметно поредела и сменила характер: если днём большей частью были райконы, горожане и обитатели дворца, то вечером основными посетителями были райбы. Те, у кого вечером заканчивалась работа, приходили поглазеть на фокусников и прочие бесплатные развлечения, либо приводили своих детей развлекаться. Дети райбов и подростки, не поступившие ещё на службу, имели особые привилегии — для них все увеселения на ярмарке были бесплатными. Такой указ издал когда-то её дед, император Алозай, и её отец до сих пор лично следил за его исполнением.

По её правую руку возвышалось колесо обозрения с цветными кабинками, внутри она заметила несколько целующихся парочек и визжащую детвору. Девушка улыбнулась своим воспоминаниям: когда у неё не было крыльев, аттракцион был единственной возможностью увидеть мир с высоты. Тогда она, наверное, и влюбилась в небо, в полёт, в свободу парить над землёй вдали от бесконечных проблем.

Ивейн закрыла глаза и прислушалась к звукам вокруг: детский хохот, разговоры между людьми, шелесты, скрипы, журчание воды, треск огня. Где-то совсем рядом нож с глухим стуком влетел в дерево и застрял там. Девушка распахнула глаза и с интересом оглянулась по сторонам. Источник звука нашёлся довольно быстро: слева от неё находилась палатка с призами, где за меткое попадание метательного ножа в цель можно было выиграть какой-нибудь сувенир. Хоть призы и были грошовыми, но в детстве для них это были самые настоящие сокровища. Для Ив особенно, ведь она осиливала их заработать весьма и весьма редко. Вот и сейчас можно было не мечтать выиграть что-нибудь самой. Когда-то Инди, девочка, жившая с ними по соседству, пыталась учить её бросать ножи, но закончилось это тем, что Ив только научилась никого не ранить. «Мда, — раздосадовано подумала принцесса. — С тех пор я ни разу Инди и не видела».

Райконам, конечно, было вообще запрещено держать оружие в руках, но забавы ради сыграть пару раз не возбранялось. Вот и сейчас около палатки собралось несколько парочек райконов и толпа разномастных зевак. Парень с золотисто-каштановыми волосами в тёмно-синей блестящей рубашке замахнулся, и нож застрял на самом краю мишени. Маленькая худенькая девушка, стоявшая за прилавком, нервно захихикала, по-видимому, от облегчения, что нож всё же угодил в цель, а не в неё, и предложила использовать последнюю попытку. Тёмные волосы девушки были заплетены в жидкую косицу, а чёрное платье, расшитое алыми цветами, хоть и было непрозрачным, но едва прикрывало её грудь. Следующий нож попал в деревянную стенку, на которой висели круглые щиты с красными кругами. Это было ещё на десяток сантиметров ближе к хозяйке аттракциона, и та заметно побледнела. Затем она выдавила из себя улыбку и предложила парню выбрать приз.

— Я не хочу ничего из этой мелочёвки, — возмутилась темноволосая девушка, стоявшая рядом с неудачливым игроком, поджав накрашенные губки. — Я хочу того медведя и только его!

Смутьянка показала на самую верхнюю полку, где расположился огромный белый плюшевый медведь с ярко-синим бантом и красным сердцем в лапах. Игрушка была настолько милой, что даже Ив захотелось усадить её на своей безразмерной кровати.

— Ну прости, Фло, я не райб, у меня не хватает навыков, — рассмеялся парень в ответ пожимая плечами. — Если тебе нужен кто-то, способный добыть эту игрушку, советую поискать ребят в чёрной форме.

Фло не сказала своему горе-ухажёру ни слова, обдала уничижительным взглядом и, развернувшись на каблуках, быстро устремилась прочь.

— Фло, я же пошутил! Фло, ну прости! — заорал парень и бросился вдогонку за своей пассией.

Наблюдающие за спектаклем зрители молча проводили ругающуюся парочку и возвратились к своим делам. Однако толпа около палатки тут же поредела, так как новых желающих поучаствовать не нашлось.

— С чего он решил, что все райбы умеют метать ножи? — глубокомысленно проговорил Цвай. — Можно подумать, это плёвое дело. Я вот так и не научился. Инди меня всё время обходила.

Её телохранитель развёл руками и широко улыбнулся.

— Разве есть что-то, в чём ты не лучший? — подразнила его Ивейн.

Он скрестил руки на груди и не ответил, изображая глубокую задумчивость.

— Ну-у, я много что могу… — многозначительно заговорил он через время и тут же добавил, с подозрением уставившись на неё. — Ты же не пытаешься сделать мне вызов? Только не говори, что тоже хочешь этого медведя!

— Ну-у… — протянула принцесса, приложив палец к губам. — Я, может быть, и хотела бы, но он слишком заметный. И тяжёлый. Кто его потом ко мне в комнаты затащит?

Девушка скривила разочарованную мину и тут же добавила с энтузиазмом:

— Но есть же и другие призы. Меня вполне устроит мелочёвка на память. Из детских сувениров у меня же ничего не осталось.

Она покосилась на парня, стараясь уловить его реакцию. Лицо Цвая на мгновение посуровело, но он взял себя в руки так быстро, что она не была до конца уверена в увиденном.

