Детское телевидение
Вестник
Присоединяйся к нам
Приглашаем видеомастеров
Как сказывали наши Деды
Буквица от Ладоzара
ОУК МИР

Ведическая школа Русколани. В поисках Беловодья. Глава 36

Ведическая школа Русколани. В поисках Беловодья. Глава 36

Это последняя, завершающая глава, не только третьей книги, но и всей трилогии. Цели достигнуты, всё что можно приобретено. Ну, а название главы говорит само за себя...
Я очень надеюсь, что мне удалось передать в своей сказке всё задуманное: раскрыть образы, настроение, характеры персонажей, особенно главных героев. Показать их путь к изменению, становлению самих себя. Передать сложности, переживания, которые им пришлось преодолеть при этом, внутреннюю борьбу при осознании тех или иных ошибок. И результат, их победа не только над злом, но, что самое важное — над собой!

Ведическая школа Русколани. Сон на яву. Книга 1
Ведическая школа Русколани. Экспедиция в Навь. Глава 1
В поисках Беловодья
Глава 34 / Глава 35

ГЛАВА 36. Сила любви. Победа

Все трое открыли глаза одновременно.

— Зар? — удивилась Белана. — А что ты здесь? — все прекрасно помнили, где расположился их друг перед тем, как они направили свои сознания на Тёмного Владыку. Теперь же мальчик сидел в центре площадки.

— А то... Вы что же, совсем ничего не помните? — троица уставилась на мальчика непонимающими взглядами. — Ну же, ваши состояния? Что вы только что перенесли?

— Единственное, что я помню, это то, что следил за передвижением Владыки. Но потом… 

Кир ушёл в свои воспоминания, какие чувства преследовали его на момент слежки. — А потом… Я не могу припомнить, что со мной было. Полный провал в памяти.

С ним согласились и Белана с Повелевсой.

Зару ничего не оставалось делать кроме как коротко посвятить друзей в недавние события, что ему пришлось пережить вместе с ними, окунувшись в их же сознания.

Насколько ребята были ошарашены — не передать словами, но не поверить Зару они не могли. Они не помнили, что ощущали некоторым временем назад, но чётко осознавали, с какими чувствами открыли глаза. Теплота, доверие, любовь — всё это испытывали ребята перед тем как увидели перед собой Зара.

— Получается, ты помог нам победить то магическое давление, которое наслал на нас Владыка. Это значит, вместе мы сможем его одолеть, — заметила Повелевса. — Только как это сделать?

— Не знаю как, но за то время, пока я занимался вами, чувствую, в ближайшее время небо вновь разверзнется.

— Тогда не воспользоваться ли нам навеянным Заром состоянием и не послать ли его в небо? — предложил Кир.

— Да, давайте, давайте! Чувствую, это наш шанс замедлить извержения молнии, что приведёт к более быстрому росту Башни. Мне кажется, ей осталось совсем немного, и она достигнет своей высоты.

— Тогда не соединиться ли нам в круг? Только не на расстоянии друг от друга, как до этого, а возьмёмся за руки, — предложила Белана.

Сказано — сделано. Придвинувшись к центру площадки Башни, взявшись за руки, друзья сомкнули образовавшееся кольцо.

Закрыли глаза.

— Примите состояние Емели, — шёпотом произнёс Зар.

В ответ тишина, но совет друга был принят во внимание. Буквально минута, и нашу четвёрку окутала некая дурашливая лёгкость, беспечность, свобода, окрылённость… Эти приятные чувства можно было перечислять до бесконечности, но работа наших друзей не замедлила себя ждать. После первоначального облегчения в организме, в их позвоночнике автоматически сосредоточился алмазный стержень. И вот, вверх от фигур ребят стали подниматься невидимые потоки. Но, несмотря на их внешнюю невидимость, если посмотреть на них внутренним зрением, то можно было увидеть, что они были разных цветов: красного, синего, жёлтого и белого. А соединившись и переплетясь в один общий, потоки превратились в разноцветную, радужную спираль-луч.

