Журнал 11 выпуск
Журнал, выпуск 10
Журнал, выпуск 9
Журнал Быть Добру
Реквизиты
Народный корреспондент
Телевидение НСР
Народное телевидение
Детское ТВ

Миссия. Начало пути. Глава 33

Миссия. Начало пути. Глава 33

Начало здесь
Глава 32 / Глава 34

Глава 33

 — Тонечка, сестричка, горе-то какое! — Наталья Петровна обняла вошедшую в дверь женщину и расплакалась, уже в который раз за последние несколько дней, давая волю своим чувствам. — Нет больше моего Славочки.

  Антонина Петровна Стриж, несмотря на изрядное количество морщин и на то, что была на семь лет старше, сейчас выглядела гораздо моложе убитой горем младшей сестры Натальи. Она обняла рыдающую женщину и, прижав к себе, ласково поглаживала её по сутулой спине, ничего не говоря. Как человек, умудрённый жизненным опытом, она давала возможность высказаться и выплакаться своей младшей сестре, понимая, что кроме неё, Наталью больше некому было выслушать и некому утешить. Так они стояли у порога несколько минут, пока рыдания сестры не утихли, а плечо, к которому она прислонилась, не стало мокрым от слёз. Немного успокоившись, хозяйка квартиры наконец пришла в себя и засуетилась:

 — Тонечка, что ж это мы стоим у дверей? Проходи, сестричка, на кухню, я тебя покормлю, ты же, небось, проголодалась с дороги.

 — Ты всё такая же беспокойная, как и в молодости, — заметила Антонина, — вся в делах и заботах.

 — Не о ком мне больше заботиться, сестричка, нет больше моего сыночка, нет моей кровинушки, — глаза Натальи вновь заблестели от появившихся в них слёз.

 — Ну, всё-всё, успокойся, — принялась утешать её старшая сестра, — если ты не против, то я поживу у тебя немного.

 — Что ты, сестричка, как же я буду против? Ты же одна у меня осталась родная душа, кроме тебя, мне и поговорить-то не с кем. Живи, сколько захочешь, и мне всё веселее будет. Да что ж это я всё тебя разговорами-то потчую, садись за стол, я сейчас чего-нибудь приготовлю поесть.

  Хозяйка квартиры открыла холодильник, доставая оттуда какие-то продукты, а гостья вернулась в коридорчик и принесла на кухню дорожную сумку, откуда начала выкладывать на стол то, что привезла с собой. Достала банку консервированной кукурузы, упаковку крабовых палочек и большую упаковку майонеза. Помидоры, огурцы и зелень сразу отнесла к рукомойнику, где быстро ополоснула их тёплой водой. Последними на стол легли свежая булка, палка сухой колбасы, треугольник твёрдого сыра и бутылка пятизвёздочного коньяка. Пока Наталья отваривала яйца, она нарезала крабовых палочек, порезала батон и открыла банку с кукурузой. Затем они вместе приготовили крабовый и овощной салаты, нарезали на тарелочку понемногу колбасы с сыром и наконец присели друг напротив друга за кухонным столом.

 — Ой, что ж это я, — вновь спохватилась младшая сестра, вскакивая с табурета, — рюмочки же надо принести.

  Она быстро сходила в соседнюю комнату, и Антонина разлила коньяк в принесённые сестрой простенькие стеклянные рюмки. Они выпили, не чокаясь, за упокой души раба Божьего Вячеслава. Неторопливо начали закусывать. Наталья, отстранённо глядя куда-то поверх стола, положила в рот кусочек сыра и долго его разжёвывала, будто забыв о том, что нужно глотать. Старшая сестра не страдала отсутствием аппетита, поэтому без лишней скромности методично принялась поглощать всё, что стояло перед ней на столе. Немного утолив голод, она, чтобы прервать затянувшееся молчание, спросила:

 — Наташа, ты хоть расскажи, как же так произошло, за что ж сыночка-то убили?

  Алкоголь несколько успокаивающе подействовал на младшую сестру, и та, немного расслабившись, уже не впадала в истерику, хотя слеза нет-нет да и появлялась в глазу.

