Детское телевидение
Вестник
Присоединяйся к нам
Приглашаем видеомастеров
Как сказывали наши Деды
Буквица от Ладоzара
ОУК МИР

Ведическая школа Русколани. Экспедиция в Навь. Глава 33

Ведическая школа Русколани. Экспедиция в Навь. Глава 33
Светлана Алафинова - Книга 2. Экспедиция в Навь. Глава 33. Схватка
Ведическая школа Русколани. Сон на яву. Книга 1
Экспедиция в Навь 
Глава 31. Заметание следов. Встреча первой гостьи / Глава 32. Вынужденный побег

Глава 33. Схватка

 

Зар, Белана, Леля и Волх остановились как раз на той поляне, на которой они заночевали, после того, как на них напал оплетай. А под сенью ближайших деревьев их поджидал довольно немаленький отряд этих мерзких кровососущих чудовищ, свисая с веток на своих цепких щупальцах. Теснил же друзей под деревья меньший по количеству, но не менее опасный отряд верлиоков. Одноглазые великаны направо и налево размахивали своими магическими клюками, так и норовя задеть ими кого-нибудь из беглецов. А Зар всеми способами старался удержать верлиоков на достаточном расстоянии, чтобы те не смогли никого коснуться. Несмотря на силу ударной волны, исходящей из ладони Зара, она всего лишь ненадолго притормаживала движение верлиоков, после чего те вновь устремлялись вперёд. Вероятно, великанов защищала чёрная магия клюк. Видя зря расходованную энергию Зара, Кир настроился на друга.

«Зар, меться в палки. В них сила верлиоков».

Зар не ответил, но совет принял.

Следующие молниеносные заряды летели точно в цель. Одна за другой клюки разлетались вдребезги. А сами верлиоки останавливались и с растерянными лицами осматривались по сторонам, подобно маленьким детям, которых лишили любимой игрушки. Теперь, потеряв свою силу и осознавая, что стали лёгкой мишенью, они даже не думали нападать. Собравшись в кучу, одной общей и неорганизованной толпой, что-то бубня себе под нос, верлиоки покидали место стычки, разбредаясь по лесу.

Зар и остальные вздохнули с облегчением. Им удалось избавиться хотя бы от одного опасного врага. Но, не смотря на это, под навесом деревьев их поджидали шипящие на всю округу оплетаи.

Наконец, Кир достиг нужной поляны. Приземлившись, он принял свой образ, в то время как Повелевса соскочила с груди мальчика в виде девочки.

— Ребята, как вы? Ведас, Повелевса… — кинулся к друзьям Зарубик.

— Мы-то, как видишь, живы-здоровы, — заверил Зара Кир. — А вот вам, как мы смотрим, пришлось туго.

— До последнего момента всё было нормально. Но вот буквально недавно с разных сторон леса, как медведи-шатуны, разбуженные зимой, стали вываливаться верлиоки. Да и оплетаи с шипением атаковали с деревьев примерно в то же время. Только вот откуда они все взялись?

Пока Зарубик рассказывал, он отвязывал от пояса один комплект оружия. Того самого, с которым несколькими днями назад им пришлось расстаться, когда возле ручья ребят обнаружили и схватили виевичи во главе с Волхом. И вот ночью во время побега друзья не поленились сделать небольшой крюк и подобрать их. Вскоре в руках Кира оказался нож-тесак и палки, которые он тут же удобно закрепил на себе.

— Очень просто, — тем временем пояснял Кир. — По приказу Индрика. Видимо, Медуза всё-таки вырвалась из своих хором и доложила о нашем побеге. Давайте расчистим себе дорогу от оплетаев, чтобы продолжить движение. А потом мы с Повелевсой расскажем, как всё было.

— Легко сказать — очистим, — засомневалась Белана. — Боюсь одного Зара на всех чудовищ не хватит.

— Всё будет хорошо, — пообещала ей Повелевса. — У Ведаса есть небольшой, но приятный сюрприз.

— И что же это? — поинтересовался Зар.

— Пойдёмте, сами всё увидите. Нам дорога каждая секунда. А то ненароком и Индрик наведается. Я думаю, он не захочет отпускать такую ценную добычу.

Зар с Беланой, Кир с Повелевсой и замыкали шествие всё ещё беспамятный и ничего не понимающий Волх в сопровождении Лели.

Девочки расположились посередине мальчиков, а те в свою очередь шли по краям, внимательно вглядываясь по сторонам.