Вот луч упёрся в чёрно-серую воронку и медленно, но уверенно, словно буравчик, начал входить, проникать внутрь её…

Переместив центр восприятия в область макушек, несмотря на то, что глаза друзей были закрытыми, они чётко видели происходящий чудесный процесс слияния. Но завершения процесса до победного конца проследить было не суждено. Их лучи-потоки были бесцеремонно перекрыты.

Как один, ребята распахнули глаза. И когда они их распахнули, то увидели причину столь нахального прекращения их работы с небесной стихией.

На некотором расстоянии от башни в воздухе завис сам Тёмный Владыка.

Не было произнесено ни слова. Как это уже ранее было, абсолютно незаметное, настолько оно было быстрым, движение рукой, и над головами наших друзей просвистел огненный смерч в виде хлыста.

Незаметное, но не для наших героев. Включив ускорение, они не только успели рассмотреть столь быстрое движение, но и вовремя среагировать.

В одну секунду, да что секунду, доли секунды с центра площадки ребята рассыпались по всей её плоскости.

«Это наш шанс, — успел передать информацию Зарубик. — Мы во что бы-то ни стало должны удержать Владыку как можно дольше над Башней».

«Принято», — успел ответить Кирилл.

И началась борьба за жизнь, но не на смерть.

Хлыст Владыки летал-перемещался с такой скоростью, что казалось, слился в один единый огненный вихрь. Но это выглядело только со стороны. Если смотреть с той же стороны обычному наблюдателю, то можно было одновременно проследить за перемещением всех присутствующих у Башни, как толпа детей-строителей передвигалась с одной черепашьей скоростью, в то время как Владыка с хлыстом в руках и наши герои в более ускоренном темпе вжиками носились по верхушке Башни. И только благодаря умению входить в ускоренное состояние, друзья успевали увёртываться и своевременно ретироваться с мест атаки.

В свете далёких молний голова-шлем Тёмного Владыки угрожающе отливала пугающими, искрящимися, словно живыми, переливающимися нитями. Скорость вращения хлыстом достигла наивысшей степени апогея. То ли в созданном для себя мире Владыка управлял временными рамками, то ли на детей действовала местная среда обитания, но, несмотря на сверхскорость, развитую нашими героями, придерживаться такого бешеного темпа им было, ох как сложно. В связи с этим, вопреки своей подготовке, ребята начали явно сдавать.

«Нам просто необходимо перевести дыхание», — тяжело дыша, передала друзьям Белана.

«Надо что-то придумать», — ответил Зар.

«Повелевса, Белана, быстро переместитесь в безопасное место. Слейтесь с толпой. Отдохните. Мы с Заром возьмём его на себя», — дал команду Кир.

Без возражений девочки переместились к основанию Башни, мальчики же остались на поле боя, если можно было так назвать верхушку Башни, ведь со своей стороны они всего лишь пытались избегать попадания смертоносного бича. Дело усложнялось тем, что ребята не могли показать всех способностей, коими владели, дабы не спугнуть Владыку, либо, наоборот, не вызвать к себе лишнего интереса, что могло бы повлиять на смену места боя, а этого нельзя было допустить никоим образом.

Хлыст несколько приостановил движение, видимо, Владыка не мог осознать, куда с верхушки Башни подевались двое новичков-чужаков. Но, вероятно, решив, что он просто-напросто разметал их своим хлыстом, после некоторой заминки продолжил напор. Этот секундный перерыв дал небольшое преимущество мальчикам.

«Давай провалимся сквозь люк, дух переведём», — успел предложить Зарубик.

«Да, Зар, нам тоже необходим отдых».

Пока Владыка делал очередной замах, мальчики, не теряя драгоценного времени, а оно не играло им на руку, буравчиками ввинтились под запертый люк площадки, на котором развивались военные действия. Но долго отсиживаться им было никак нельзя. Зар почувствовал, что Владыка, потеряв своих жертв, решил изменить место дислокации в поиске пропавших лазутчиков. Уже не через люк, а по краям площадки показались две мальчишеские головы. И каково же было удивление мальчиков, когда на её поверхности они увидели только что появившихся из ниоткуда девочек.

«Что вы здесь делаете?! — взъерепенился Зарубик. — Мы же сказали вам, быть вне досягаемости Владыки».

«Мы почувствовали вашу усталость, — попыталась оправдаться Белана. — Хотели помочь».