— Да глупо всё как-то вышло, ни за что ведь сыночка загубил ирод, — тяжело вздохнула Наталья, — всё водка окаянная, она всему виной. Кто ж знал, что всё так обернётся. Нельзя ему было пить после лечения-то, да как назло в ванной кран сломался. Пришлось соседа приглашать, чтоб починил, значит. Славка вместе с ним и выпил после ремонта. О чём там они заспорили, я не помню, да только сынок с пьяных глаз и полез на Кольку с кулаками, а тот его ножом и пырнул.

  Сестра опять залилась слезами, вспомнив тот злополучный вечер. Антонина молча разлила коньяк и, всунув рюмку в руку сестре, несмотря на возражения, заставила её выпить. Когда та, выпив и вновь успокоившись, съела пару вилок салата, она спросила:

 — Друзья-то хоть его на похороны пришли?

 — Да кто ж придёт?… Олега ещё до Славика похоронили, а Андрюши дома сейчас нет, работает где-то. Да я про него, если честно, и забыла совсем, не до этого было.

 — Нехорошо, сестричка, получилось. Всё же они с самого детства дружили, нужно позвонить обязательно и сказать о том, что произошло. Если на похоронах не был, так пусть хоть на могилку к другу сходит да к тебе заглянет, ведь ты ему как мать была, когда его родители погибли.

 — Ты права, Тонечка, права. Нехорошо получилось. Обязательно ему позвоню.

 — Не позвоню, а бери и звони. Зачем откладывать. На девять дней пусть приезжает, помянем вместе Славика, как полагается. Номер телефона помнишь?

  Наталья торопливо встала и вышла в другую комнату. Через несколько минут она вернулась с мобильным телефоном сына, подала его сестре.

 — Здесь номер Андрея остался. Я с этого телефона и звонила, когда Славик чуть было не умер.

  И опять слёзы. И ещё стопка коньяка для успокоения нервной системы.

— А что случилось-то, от чего он умереть мог? Заболел чем-то?

— Так тоже ж непонятно ничего. Болел он сильно. Да только в больнице ничего не нашли. И анализы сдавали, и рентгены всякие делали… А он уже и есть совсем перестал, всё лежал целыми днями, бормотал что-то невнятное… Я уж думала, что совсем дойдёт. Тогда и вспомнила про Андрюшу-то, попросила его помочь. Он Славика и отвёз к какому-то лекарю. Тот его за один день на ноги и поставил.

 — Я так и думала, — еле слышно буркнула Антонина.

 — Что? — не расслышала сестра.

 — Нет-нет, Наташенька, ничего. А к какому лекарю Славика, говоришь, возили?

 — Так я и не спрашивала. Но не в нашем городе.

  Антонина меж тем открыла на телефоне список номеров, по которым звонили последние разы. В списке, собственно, их было буквально несколько, и последним был номер, который у Славика был подписал как “Столяр”. Палец потянулся к функции вызова, но сделать это гостья не успела, так как раздался звонок в дверь. От неожиданности гостья слегка вздрогнула, чуть не выронив из рук телефон.

 — Ты кого-то ждёшь? — она вопросительно посмотрела на младшую сестру, стараясь скрыть своё волнение.

 — Нет, никого, — ответила та, в недоумении пожимая плечами, — сама удивляюсь, кто бы это мог быть.

  Наталья встала и пошла открывать.

 — Спроси сначала, кто там, а то мало ли что… — крикнула вдогонку Антонина.

 — Ой, да кому я нужна, — возразила сестра, но, подойдя к двери, всё же спросила, — кто там?

 — Скажите, — послышался с той стороны девичий голос, — Наталья Петровна здесь живёт?

 — Да, это я, — по-прежнему недоумевая, ответила та.

 — Вы меня не знаете, — продолжал разговор голос из-за дверей, — меня зовут Света. Меня попросил к вам зайти Андрей Столяров, знаете такого?

 — Андрюшу? Конечно, знаю, — отозвалась Наталья, пытаясь открыть дверной замок немного непослушными от выпитого спиртного пальцами.