Как бы не хотелось нашим друзьям приближаться к лесу, расстояние между ними неизбежно сокращалось. Над головами нависали не только ветви деревьев, но и щупальца оплетаев, готовые в любой момент спрыгнуть на добычу.

Первая атака произошла довольно неожиданно, и если бы не определённая подготовка и интуиция наших друзей, всё бы закончилось вполне плачевно. Но Зар не сплоховал. Из ладони мальчика вырвался огненный всполох и метко ударил в оплетая. Чудовище, как подкошенное, свалилось с ветки и плюхнулось недалеко от беглецов.

Внезапная смерть соплеменника, послужила остальным оплетаям единой командой. Как один, они начали сползать с деревьев. Их рты приоткрылись, при этом оголяя вампирские зубы и красные, словно налитые кровью, дёсны. С зубов капала голодная слюна, орошая бедную растительностью землю, изо рта вырывались давящие на уши шипящие звуки.

Зар и Кир приняли защитную позицию.

Зар метился, выпуская смертоносные молнии.

Кир же действовал несколько по иной схеме. Он метнулся к ближайшему дереву и, сконцентрировавшись, коснулся его ствола. Если честно, Кир боялся… Он был не уверен, что сила, которую он совсем недавно в себе открыл, действует и на другие материи, кроме металлических. Но его опасения оказались напрасными. Всё та же прозрачно-изумрудная волна при касании со стволом дерева, вырвавшись из ладони мальчика, окутала всю его толщину и, по желанию Кира, стала подниматься вверх. Спустя короткое время она достигла оплетая, словно электрическими всполохами прошлась по телу чудовища, после чего тот, как подкошенный, рухнул на землю.

Зар, видя такую неожиданную реакцию простого на первый взгляд прикосновения к дереву, опешил. Но объяснять другу, что и почему Киру было некогда. А Зара вывел из недолгого ступора ещё один, намеривающий атаковать, оплетай.

Так, применяя каждый свои приёмы, Кир и Зар освобождали себе и друзьям проход сквозь нависших над ними и атакующих оплетаев.

После нескольких неудачных со смертельным исходом атак оплетаев, те немного поутихли. Их намерения подкрепиться человеческой кровью не увенчалось успехом. В результате чудовища перешли в роль сопровождающих. Они следовали по пятам наших друзей, теперь уже не идя на необдуманные действия.

Так, держа ухо востро, ребята и кудесники продвигались вперёд. Оплетаи, переползая с дерева на дерево, не отставали, всё-таки надеясь подыскать удобный момент для нападения. Но Зар и Кир не давали им такой возможности.

Где-то к обеду друзья достигли редкого пролеска, говорящего о том, что седьмой уровень Нави заканчивается; зато, перейдя через эту полупрозрачную границу, начинается шестой. И все с радостью и облегчением, что наконец-то оторвутся от клыкастых и голодных преследователей, шагнули в лес. Вот только выйти из него, беглецам было не суждено. Пройдя те несколько метров, из которых состоял пролесок, они со страхом остановились у самого его выхода.

Весь пустырь, где какое-то время назад ребята вместе с Найдом отражали атаку упырей и умрунов, насколько хватало глаз, был заполнен войском виевичей. Во главе их, словно сошедший с полотна, на вороном скакуне восседал Индрик, полностью упакованный в чёрные доспехи с копьём в руке.

— Да, встречу нам организовали на самом, что ни на есть высшем уровне, — через несколько секунд, когда прошёл первый шок, проговорил Зар.

— Сам Индрик оказал нам честь, — заметила Белана.

— Вот уж кого не ждали, — с досадой произнёс Кир.

Зато, судя по внешнему виду Индрика, было видно, он доволен своим присутствием. На его надменном лице играла довольная улыбка победителя.

— Ну что, голубчики, набегались? Хочу заметить, немало хлопот вы мне доставили. А как вам известно, за все свои проступки надо отвечать по заслугам. Поэтому давайте вы не будете напрягать и так непростую для вас ситуацию. Сдавайтесь. И, так и быть, останетесь живы. А насчёт тебя, Зверь, я ошибся. Тебе хорошо удалось выдрессировать своих сосунков, раз под самым моим носом им удалось провернуть такую диверсию.

— Его зовут Волх, — не выдержала Леля. — А настоящий ЗВЕРЬ — правда, в человеческом обличии — стоит прямо перед нами. Тебе никогда не покорить свободную душу, Индрик. Какие бы меры и хитрости ты не предпринимал.