«Почувствовали они… — недовольно пробубнил Кирилл. — Вам нельзя было показываться. Не знаю почему, не могу объяснить», — точь-в-точь, как раньше, обосновывал свои видения и неизвестно откуда взявшиеся знания Зар, пояснил Кирилл.

К этому времени оба мальчика, теперь уже вместе с девочками, пытались избежать попадания огненного кнута.

Они не знали, что случится при попадании или касании их хлыста, но подозревали — ничего хорошего.

«Зар, ещё чуть-чуть и мы не справимся с подобными атаками. Либо Владыка буйствует сильнее, либо мы теряем силы. Когда уже начнётся низвержение молнии»? — Кир остро чувствовал, как выдохлись девочки, ведь они так и не успели передохнуть, одно неверное движение, и кто-нибудь из них может пострадать.

«Совсем немного. Нам нужно собрать последние силы, но удержать Владыку над Башней. Большего шанса нам не представится».

Ох, это «немного» — понятие настолько растяжимое… Знать бы поточнее насколько немного. Но «поточнее» не знал никто, и даже сам Владыка, настолько он увлёкся так называемой охотой.

Неизвестно откуда посреди площадки взялись ещё одни наборы стрел с колчанами и луки. Это произошло настолько неожиданно. Они появились буквально из воздуха, как некоторым временем назад девочки. Если трое из друзей успели их заметить, мальчикам так вообще удалось избавиться от них, скинув через край стены вниз, то Белана…

Время словно зависло над тем, что должно было произойти… Как в замедленной съёмке, девочка, споткнувшись и потеряв равновесие, стала заваливаться на бок, и практически вдогонку ей уже мчался нацеленный на неё кнут. На том расстоянии, где по отношению к Белане находился Зар, он не мог успеть что-либо предпринять, зато успевал Кир, что он и сделал.

Мальчик не понимал, откуда он взял силы, чтобы настолько ускориться, но будучи уже в ускоренном состоянии, он смог успеть оттолкнуть Белану к стене Башни, приняв на себя смертоносную атаку бича. Но вопреки ожиданиям, с Киром ничего не случилось, его не разрезало, не поджарило... Хлыст всего лишь опутал мальчика и рывком выдернул вверх, прямо к Тёмному Владыке.

* * *

Кирилл оказался напротив головы-шлема Тёмного Владыки. Только сейчас мальчик осознал насколько мелок, ничтожен и беспомощен был по отношению к крылатому существу. Пытаться вырваться, как оказалось, у десятиметрового гиганта было бесполезным занятием, тем более в самый последний момент Кирилл поймал мысль Зара, держаться до последнего, молния вот-вот должна низвергнуться, поэтому Кир решил с достоинством принять то, что ему уготовано если не судьбой, то Владыкой.

В голове, будто далёкие раскаты грома, стали различаться слова и складываться в предложения, которые начали обретать определённый смысл.

«Это был ты тогда… У Башни. Я узнал тебя, почувствовал. И это ты помешал мне захватить прозрачную, чистую душу… Ох, как я был зол!!! Но вы, не знаю как, нашли выход из моего мира. Исчезли, оба, бесследно... — голос в голове Кира затих. В этот момент он услышал, как откуда-то издалека-глубины кричит-надрывается, надеясь привлечь к себе внимание Владыки, исторгая угрозы и обещания разобраться, поквитаться Зар, чтобы Кира, точнее его друга Ведаса, немедленно отпустили; слова утешения Беланы… Единственное, что не слышал мальчик — это слёз и рыданий Повелевсы. Всё происходило настолько далеко, что казалось, разыгрывалось в некой иной мерности и, как отзвуки, эхом отдавалось в этой реальности. Но вот голоса друзей вновь погрязли в глухом рокоте речи Владыки. — Однако пришло то время, когда я буду отмщён. Ты поплатишься за свой прошлый проступок, поплатятся и твои друзья, подруги… И на этот раз ни тебе, ни твоим спутникам не уйти от меня. Я погружу вас в вечный водоворот забвения, без памяти, без прошлого. Но прежде ты расскажешь мне, КАК вам удалось вырваться из моего бытия скорби и страдания».