  Наконец это ей удалось, и когда дверь отворилась, хозяйка квартиры увидела молодую русоволосую девушку. Та скромно стояла, держа впереди себя обеими руками новый цветной пакет. Лицо её выражало искреннее сочувствие.

 — Проходи, доченька, — Наталья пропустила ещё одну гостью в квартиру и заперла за ней дверь. — Проходи-проходи, не стесняйся, у меня сегодня прямо день посещений. Сестричка моя приехала, а теперь вот ты. Проходи на кухню, мы как раз Славика поминаем.

  Хозяйка легонько подтолкнула остановившуюся в нерешительности девушку вперёд.

 — Вот, познакомьтесь, — сказала она, указывая на грузную женщину, сидящую за столом, — это моя сестра Антонина.

 — Антонина Петровна, — поправила свою младшую сестру женщина.

 — Тонечка, а это Света, она от Андрюши пришла, — хозяйка указала на всё так же застенчиво переминающуюся с ноги на ногу у дверей девушку.

 — Очень приятно, — не очень дружелюбно ответила раскрасневшаяся от выпитого коньяка Антонина.

 — Мне тоже, — вежливо ответила Светлана и, подталкиваемая хозяйкой дома, присела на краешек табуретки возле стола.

  Наталья Петровна принесла ещё одну рюмку и поставила перед девушкой. Её старшая сестра потянулась за бутылкой и принялась разливать. Когда очередь дошла до Светиной рюмки, та запротестовала:

 — Что вы, что вы, я не пью.

 — Это как же, — сдерживая возмущение, строго произнесла Антонина, — Славика помянуть отказываешься? Зачем тогда пришла?

 — Меня Андрей попросил присмотреть за Натальей Петровной. Помочь, если нужно.

 — А чего за ней смотреть? — уже более мягко сказала сестра Натальи, услышав имя Андрей, и добавила, — сам-то чего не пришёл?

 — Так он занят сейчас. Не может отлучаться.

 — Чем же он так занят, что в соседний дом попасть не может, чтобы мать своего лучшего друга навестить? — с иронией в голосе продолжала допытываться Антонина Петровна.

 — Он работает за городом. Там и живёт. Сюда сейчас не приезжает, вот и не может зайти. Но он очень беспокоится за Наталью Петровну, — поспешила заверить женщин молодая гостья.

 — Ты ему скажи, чтобы на девять дней обязательно приехал. Нехорошо будет, если не приедет. На похоронах не был, так пусть хоть теперь покажется.

 — Хорошо, я передам.

  Дальше пожилые женщины выпили ещё по рюмочке и уже втроём с девушкой продолжили трапезу. Светлана положила себе в тарелку немного овощного салата и неторопливо принялась его есть.

 — Светочка, бери колбаску, крабовый салатик очень вкусный. Кушай, не стесняйся.

 — Спасибо, Наталья Петровна, я не голодна, — вежливо ответила девушка и, словно что-то вспомнив, заметила, — а кукуруза сейчас почти вся генно модифицированная, мне Андрей сказал, чтобы я её не ела.

 — Что за вздор, — не удержалась от возмущения Антонина, — это кто ж такое выдумал, что кукурузу есть нельзя? Чем она-то не угодила?

 — Я не знаю, — засомневалась Светлана, — Андрей мне сказал…

— И Андрей тоже выдумал ерунду. Нужно всё есть — здоровее будешь.

— Да, я вот вам принесла, — вдруг спохватилась гостья и достала из пакета две стеклянные банки. — Здесь вот мёд, а здесь сметанка домашняя. Я не знала, что вам принести. Решила, что это и вкусное, и полезное. Вы мне скажите, что вам нужно, и я вам в следующий раз принесу. Андрей просил ещё расспросить вас про ваше здоровье, и вот, — девушка приподняла из пакета тонометр и вновь положила обратно, — но вы уже выпили, так что давление померяю в следующий раз.

 — Спасибо, Светочка, не нужно было тебе беспокоиться, у меня всё есть. И здоровье в порядке, так и передай Андрюше. Спасибо ему огромное, что беспокоится и не забывает.