— О, Леля, тебе ли говорить об этом? Скоро ты на себе прочувствуешь все прелести свободы действий. И хочу заметить, чем быстрее это произойдёт, тем лучше будет для всех. Мы сэкономим время, силы, а самое главное, вам не придётся ощутить на себе всю силу моего гнева. Так что вы скажете на это? На рассуждение я даю вам пять, нет — три минуты. И, Зверь, пока у тебя есть возможность выбора, советую тебе перейти на мою сторону.

— О каком звере постоянно говорит этот человек? — поинтересовался до сих пор молчавший Волх, после того как Индрик закончил свою речь.

— О тебе, любимый, — была вынуждена признаться Леля. — Только это не так! Ты человек с большой буквы. И как бы ты не выглядел, как бы не поступил, я всегда буду тебя любить.

— Любить? — повторил Волх. — Что такое любить? Мне кажется, когда-то, совсем давно, я слышал о любви.

— Ты не только слышал о ней. Ты испытывал её. И счастливее нас с тобой никого не было на белом свете. Пока… — в глазах Лели стояли слёзы.

— Что пока?

— Пока с помощью чёрной магии тебя, любимый мой, не лишили памяти и всего, что с ней было связано, — с отчаянием прошептала Леля.

— Но не до конца же, — попытался обнадёжить Лелю Зар. — Просто для её восстановления необходимо определённое время.

— Да, Зарубик, спасибо тебе. Только вот как раз времени-то у нас и нет.

После этих слов разговор друзей был грубо прерван нетерпеливым и непривыкшим ждать Индриком.

— Ну что, Зверь, какое ты принял решение? Я надеюсь, в тебе ещё осталась толика разума?

— Я не знаю или не помню, кто ты, и не пойму, о чём ты вообще говоришь. Но я не верю ни тебе, ни твоим словам.

— Что ж. Раз так… — Индрик не договорил. Он с пренебрежением махнул рукой. Кир, Зар, Белана, Повелевса, да и Волх, пропустив через себя и слившись с потоком, исходящим из руки Индрика, не почувствовали той нестерпимой боли, которую однажды испытали на себе ребята. А вот Леля… Из её груди вырвался неудержимый крик боли. Не в силах устоять на ногах… Она рухнула бы и распласталась на твёрдой почве, если бы в самый последний момент с криком: «Леля!» — к ней не кинулся Волх. Он успел подхватить любимую над самой поверхности земли.

— Это была твоя самая большая ошибка, Индрик, — грозно прорычал Волх, поднимая звериную морду вверх и глядя на Индрика. В глазах стояли уверенность, и в то же время тревога и боль, причём не за себя, а за любимую.

— Волх, милый мой, долгожданный, ты вернулся, — Леля трепетно и нежно протянула руки к изуродованной морде Волха.

— Теперь всё будет хорошо, Лелюшка, люба моя, — как мог мягче проговорил звериным голосом кудесник.

— Ну, раз так… — прервал идиллию влюбленных Индрик. — Взять их! — скомандовал он и добавил: — Живьём, — сам, однако оставаясь на месте и с вызовом смотря на Волха.

На друзей двинулась вся собравшаяся армия виевичей.

— Что же нам делать? — со страхом прошептала Певелевса.

— Вы знаете, что делать, — уверенным голосом произнёс Волх. — И я тоже, знаю.

— Но ведь их вон сколько, а нас…

— На самом деле вы не одни. У нас с вами огромная поддержка. Просто на неё нужно настроится…

Кудесник не договорил. Он аккуратно опустил Лелю на землю и в ту же секунду обратился в сокола, только намного большего размера, нежели каких привыкли видеть ребята.

«Присмотрите за Лелей», — успел кинуть уже в движении Волх.

Налету кудесник умудрился сбить из седла хорохорившегося Индрика. Но тот не сплоховал, в воздухе он сделал кувырок-переворот и уверенно приземлился на ноги.

— Я смотрю, ты не успел растерять своих навыков, Волх. Но думаю, на этот раз они тебе не помогут.

— Ты в своём репертуаре, Индрик, не поймавши — ощипал.

— Зови меня просто — папа, — осклабился Индрик.

— Это звание нужно заслужить. Ты же не достоин его.

— Этим я сейчас и займусь. Ты будешь умолять меня, сынок, покончить с тобой раз и навсегда.

После этих слов Индрик начал преобразовываться. Его человеческая внешность на глазах стала изменяться, увеличиваясь в размере и меняя облик на змеиную.

На этот раз Зар, да и остальные, увидели превращение Индрика в полной мере. Перед ними предстало чудовище. И все те существа, что друзья встретили во время пути по Нави, выглядели перед этим громилой страшилками из невинных детских сказок.