Кир молчал, он тянул время, ведь только от него сейчас зависели судьбы его друзей, всех тех, кто, опьянённые дурманом Тёмного Владыки, не разгибая спин, батрачил над строительством Башни.

«Ты… Как ты смеешь не отвечать мне?! Что можешь ты добиться своим молчанием??? Разве что неимоверных мук, прежде чем окажешься в водовороте забвения, — Кир продолжал полностью игнорировать угрозы Владыки. — Так значит… Ну что ж, посмотрим, что ты теперь скажешь»...

Владыка не закончил предложение. Тут же мальчик почувствовал, как петля огненного кнута стала нагреваться, раскаляться, и не просто, путы начали глубже врезаться в одежду, кожу, плоть…

Оставив без внимания слова Владыки, Кирилл переключил его на себя. Первоначальная боль, что вонзилась в него с повышением температуры кнута и силой стягивания петли, ушла на второй план. Кир полностью растворился в нахлынувшей на него боли, а точнее боль растворилась в нём, словно её и не было.

На глазах Тёмного Владыки его хлыст начал проходить внутрь и сквозь плоть ненавистного мальчишки, словно сквозь водную преграду, не причиняя тому ни малейшего неудобства. Ещё немного и петля сузится до такой степени, что повиснет бесформенным силком, а мальчишка, свалившись, вновь окажется на верхушке Башни рядом со своими друзьями.

«А-а-а!!! — не выдержал Владыка. Его рёв был подобен звуку раската грома, будто он сам был той неудержимой, несущей смерть и разрушения стихией. — Что ж, хорошо, — взяв себя в руки, через некоторое время произнёс он. — Я даже рад, что мне попался столь твёрдый орешек. Посмотрим же, как ты устоишь против водоворота забвения».

Путы вмиг ослабли, зато, помимо его воли, голова Кира сама собой повернулась, а глаза уставились прямо на голову-шлем Владыки.

Примерно предполагая, что ему придётся перенести, тем не менее к такому он был не готов. Мальчик даже не сообразил, что с ним произошло. Вот только что он находился напротив головы-шлема Владыки, а дальше… Кир не понял, то ли его стало затягивать внутрь шлемообразной головы, то ли голова выросла до таких размеров, что поглотила его целиком, но он оказался внутри бездонного омута, без малейшего намёка на какой-либо просвет, на какую-либо надежду. В голову, память, сознание Кира начали проникать чёрные, маслянистые нити-паутины, проникать и обволакивать. Мальчик сопротивлялся. Он пытался вспоминать тёплые, добрые моменты жизни, самых близких из окружения: родителей, друзей, родственников… Но как только та или иная ситуация всплывала в памяти, она тут же, в буквальном смысле, затмевалась чёрной, беспросветной поволокой, и ситуация исчезала, словно её и не было вовсе. Кир силился её вспомнить по новой, но не тут-то было, дверь плотно захлопывалась и ни в какую не хотела открываться. И таких дверей было… чем больше воспоминаний, тем больше дверей. Мальчик уже боялся окунуться в очередное какое-либо воспоминание, но они сами, как назло, одни за другими мелькали в его голове, словно слайды картинок. Кир потерялся во времени. Он уже не помнил, как долго находился в засасывающем омуте, с какой целью он здесь очутился, и кто он такой вообще есть…

А память тем временем была опустошена. Но, несмотря на это, картинки не прекращались. Теперь уже незнакомые слайды сменялись один другим. Кир не мог понять, что откуда бралось и с чем это связано. Однако он понимал, его память убегала от него, как песчинки в песочных часах.

Как долго могло происходить обворовывание его сознания, никто сказать не мог, только в памяти всплыли очередные моменты…

Пришло время, когда Святослав, наконец-то, предложил своей любимой тайный обряд венчания.

— А согласна ли ты, Жарушка, чтоб жрец Яро-бога венцы свадебные на наши головы возложил и пред всеми богами нарёк нас мужем и женой?

Жара теснее прижалась к Святославу и, залившись незаметным при свете огненных бликов румянцем, шепнула:

— На благословение Яро-бога я, конечно, согласна…

— Чудно, — в который раз повторил Святослав, — со мной никогда прежде такого не было. Сижу подле самой красивой девушки и думаю о вечности сварожьей обители. Одна часть меня здесь, а душа будто улетает куда-то высоко-высоко, так, что внутри всё замирает.