 — Хорошо, передам. Наталья Петровна, знаете, я, наверно, пойду уже. Вот мой номер телефона, — протянула Светлана листок бумаги с крупно написанными цифрами, — если вам что-то понадобится, то обязательно позвоните. Если, не дай Бог, со здоровьем что, тоже не стесняйтесь, звоните. Я работаю медсестрой, так что помогать людям — это моя профессия, — улыбнулась доброй искренней улыбкой девушка.

 — Хорошо-хорошо, — Наталья Петровна встала вслед за гостьей и проводила её до дверей. — Так ты же не забудь сказать Андрюше, чтобы послезавтра приехал обязательно на девять дней. И скажи, чтоб не волновался за меня. Ко мне сестра приехала, поживёт немного у меня, так что скучно мне уже не будет, да и поможет она мне, если что.

  Простившись с гостьей, Наталья вновь вернулась за стол. Теперь ей сильно хотелось спать, “видимо от выпитого алкоголя”. Сдерживая зевоту, сказала:

 — Пошли, Тонечка, я тебе покажу, где постельное бельё лежит, да прилягу, что-то меня разморило.

  Ознакомив гостью с тем, что где лежит, она пошла в свою комнату; не раздеваясь, прилегла на край кровати, и через несколько минут в небольшом помещении, заставленном старенькой мебелью, уже раздавалось мирное, тихое сопение.

 — Угомонилась сегдешная, — злорадно прошептала Антонина, — Тонечка, Тонечка… Ты и не подозгеваешь, что сестгица твоя совсем память потегяла. Она сейчас и имя-то своё вгяд ли вспомнит. Почаще общаться со своими годичами нужно, чтобы знать, как они живут, и что с ними пгоисходит.

  Она прошла по комнатам, плотно задёрнула шторы — и только тогда из пожилой женщины трансформировалась в молодого мужчину. Мужчина вернулся на кухню, налил себе ещё рюмку коньяка и, пригубив, начал шарить у себя по карманам. “Чёрт, — мысленно выругался он, — придётся без курева сидеть. Ну, да ладно, потерплю, а то ещё унюхает дым старуха, объясняй ей потом, что это от соседей затянуло”. Не найдя сигарет, Александр одним глотком допил содержимое рюмки и, прислонившись спиной к кухонной стене, ещё раз брезгливо окинул взглядом помещение. Сейчас, когда вопрос с квартирой был решён, нужно было подумать, что делать дальше. Не слишком ли опрометчиво он поступил? С точки зрения конспирации, вариант был просто идеальный. Здесь его уж точно никто искать не станет. У Натальиной сестрицы старческое слабоумие, она и не вспомнит про свою младшенькую. Хозяйка квартиры теперь под его присмотром, здесь тоже волноваться нечего. “Эх, жаль, Магистр запретил сейчас что-либо делать со Столяровым, — Алекс злобно сжал кулаки, — и эта его подруга… С каким бы удовольствием выпил бы из неё всю энергию вместе с кровью, чтобы знала, с кем дело имеет, но ведь и её трогать нельзя. Тогда в общаге ускользнула рыбка из моих рук, благодаря подружке. Верка, та порасторопней оказалась, за что теперь всю жизнь будет расплачиваться. Ну что ж, пока всё хорошо, поживу здесь тихонько, буду хотя бы в курсе всех событий”. Горбунов посидел ещё немного, что-то обдумывая, после чего, не спеша, пошёл осваивать своё временное жильё.

  Выйдя на улицу, Светлана достала телефон и набрала номер Андрея. Тот ответил почти сразу. Скучая по своему возлюбленному, она понимала, что не стоит отрывать человека от работы, а поэтому использовала любой более-менее подходящий повод, чтобы услышать его голос.

 — Слушаю тебя, Светлячок, — весело отозвался Андрей.

 — Спешу тебе доложить, — так же радостно ответила Света, — я только что была у Натальи Петровны.

 — Какая ты у меня умничка. Как она там?

— Да вроде всё нормально. Жива, здорова. Сестра к ней приехала. Когда я пришла, они поминали твоего друга. Кстати, Наталья Петровна сказала, чтобы ты послезавтра приезжал на девять дней.