Огромное змеиное туловище с расширенным капюшоном на шее и раскрытой пастью, обладающей таким количеством зубов, что любой исследователь, пожелавший узнать их количество, сбился бы со счёта. Но среди этого многообразия острейших, как бритвы, зубов выделялись два ядовитых клыка, с которых капала чёрная слюна. И в том месте, куда она попадала, почва тут же опалялась, оставляя за собой мёртвый клочок земли. Даже виевичи разбегались в стороны, лишь бы не оказаться под обстрелом смертоносной жидкости. На голове Индрика торчали два согнутых костяных рога. Рога, белые зубы, жёлтые провалы огромных глазниц и распахнутая кроваво-красная пасть контрастно выделялись на чёрном, как у аспида, туловище. Только в отличии от аспида, у которого солнечные лучи на его шкуре красиво лоснились, играли и отражались, тело Индрика, наоборот, поглощало любой свет, тем самым создавая в округе сумеречную зону. Поэтому, как только превращение полностью завершилось, наши друзья оказались, словно в полутьме.

Несмотря на змеиное туловище, Индрик имел пару кожистых крепких вытянутых крыла и четыре когтистые лапы, которые в данный момент с остервенением загребали землю. А хвост с расширенным плоским наконечником ожесточённо долбил по земле, не удосуживаясь при этом побеспокоиться о своём преданном войске. Тех виевичей, что удача сопутствовала в большей степени, всего лишь раскидывало в разные стороны, неудачников же, попавших под прямой удар хвоста на месте расплющивало всмятку.

Но и Волх не бездействовал. Пока Индрик заканчивал своё превращение, кудесник в это время увеличивался в размерах, приобретая медвежью внешность с густой шерстью, мощнейшими лапами и не менее, острейшими, нежели у змея, когтями. Теперь он достигал в росте как минимум трехэтажный дом.

Извернувшись, Волх нанёс змеею смертоносный удар лапой. При этом кудесник так грозно взревел, что произрастающие на кладбище деревья и находящиеся на его ходу, припали к самой земле.

Индрик среагировал оперативно и благодаря своей невероятной гибкости вовремя увернулся от столь ужасного удара. В то же время, не желая подвергаться на земле опасности, змей начал расправлять крылья и подниматься в воздух. Видя такой поворот событий, Волх вновь начал видоизменяться. Теперь он представлял из себя огненного пса Симурана, ходившего в помощниках у Огнебога Семаргла. Именно в виде Симурана приходит Семаргл на землю, когда возникает нужда в его помощи для защиты справедливости. В виде Симурана Огнебог кружит над полем боя, собирая души погибших воинов и доставляет их в Ирий, отсеивая достойных от трусов и предателей.

Вот в таком обличии и предстал сейчас Волх нашим друзьям. Не имея крыльев, Волх однако с лёгкостью поднялся в небо и сравнялся в высоте с Индриком.

Битва начала проходить на новом уровне. Высоко в небе чёрный маг и кудесник проявляли истинные чудеса схватки. Оба были одинаково хитры и опытны. Длинное тело Змея-Индрика позволяло наносить молниеносные удары всеми частями тела. Он делал ложные выпады хвостом, головой, лапами, пытаясь обмануть противника и тем самым зацепить когтями или, ещё хуже, вонзиться зубами в изворотливого пса. А Волх в свою очередь, имея великолепную реакцию и интуицию, успевал вовремя увернуться от наносимых ему ударов и выпадов, мало того, он производил свои обманные финты и приёмы, причём не менее опасные и смертоносные.

Ребята было засмотрелись поднебесным поединком двух великолепных бойцов, один из которых был чёрен как смоль, второй же, наоборот, сверкал огненными всполохами на фоне голубого неба. Но от дальнейшего созерцания друзей отвлекла наступающая армия виевичей.

Белана и Повелевса приняли образ диких животных — волчицы и рыси, и не только это — они наконец-то воспользовались способностью характерников. В результате чего сила и окружающее восприятие их увеличилась в несколько раз. Они могли передвигаться так стремительно, что человеческий глаз улавливал лишь мельтешение размытых теней, они успевали раскидывать вражеское полчище и наносить им смертельные рваные раны.

Зар, вооружившись одной палкой из двух, мастерски орудовал ею левой рукой, правой же выпускал огненные шары, выжигая виевичей на манер ядовитой слюны Индрика. Кир выбрал несколько иную тактику. В левой руке его только успевал сверкать нож-тесак. А вот через палку в правой посылал потоки энергий, которая при касании с виевичами толпами их умертвляла.