— То не одна твоя душа, а обе слились воедино и поют от счастья и радости единения.

Святослав вспомнил слова жреца Яроведа, который рёк как раз о том, что истинная любовь — это, прежде всего, слияние душ.

— Откуда ты это знаешь, ведунья моя златокосая? Ты часом не кудесница ли, волхвиня?

— Нет, милый. Просто сердцем чувствую…

Святослав привлёк Жару к себе, обнял крепче, поцеловал. Они долго сидели так, глядя на волшебное пламя Семаргла, подкладывали дрова в печь и впитывали каждый миг счастья от того, что рядом находится самый близкий, единственный на земле человек — вторая половина тебя самого, воссоединение с которой пробуждает всё самое прекрасное, что только заложено в людях — и даже больше…

А дальше память начала было восстанавливать обряд венчания…

Резкий крик Повелевсы тревожным горном взорвался среди таких тёплых и нежных воспоминаний.

«Ведас, приготовься!!! Молния!!!»

«Ах, как не вовремя», — с некой жалостью успел помыслить Кирилл. Он и думать забыл о том, что находится в руках Тёмного Владыки. И Кир не успел.

В ту же секунду небо разразилось величайшей молнией из молний. И как вы думаете, что, если быть точнее, кто первый попал по её удар? Конечно же, круглая голова-шлем Тёмного Владыки, а через него и Кир…

Боль пронзила мальчика с такой силой, которой он не испытывал ни будучи в образе крыса, ни когда находился у Башни, выручал сознание Повелевсы. Это было несравнимо ни с чем. Крик нестерпимой боли вырвался из Кира. Однако по округе раздался не только крик мальчика, его заглушал громогласный ор Тёмного Владыки. Но если Кир кричал именно от испытываемой боли, то Владыка от понимания, что попал в ловушку, да такую, из которой никак не мог выбраться. Электрический разряд словно пригвоздил его на месте, не выпуская, не давая сделать ни одного лишнего движения. От собственного бессилия и осознания этого на него нахлынули такие злость, ярость, неистовство... Единственное, что он мог, это передать ту боль, что испытывал сам, ненавистному мальчишке, который, в общем-то, и был виноват в данном случае…

Боль, боль, боль… Она была проникновенной, бесконечной и невыносимой. Кир вновь окунулся в темноту. Только в данный момент это была темнота обычного беспамятства, в какой-то степени спасительной. Боль отступила на дальний план. И как только это произошло, Кир увидел конец ритуала венчания, как жрец после наречения Святослава и Жары мужем и женой возложил им на головы по венцу. После чего, подрагивающими от волнения пальцами молодые одели друг другу заранее приготовленные кольца и скрепили союз сладостным, желанным поцелуем...

Вслед за последним видением вместе с нитями молний, что проникали в тело мальчика, в его сознание нарастающим комом стала возвращаться память. Причём не только современной, осознанной жизни, но и прошлых, что также были вытянуты Тёмным Владыкой, а точнее, водоворотом забвения, в который был погружён Кир.

Мальчик резко распахнул глаза. Он увидел, как под невероятным напряжением перед ним дёргалась голова-шар Владыки, а от неё, вниз по касательной вершине Башни, расходились столь пронзительные и слепящие лучи, да в таком количестве... За всё своё существование при самых ярких извержениях молний этот мир не видел столько света. А лучи, ударяясь оземь возле Башни, показывали скрытые под чёрным месивом коридоры лабиринтов. Кирилл не видел, что все, как один, строители: большая часть детей, малая — взрослых, поснимали с глаз повязки и спускались в глубину лабиринтов.

Между тем Кир, пропустив через себя очередную порцию разрядов, с лёгкостью освободился от пут хлыста и, воспользовавшись способностью левитации, на некотором расстоянии от Владыки завис в воздухе.

Когда небо, наконец-то, выплеснуло весь свой запас электрических разрядов, крик Тёмного Владыки прекратился.

Выжатый, словно лимон, не в силах расправить крылья, Владыка кубарем начал падать вниз. Перевернувшись несколько раз в воздухе, он миновал верхушку Башни и продолжил падение к теперь уже пустующему подножию. Вслед за Владыкой к друзьям спустился Кирилл.