 — Я постараюсь. Работы уже не так много осталось, думаю, Олег Витальевич отпустит меня на пару часиков.

 — В общем, за маму своего друга можешь не беспокоиться, без присмотра она теперь не останется. Всё-таки, когда постоянно рядом близкий человек, это лучше, чем кто-то посторонний раз в день заглядывать будет.

 — Ты права. Это здорово, что сестра приехала. Самой ей сейчас очень тяжело.

 — Слушай, что я хотела спросить.

 — Да, спрашивай.

 — Скажи, а что не так с кукурузой? Ты мне сказал, чтоб я её не ела, а почему не есть, не объяснил. Чего такого опасного в том, что она генно модифицированная?

 — А что это ты вдруг вспомнила про кукурузу?

 — Так я когда у Натальи Петровны была, они салат с кукурузой ели, ну этот, который крабовый, он сейчас очень популярный. Предлагали мне, а я отказалась, сказала, что там ГМО кукуруза. Так они меня ещё и пожурили за это, мол, ерунду говорю, и что ничего опасного там нет. Вот я и хочу узнать, чего там такого вредного.

  Завывание тормозов маршрутного автобуса перед остановкой, к которой подошла Света, заставили её на несколько секунд прервать разговор. Она проворно взошла по ступенькам в салон, кинула водителю монеты за проезд и села на одно из свободных мест. Час пик уже прошёл, и сейчас маршрутка ехала полупустая.

 — Не пойму, — продолжила Светлана, когда такси тронулось с места, — почему не могут смазать тормоза, что они так визжат.

  В трубке послышался весёлый смех Андрея.

 — Ну, ты и сказала, — всё ещё смеясь, ответил он, — тормоза смазать.

 — Ну а что, — деланно обиделась девушка, — слышать же невозможно — уши закладывает.

 — Ладно, — посмеявшись теперь уже вместе со Светланой, которой тоже от его смеха стало весело, Андрей продолжил прерванный разговор, — ты хотела узнать про кукурузу, так вот, послушай. Генетически модифицированной является не только она, модификации давно уже подверглись и соя, и хлопок, и картофель… Да много уже чего. Замышлялось всё, возможно, и с хорошими намерениями — сберечь посевы от вредителей и сорняков, да только, как обычно это бывает, получилось не очень здорово для людей. Вживлённые в растения чужеродные гены, попадая в организм человека, тоже начинают его постепенно изменять. Что и как изменят эти гены, можно только гадать. Сейчас трудно оценить последствия употребления людьми продуктов, содержащих ГМО, но исследования, проведённые на крысах, показали весьма плачевный результат. Это и проблемы с внутренними органами, и всякие новообразования в организме, а самое, как я считаю, главное — это отрицательное влияние на потомство.

  Андрей глубоко вздохнул, будто представил что-то неприятное, после чего продолжил:

 — Первое поколение, появившееся от родителей, которых кормили ГМО соей, было, во-первых, малочисленным, а во-вторых, дефектным. То есть, детёныши имели какие-либо патологии. А вот второго поколения не было вообще! Как я уже сказал, люди ещё не ощутили эту проблему всерьёз, но она есть, и с каждым годом будет увеличиваться, если ничего не изменится, если народ не осознает всю опасность этого явления и продолжит употреблять всё это.

 — Андрюша, я не понимаю, — прервала рассказ Света, — если всё так опасно, то почему не запретят выращивание всех этих ГМО. Кстати, некоторые лекарственные препараты тоже содержат ГМО, например, те же самые интерферон и инсулин.

 — Не всё так просто, Светлячок, — в голосе Андрея прозвучали печальные нотки, — сейчас все помешаны на деньгах и сверхприбылях. Но и это ещё не всё. Власть — вот то, к чему стремятся те, кто эту гадость распространяет.

 — Ну, деньги я понимаю, — с сомнением сказала Светлана, — но как при помощи ГМО можно власть захватить?