В общем, пока дело шло совсем не плохо. Волх справлялся со своей задачей, а ребята со своей, успевая прикрывать тыл и беззащитную Лелю, и отбивать нападения неприятеля. Но, несмотря на удачное отражение атак виевичей, их количество, казалось, совсем не убывало. Они нападали с периодичностью нахлынувших на берег волн. И казалось, конца и края этому не было.

«Ребята, мы так долго не продержимся. Их натиск, наверное, никогда не закончится», — обратился к друзьям Кир.

«В крайнем случае, пока с Индриком ничего не случится», — предположила Повелевса.

«Но самое страшное, — это была Леля, — я чувствую, что Волх теряет силы. Камень вытянул из него большое количество энергии. Ещё немного, и он не сможет противостоять Индрику».

«Что же делать»? — забеспокоилась Белана.

«Подмогу вызывать надо. Волх что-то об этом говорил, — напомнила Повелевса. — Только вот что это за подмога такая»?

«Что же, вы так и не догадались, о какой помощи идёт речь? — искренне удивилась Леля.

Ответом Лели послужила тишина.

«Поддержку рода надо вызывать. Там армия ого-го какая наберётся».

«Хорошо бы, кабы так. Мой папаня сейчас нам очень бы пригодился. Я даже от помощи Кудияра не отказался. Только вот как это сделать?» — не понимал Зар.

«На какое-то время нам нужно задержать очередную волну виевичей, чтобы как минимум сконцентрироваться на помощи, — предложила Повелевса. — Вот только кто её остановит»?

«Кроме нас самих, похоже, некому, — разочарованно ответил Кир. Но, справившись с отчаянием, бодро предложил: — Зар, мы с тобой должны выступить вперёд. Уничтожить как можно больше виевичей и в ускоренном темпе вернуться обратно. Пока войско Индрика будет собирать силы для нового нападения, мы, может быть, успеем вызвать подмогу. В крайнем случае, я на это очень надеюсь».

«Другого выхода нет, — согласился Зар. — Ну что, двинули»?

«Двинули».

Мальчики уже хотели было покинуть свой пост, когда позади их раздался оклик:

«Ведас, Зар стойте! Посмотрите вперёд, в стане врага явно что-то происходит», — это был окрик воодушевлённой Лели.

Все обратили внимание, куда показывала кудесница. И правда, в тылу неприятеля происходила какая-то заминка. Всё внимание виевичей сейчас обратилось на свои последние ряды и на какое-то время друзья остались без внимания.

«Давайте, ребятушки, — с мольбой произнесла Леля. — Этим замешательством срочно надо воспользоваться. Если будет опасность, я предупрежу вас».

В ту же секунду Белана и Повелевса приняли свой человеческий облик. Друзья взялись за руки.

«С чего начинать, Повелевса»? — вопросил растерявшийся Кир.

«С чего, с чего? Если нам необходима поддержка нашего рода, то и вопрошать надо к батюшке нашему Роду, — предположила Повелевса и продолжила: — Род — отец богов, родивший Ладу-матушку — Любовь, и силою Любви разрушивший тьму кромешную и наполнивший мир Любовью, создавший царство небесное и поднебесное… Обращаемся к тебе с просьбой о помощи. Помоги нам, Род-батюшка, одержать победу над войском змеиным, над Индриком — повелителем всей этой нечисти. Наполни сердца наши, помыслы и действия верой непоколебимой и Любовью безусловной. Пусть придёт к нам сила всего рода нашего, корнями уходящего в многовековое прошлое».

Повелевса замолчала: все слова, шедшие из глубины её души и сердца и льющиеся горячим потоком, закончились. Оставалось только ждать. Ждать и надеяться — насколько искренне вкладывались в эту необычную просьбу её друзья. Всё это время не только у Повелевсы, но и у остальных ребят глаза были закрыты, и что творилось вокруг в это короткое время, никто из них даже не догадывался.

А вокруг них кипела настоящее сражение ни на жизнь, а насмерть. Но кто сейчас мог так ожесточённо биться при условии, что наши друзья были погружены в молитву? Настоящую молитву, в которой они просили поддержки и помощи не для себя, а для всего живого, что может кануть в небытие, в случае, если Индрик-змей со своим бесконечным войском виевичей, а в результате и Чернобог, одержит победу.