В воздухе повисла напряжённая тишина. Никто не знал, что должно произойти в следующую минуту. Возможно, знал один только Зар, но он молчал и вместе со всеми наблюдал за продолжительным падением злобного крылатого существа.

Однако пауза длилась недолго. Вскоре снизу от основания Башни, куда рухнул Тёмный Владыка, до ребят донеслись его негромкие, но злорадные слова:

«Рано радуетесь, сопляки... Если вы ещё не догадались, единственное спасение отсюда — это смерть. Все, кто ушёл с лабиринтом, в скором времени вернутся обратно, и строительство Башни продолжится с новыми силами»! — вместо смеха издалека раздалось его подобие — глухие, хриплые стоны.

— А ведь и правда, — тихо проговорила Белана. — Получается, все наши усилия, мучения Ведаса, всё это напрасно?

— Не напрасно, Беланочка, — наконец-то заговорил Зарубик. И судя по его мимике — прищуренному задорному взгляду, друзья догадались, всё будет хорошо.

Если Зар находился рядом с Беланой, то Кир нежно держал за руку Повелевсу. Он понимал, только благодаря её любви и дружбе, Тёмному Владыке не удалось вытянуть из подсознания Кира воспоминания Святослава…

— Приготовьтесь, — только и успел предупредить Зар.

Башня на глазах начала расти и вытягиваться вверх. Рост её ускорился до такой степени, которой друзья не ожидали. Не прошло и минуты, как её верхушка вместе с нашими героями достигла границы с небом и, как нож в размягчённое масло, вошла в облачные тяжёлые пласты. Одновременно с этим далеко снизу, усиленный эхом, раздался зычный отзвук трубы. Ребята поняли, они победили, оживут все погибшие, погребённые под обломками Башни дети, и, возможно, даже грифоны…

Мнение редакции может не совпадать с мнениями авторов статей

Если вы нашли ошибку в тексте, напишите нам об этом в редакцию

Поделиться в Социальных сетях с друзьями:
141
Понравилась ли вам статья?
Голосовать могут только зарегистрированные
и не заблокированные пользователи!
Вас могут заинтересовать другие выпуски с похожими темами
 
Ведическая школа Русколани. В поисках Беловодья. Глава 1Ведическая школа Русколани. В поисках Беловодья. Глава 2Ведическая школа Русколани. В поисках Беловодья. Глава 3

Народное Славянское радио

Это первое в истории Славянского Мира некоммерческое "Народное Славянское радио", у которого НЕТ рекламодателей и спонсоров, указывающих, что и как делать.

Впервые, команда единомышленников создала "радио", основанное на принципах бытия Славянской Державы. А в таковой Державе всегда поддерживаются и общинные школы, и здравницы, общественные сооружения и места собраний, назначенные правления, дружина и другие необходимые в жизни общества формирования.

Объединение единомышленников живёт уверенностью, что только при поддержке народа может существовать любое Народное предприятие или учреждение. Что привнесённые к нам понятия "бизнес" и "конкуренция", не приемлемы в Славянском обществе, как разрушающие наши устои. Только на основах беЗкорыстия и радения об общественном благе можно создать условия для восстановления Великой Державы, в которой будут процветать Рода и Народы, живущие по Совести в Ладу с Природой. Где не будет места стяжательству, обману, продажности и лицемерию. Где для каждого человека будут раскрыты пути его совершенствования.

Пришло время осознанности и строительства Державы по правилам Славянского МИРА основанным на заветах Предков. "Народное Славянское радио" — это маленькая частица огромной Державы, оно создано для объединения человеков, для коих суть слов Совесть, Честь, Отчизна, Долг, Правда и Наследие Предков являются основой Жизни.

Если это так, то для Тебя, каждый час на "Народном Славянском радио" — хорошие песни, интересные статьи и познавательные передачи. Без регистрации, абонентской платы, рекламы и обязательных сборов.

Наши соратники

родобожие русские вести родович славянская лавка сказочное здоровье белые альвы крестьянские продукты Портал Велеса ИСКОНЬ - АНО НИОИС