— Если таково желание принцессы, — шутливо сказал он, улыбаясь странной улыбкой, не коснувшейся его глаз. — У меня осталось немного сдачи от пирогов.

Ив кивнула, сдерживая дрожь. Она не могла определиться — рада тому, что он так легко согласился, или нет.

— Выиграй мне что-нибудь, мой верный пёс, — улыбаясь как можно беззаботнее, попросила она.

— Как прикажете, ваше высочество, — ответил Цвай, отвесил ей еле заметный поклон и направился в сторону палатки.

 

Цвай шёл танцующей пружинистой походкой между прохожими — ему было плевать, за кого его примут в этот раз; если Ив хотела сувенир, он добудет для неё луну с неба. Разумеется, парень немного лукавил, говоря, что плох в метании ножей. На самом деле, добыть главный приз для него было плёвым делом. Однако Инди он действительно ни разу не обошёл. Когда-то они соревновались между собой именно в этой палатке, собирая толпу, потому как их игра становилась бесплатным представлением для всех желающих. С тех времён многое поменялось, но Вики, девушка у прилавка, почти не изменилась.

— Я хочу попробовать, — уверенно заявил парень, с улыбкой протягивая несколько монет голубоглазой девушке.

Вики покосилась на него, сдвинув брови.

— Прошу прощения. Мы нигде не встречались раньше? — с интересом спросила она. — Ваше лицо мне кажется знакомым.

— Что? Нет! — с искренним недоумением соврал Цвай.

С одной стороны, не мудрено, что девушка не узнала его: он не появлялся здесь уже больше семи лет, в последний раз хозяйка палатки видела его ещё совсем мальчишкой. Но с другой, его озадачило, что даже Вики ни на секунду не задумалась, забирая у него деньги и давая три ножа взамен. Парень поблагодарил её и осмотрелся, оценивая и выбирая подходящий приз из игрушек и сувениров, разложенных на полках. Если память не подводила его, то чем выше полка, тем больше очков нужно было заработать, чтобы взять что-то оттуда. Ему на глаза попался небольшой плюшевый бело-серый щенок с милой мордочкой. «Моя принцесса хочет сувенир от своего верного пса? Значит, она его получит», — ухмыльнулся Цвай про себя, сделав выбор. Мягкая игрушка находилась прямо посередине многоярусного стеллажа; чтобы добыть её, телохранителю достаточно было попасть два раза во внешний круг мишени и один раз в средний, либо один раз в яблочко, а дальше можно было пару раз кидать хоть в стену.

Разумно рассудив, что попадание в самый центр привлечёт к нему слишком много ненужного внимания, Цвай включил все свои актёрские навыки взамен боевых.

— Эм, с какой стороны это надо брать? — извиняющимся тоном спросил парень, с опаской показывая на нож.

У своего левого плеча он услышал раздражённое фырканье и подавленный смешок, что не оставляло сомнений в том, кто именно подошёл и стоял за его спиной. «Тем лучше, — подумал он. — Значит, вместе с призом моя принцесса получит и представление». Однако привыкшая к такого рода вопросам Вики ничуть не смутилась и спокойно разъяснила:

— Некоторые берут за рукоять, но обычно ребята с… экх… военной подготовкой, — девушка запнулась, видимо, не желая по каким-то причинам называть вещи своими именами. — Так вот, они бросают рукояткой вперёд, а берутся за лезвие. Считается, что так выше вероятность попадания.

— Так? — уточнил Цвай, двумя пальцами поднимая нож за лезвие.

Ножик был далеко не самого лучшего качества: он не только не имел никакой магической закалки, но даже отбалансирован был очень плохо. Впрочем, мишени были близко и достаточно велики, чтобы без труда попасть и таким грубым орудием. Вики энергично закивала, отступая подальше в надежде, что нож не улетит куда-то не в ту сторону. Он поднял оружие, в процессе незаметно меняя расположение пальцев, театрально прицелился, прищурив один глаз, и свободным привычным движением отправил лезвие в нижнюю левую часть мишени. Голубоглазая девушка выдохнула с облегчением, а Ив медленно издевательски зааплодировала.

— А ты, оказывается, хорош в этом, Эл, — едва скрывая иронию в голосе, провозгласила его принцесса.

— Ты просила приз, приходится стараться, — искромётно улыбаясь, сообщил он, оборачиваясь к девушке.

Его встретила вполне искренняя и благодарная улыбка Ивейн, разве что в уголках фиалковых глаз затаилась ирония от понимания того, что он в действительности делал.

— Отличный бросок, — воодушевлённо похвалила его Вики.

— Новичкам везёт, — пожал плечами Цвай и предупредительно взял следующий нож.

В этот раз он целился дольше, неуверенно меняя угол наклона руки, и от усердия даже слегка высунул язык. Наконец ему надоело паясничать, и нож угодил на пару сантиметров ближе к центру, только теперь с самого верха.

— А у вас здорово получается, — удивлённо приподняв брови, констатировала хозяйка палатки.

— Но медведь мне всё равно не светит, — фыркнула Ив, качая головой.