Огромный, раза в два обычного размера волчище и не менее опасный и крупный, кружащий над головами виевичей ворон, несли ожесточённую борьбу со змеиным вражьим полчищем. И пока вполне удачно.

Почувствовав, что было в их силах на данный момент друзья сделали, они открыли глаза. Картина, представшая их глазам, немало удивила и обрадовала ребят. Армию виевичей сдерживали не кто иной, как Найд и Крак.

«Найд, Крак! — воскликнул Кир. — Как же мы рады видеть вас. Теперь-то уж мы точно продержимся».

«Продержитесь, но не с нашей помощью. Обернитесь назад», — посоветовал друзьям ворон.

И они обернулись. И то, что они увидели, поразило их до такой степени, что на какое-то время дети, замерли с раскрытыми ртами, словно и,стуканы.

Вместо лесочка, что располагался за их спиной, и который служил границей между седьмым и шестым уровнями Нави, вдоль всего пустыря и что хватало глаз, занимало войско самых настоящих богатырей. И если лесок выглядел реденьким и прозрачным, то войско поддержки стояло плотными плечом к плечу, бесконечными рядами. И что самое главное, среди стройных рядов воинов Кир успел разглядеть своего папу, причём совсем не похожего на себя: в шлеме, с мечом, в металлической кольчуге, с грозным, говорящим о самых серьёзных намерениях взглядом. Рядом с ним стояла мама Кира с не менее сердитым видом, и так же при полном обмундировании. И куда только делась та нежная и добродушная женщина, которую Кир знал как свою маму? Сейчас перед мальчиком предстала суровая, уверенная в себе воительница. Также Кир разглядел своих дедов и бабуль, других близких и дальних родственников, которых знал. Но основное количество этого небывалого войска составляли абсолютно незнакомые мальчику люди. И возглавляли эту рать сам Бус Белояр со своей женой — мамой Зара — с одной стороны, и сверкающими чёрными глазами Кудияром — с другой.

Кир повернулся обратно и увидел по-настоящему перепуганные морды виевичей, которые на этот раз пятились назад, пытаясь избежать столкновения с неожиданно возникшими защитниками. А те в свою очередь, наоборот, стали предпринимать наступательные действия. Вскоре друзья находились в окружении крепких спин воинов, которые создавали полную защиту от проникновения неприятеля.

Но радостное и тёплое чувство Кира, которое пришло с нежданной помощью, нарушил отчаянный выкрик Лели:

— Нет, Волх!

В глазах кудесницы стояли боль и страх за любимого.

— Что случилось, Леля? — пытаясь перекричать грохот и скрежет оружия, спросил Кир.

— Ведас милый, — взмолилась Леля. — Волху нужна помощь, он на последнем издыхании. Ещё чуть-чуть и… Ему не победить Индрика!

— Глупости, Леля, — на этот раз попыталась утешить кудесницу Белана. — Просто тут надо подумать, ты нам только время дай…

— Какое время, Беланочка, милая? Его здесь, похоже, вообще нет! — с досадой воскликнула Леля. — Оно утекает, как песок сквозь пальцы...

Кир посмотрел в небо. Даже не имея той связи, которая существовала между Лелей и Волхом, невооруженным взглядом было видно, что кудесник сдаёт свои позиции. Его движения стали заторможенными, он не успевал вовремя поставить грамотную защиту, в некоторых местах сквозь густой мех от рваных порезов острейших когтей Индрика сочилась и капала кровь, а одна лапа вообще безвольно повисла. Каких сил стоило Волху до сих пор удерживаться в воздухе, оставалось загадкой и вопросом. Зато Индрик был во всеоружии. Он работал всеми частями своего изворотливого и гибкого тела. Его удары и движения были точны и полны сил и уверенности, так же, как были полны смертоносного яда два его клыка.

Клыки полны яда. Словно острой занозой в голове мальчика засела последняя навязчивая мысль. А если они всё ещё полны яда, то…

— Не утечёт, — уверенно произнёс Кир Леле.

— Ты что-то придумал, Ведас? — поинтересовалась Повелевса.

Но Кир не ответил. Прямо на глазах мальчик менял свой человеческий образ. Спустя пару минут перед друзьями возвышалась точная копия ещё одного огненного пса Симурана. А ещё через минуту, преодолев все законы физики, Кир поднимался в воздух. И вот уже напротив Змея-Индрика кружатся две абсолютно одинаковые огненные летающие собаки.

— Что он мог придумать? — только и успела вопросить Леля в пустое место, где минутой назад находился Кир в образе мальчика.

 

* * *

Когда Волх увидел возле себя ещё одного себя, он немало удивился.