 — Всё дело в том, что семена ГМО растений не дают всходов. То есть, посеял — собрал урожай, а чтобы посеять новый, нужно покупать новую партию, так как оставшиеся с прошлого года семена просто не взойдут. Смотри, раньше люди собирали урожай, ели всю зиму и ещё на посев оставляли. Теперь каждый год на посев покупать у корпораций приходится. А теперь представь, что весь мир перейдёт на ГМО семена. Тогда хозяева семенного фонда будут чуть ли не богами, так как они единолично будут решать, кому продать семена, а кто пусть с голоду помирает.

  Это я тебе общую картину обрисовал, но есть ещё множество нюансов, как, например, устойчивые к воздействию гербицидов сорта той же кукурузы: для защиты от сорняков производители поливают их ядами, дозировки которых превышают безопасные для здоровья нормы во много раз. А теперь представь, что на самом деле ни о чём не подозревающие люди вместе с этой кукурузой едят, и откуда у них будет хорошее здоровье.

 — Да, не очень весело, — согласилась Светлана, — хорошо, что я от салатика у Натальи Петровны отказалась.

  Немного помолчав, она сменила тему разговора, переведя в более важное для неё русло:

 — Андрюша, а ты долго ещё там будешь работать? Я уже так по тебе соскучилась.

 – Возможно, к сентябрю закончим, если ничего не помешает. Немного уже осталось. Если хочешь, давай у тёти Наташи и встретимся послезавтра.

 — Да мне как-то неудобно. Я ведь там совсем никого не знаю.

 — Светлячок, не выдумывай. Во-первых, ты уже сегодня познакомилась, а во-вторых, ты моя девушка. Мы же не обжираться туда пойдём и не выпивки ради, а чтоб товарища моего помянуть. Ну, так что, пойдёшь?

 — Давай я тебе завтра скажу, — всё так же нерешительно ответила Светлана.

 — Хорошо. Тогда до завтра. Целую тебя.

— И я тебя, — лицо девушки вновь озарила улыбка.

Глава 34

Мнение редакции может не совпадать с мнениями авторов статей

Если вы нашли ошибку в тексте, напишите нам об этом в редакцию

Поделиться в Социальных сетях с друзьями:
181
Понравилась ли вам статья?
5 - (проголосовало: 2)Голосовать могут только зарегистрированные
и не заблокированные пользователи!
Вас могут заинтересовать другие выпуски с похожими темами
 
Миссия. Начало пути. Глава 1Миссия. Начало пути. Глава 2Миссия. Начало пути. Глава 3

Народное Славянское радио

Это первое в истории Славянского Мира некоммерческое "Народное Славянское радио", у которого НЕТ рекламодателей и спонсоров, указывающих, что и как делать.

Впервые, команда единомышленников создала "радио", основанное на принципах бытия Славянской Державы. А в таковой Державе всегда поддерживаются и общинные школы, и здравницы, общественные сооружения и места собраний, назначенные правления, дружина и другие необходимые в жизни общества формирования.

Объединение единомышленников живёт уверенностью, что только при поддержке народа может существовать любое Народное предприятие или учреждение. Что привнесённые к нам понятия "бизнес" и "конкуренция", не приемлемы в Славянском обществе, как разрушающие наши устои. Только на основах беЗкорыстия и радения об общественном благе можно создать условия для восстановления Великой Державы, в которой будут процветать Рода и Народы, живущие по Совести в Ладу с Природой. Где не будет места стяжательству, обману, продажности и лицемерию. Где для каждого человека будут раскрыты пути его совершенствования.

Пришло время осознанности и строительства Державы по правилам Славянского МИРА основанным на заветах Предков. "Народное Славянское радио" — это маленькая частица огромной Державы, оно создано для объединения человеков, для коих суть слов Совесть, Честь, Отчизна, Долг, Правда и Наследие Предков являются основой Жизни.

Если это так, то для Тебя, каждый час на "Народном Славянском радио" — хорошие песни, интересные статьи и познавательные передачи. Без регистрации, абонентской платы, рекламы и обязательных сборов.

Наши соратники

родобожие русские вести родович славянская лавка сказочное здоровье белые альвы крестьянские продукты Портал Велеса ИСКОНЬ - АНО НИОИС