— Ты выбрала не того парня, — хихикнул он, за что тут же получил локтем под рёбра.

Телохранитель согнулся пополам, скрывая сбившееся дыхание безудержным хохотом: удары девушки с каждым разом становились всё точнее и сильнее. Ему закралась непрошенная мысль потренировать принцессу — похоже, у неё были задатки боевых способностей.

— Добрая Ив, — хрипло выдавил он, вернув себе возможность дышать.

— У тебя есть ещё одна попытка, добрый Эл, — передразнила его девушка, беспечно улыбаясь.

— Ваш друг так старается, — неожиданно вмешалась Вики. — Я позволю вам забрать медведя, если он ещё раз попадёт в мишень.

— Нет, — покачал головой Цвай с издёвкой, награждая изумлённую принцессу кривой ухмылкой. — Она попросила выиграть «что-нибудь», поэтому приз буду выбирать я.

— Попади сначала в мишень, умник, — осадила его блондинка с фиалковыми глазами, возвращая ироничную улыбку.

— Как скажешь, — согласился он, беря последний нож.

Парень старался не думать о косых взглядах, что бросала на них Вики. Девушка насмотрелась на разномастные парочки за бесконечные годы стояния за этим самым прилавком. Уж она-то ни капли не сомневалась, что он попросту выпендривался перед девушкой, которая ему нравилась. «Надеюсь, Ив решит, что я устраиваю шоу по другим причинам», — пробурчал он про себя. В этот раз он не стал тянуть слишком долго; скривив неуверенную мину, Цвай прицелился ещё на пару сантиметров ближе к центру и бросил ножик. Тот угодил именно в ту вмятину от предыдущего попадания, куда он целился.

— Вау, — с неподдельным восторгом выдохнула Вики. — Вы лучший игрок за всю неделю. Я отдам вам главный приз.

— Нет, — повторил Цвай, качая головой. — Дайте-ка мне лучше вон ту игрушку с красным бантиком.

Он указал на выбранного до этого плюшевого щенка. Хозяйка пожала плечами, но спорить не стала. Вики подошла к полкам и скоро вернулась с мягкой игрушкой.

— Благодарю, — сказал он, забирая свой выигрыш.

Телохранитель заговорщицки улыбнулся; развернувшись к Ив, он встал на одно колено и протянул игрушку девушке.

— Ваш приз, моя принцесса, — тоном, полным благородства, провозгласил Цвай, стараясь держать спину прямо и выглядеть по-рыцарски.

Ивейн застыла, потрясённо уставившись на него. Только тогда он заметил, что вокруг стало очень тихо: все разговоры разом смолкли, и присутствующие с интересом наблюдали за ними. По их вытянувшимся лицам и открывшимся ртам он быстро сообразил, что заигрался.

Слишком сильно заигрался.

Глава 7


Телеграмм канал автора: https://t.me/a_diary_of_a_novel_writer

Мнение редакции может не совпадать с мнениями авторов статей

Если вы нашли ошибку в тексте, напишите нам об этом в редакцию

Поделиться в Социальных сетях с друзьями:
181
Понравилась ли вам статья?
5 - (проголосовало: 2)Голосовать могут только зарегистрированные
и не заблокированные пользователи!
Вас могут заинтересовать другие выпуски с похожими темами
 
Охранник для принцессы. Пёс. Глава 1Охранник для принцессы. Пёс. Глава 2Охранник для принцессы. Пёс. Глава 3

Народное Славянское радио

Это первое в истории Славянского Мира некоммерческое "Народное Славянское радио", у которого НЕТ рекламодателей и спонсоров, указывающих, что и как делать.

Впервые, команда единомышленников создала "радио", основанное на принципах бытия Славянской Державы. А в таковой Державе всегда поддерживаются и общинные школы, и здравницы, общественные сооружения и места собраний, назначенные правления, дружина и другие необходимые в жизни общества формирования.

Объединение единомышленников живёт уверенностью, что только при поддержке народа может существовать любое Народное предприятие или учреждение. Что привнесённые к нам понятия "бизнес" и "конкуренция", не приемлемы в Славянском обществе, как разрушающие наши устои. Только на основах беЗкорыстия и радения об общественном благе можно создать условия для восстановления Великой Державы, в которой будут процветать Рода и Народы, живущие по Совести в Ладу с Природой. Где не будет места стяжательству, обману, продажности и лицемерию. Где для каждого человека будут раскрыты пути его совершенствования.

Пришло время осознанности и строительства Державы по правилам Славянского МИРА основанным на заветах Предков. "Народное Славянское радио" — это маленькая частица огромной Державы, оно создано для объединения человеков, для коих суть слов Совесть, Честь, Отчизна, Долг, Правда и Наследие Предков являются основой Жизни.

Если это так, то для Тебя, каждый час на "Народном Славянском радио" — хорошие песни, интересные статьи и познавательные передачи. Без регистрации, абонентской платы, рекламы и обязательных сборов.

Наши соратники

родобожие русские вести родович славянская лавка сказочное здоровье белые альвы крестьянские продукты Портал Велеса ИСКОНЬ - АНО НИОИС