«Кто ты? — поинтересовался усталым голосом кудесник. — Кто бы ты ни был, беги, улетай отсюда. Это моя битва».

«От этой битвы слишком многое зависит. Поэтому это не твоя — это наша битва. А ты на данный момент сделал всё от тебя зависящее. Поэтому Волх, уступи мне своё место и дай завершить начатое тобой».

«Ведас, это ты? Но как»?

«Не задавай лишних вопросов, кудесник. Займи место возле Лели, она очень за тебя переживает. Но чтобы Индрик не догадался о подмене — в моём образе. А я знаю, что делать. Доверься мне».

Слова мальчика были произнесены с такой уверенностью, что Волх понял: сейчас не та ситуация, чтобы спорить со своим отроком. Он явно знает, что делать. Вероятно, пришло время довериться и уступить своё место молодому поколению.

«Хорошо, Ведас. Только будь осторожен. Не допускай, чтобы Индрик коснулся тебя своими клыками. Микродозы его яда будет достаточно, чтобы убить тебя».

«Спасибо, Волх, я всё понял и буду осторожен».

Не говоря больше ни слова, и не теряя времени, Волх сделал тяжёлый разворот и начал медленный спуск вниз. Когда кудесник коснулся земли, он уже был в образе Кира.



 

* * *

Если Волх увидев свою копию, был немало удивлён, то при появлении второго огненного пса недоумению Индрика вообще не было предела. Причём пес был настолько схож с тем, который сейчас изнемогал от усталости и боли, зрительно повторяя все раны и порезы первого, копируя его движения, что на какой-то момент Индрик даже растерялся — кто из них настоящий? А потом оба Симурана начали хаотично кружить в воздухе. В результате чего Индрик вообще потерялся, кто есть кто.

Змей ждал, что на него нападут оба Симурана одновременно. Лично он так бы и поступил, если бы у него была такая возможность. Но нет. Один из псов отделился от второго и начал снижаться, покидая поле боя. Индрик довольно оскалился. Уж он бы такого шанса ни за что не упустил. Напасть большинством...

— Ну что, кто бы, ты не был, — проревел с явной насмешкой Змей, — дальше продолжим? Или ты тоже свернёшь крылья и спрячешься за спинами своих друзей?

— Отчего же прятаться? Продолжим.

После этого, Кир начал видоизменяться. Вместо огромной ушастой собаки, перед Индриком оказалась юркая птичка, внешне похожая на колибри, только несколько большего размера и с крепким клювом. Своими прозрачными крылышками она махала с такой скоростью, что не всякому глазу было суждено уловить их настолько частые взмахи. А движения самой птички отличались стремительностью и ловкостью.

Кир и не думал вести с Индриком неравный бой; у него созрел несколько иной план, на успех которого он очень надеялся. Только вот клюнет ли Змей на хитрость Кира, мальчик не знал, но старался в это верить, как только возможно, тем самым отчаянно скрывая свои мысли. Он ни при каких условиях не должен был выдать своих намерений.

И вот бой-кружение начался. Не желая тратить силы зря, Индрик пытался изловчиться и одним точным движением прикончить эту летающую пигалицу. Зато Кир, совершая резкие и неожиданные атаки, успевал в это время нанести довольно болезненные клевки-щепки. Сначала это всего лишь веселило и забавляло Индрика. Но после нескольких таких ощутимых и чувствительных нападок, при условии, что самому Змею не удавалось совершить ответного удара — птичка успевала увернуться прямо из-под его когтей, хвоста, не говоря уже о ядовитых зубах, что Индрика начало немыслимо злить и раздражать. В конце концов, правитель вообще пришёл в ярость, которая распалялась с каждым мановением ветра. А Кир всё так же неугомонно кружился, вилял вокруг Змея, совершая при этом невозможные кульбиты и петли в воздухе.

Но вот — о, ужас! — Индрику таки удалось задеть одно из крыльев вёрткой птички. Киру пришлось сбавить обороты. Боль в крыле давала о себе знать. Скорость и реакция его снизились. Чтобы хоть как-то перевести дыхание и восстановить силы, Кир искал малейшую возможность куда-либо приземлиться, чтобы передохнуть и по возможности вправить вывихнутое лапой Индрика крыло. И мальчик нашёл выход. Он ускользнул от очередной нападки Змея и, набравшись смелости, опустился прямо на его вытянутую спину. От такой неописуемой наглости Индрик пришёл в такое бешенство, что под своими птичьими лапками Кир почувствовал волну вибрации, которая прокатилась по змеиному телу. И тут же мальчик услышал:

«Да как ты посмел покуситься на моё неприкосновенное чернейшество, птичья твоя душонка?! Ты ответишь за такую наглость! Слово Змея-Индрика. А моё слово нерушимо»!

С новым рвением, уйдя из-под трясущихся лапок Кира, тем самым вновь заставив раненную птицу вспорхнуть в воздух, Индрик начал набирать скорость, чтобы как минимум сбить, а максимум прикончить раз и навсегда эту крылатую бестию.

Киру не то чтобы повезло, но в самую последнюю секунду он успел уйти от очередной атаки Индрика. Но вот образовавшаяся после резкого и мощного пролёта Змея воздушная воронка заставила потерять мальчика равновесие. Это обстоятельство ввело Кира в некоторое замешательство. Впопыхах мальчик начал махать крыльями, пытаясь хоть как-то восстановить равновесие. А Змей, не успокоившись на достигнутом результате, начал разворачиваться на заход для новой атаки, последней, необратимой для Кира. При этом мимо Кира стремительно пронёсся хвост Змея. Понимая, что на этот раз не успеет отклониться от последнего нападения Индрика, вместо раненной птицы на какой-то миг в воздухе завис беззащитный и значительно потрёпанный крыс. Но вот, сообразив, что под его лапами простирается огромная высота, быстро сориентировавшись, крыс как бы оттолкнувшись от невидимой ступени, совершил прыжковое движение вперёд. В самое последнее мгновение, своими маленькими, но острейшими коготками зверёк впился передними лапами в хвост Змея и повис на нём.

На таком огромном туловище Змея в образе крыса Кир казался не больше свалившегося с дерева клопа на теле собаки. Но, тем не менее, Индрик почувствовал на себе присутствие чужеродного организма. Он замедлил разворот. С одной стороны Индрик пытался обнаружить вдруг куда-то подевавшегося соперника и в то же время разглядеть, кто доставил ему столь неприятные ощущения. И какого же было его удивление, когда он увидел крысу, теперь уже вцепившуюся всеми четырьмя лапками в самый кончик его хвоста.

Индрик взревел. Он отчаянно начал трясти, махать хвостом. Но избавиться от назойливого крыса было не так-то просто. Хотя задние лапки Кира вновь сорвались с жесткой кожи Змея, передними он держался, что было сил. Скинуть с себя навязчивого наездника оказалось безнадежным делом. Индрик неистовствовал. Он кружился, как ужаленный, меняя направления движений, приёмы, тактику, но все эти попытки не приводили к положительному результату.

А Кир, как маленький клочок бумажки, накрепко приклеенный к рекламному щиту, наперекор всем погодным условиям не хотел срываться с хвоста Змея, чтобы не оказаться уничтоженным этим огромным и рассвирепевшим чудовищем.

Помыкавшись так какое-то время и выпустив пар, Индрик начал рассуждать более трезво. Единственный способ стащить противного грызуна с хвоста, было сорвать его с себя зубами.

А почему бы и нет?

Раскинув мозгами, Индрик принял решение. Таким образом, он не просто стащит его с себя, он покончит с ним раз и навсегда. Положив на нижние зубы, прихлопнув верхними ядовитыми, он лишит крысу жизни.

И Индрик решился. Он начал выгибать своё длинное туловище. И вот немыслимо изогнувшись, зубастая пасть Индрика стала неумолимо приближаться к собственному хвосту. Челюсти его так и клацали, с раздвоенного языка то и дело срывались капли чёрной густой слюны, тут же уносящейся порывами ветра.

С большим трудом, чтобы не сорваться Кир повернул усатую мордочку назад. И то, что он увидел, повергло его в такой ужас, что его коготки чуть не соскользнули с хвоста Змея. Кир приложил огромные усилия, чтобы остаться в «седле». Но долго ли ему посчастливиться продержаться в таких немыслимых условиях, мальчик не знал.

А раскрытая пасть, тем временем, становилась всё ближе и ближе к бедному обречённому дрожащему созданию. Кир попытался подтянуть задние лапки, чтобы и ими вцепиться в змеиную кожу, а затем по длинному туловищу дать деру подальше от края хвоста. Но у него никак не получалось ухватиться всеми четырьмя конечностями, они то и дело соскальзывали и в результате мотались в воздухе.

И вот, как бы нам этого не хотелось, пришло время для финального конца схватки, и как показывала последняя сцена и смерть Киру. С приближением морды Индрика, пасть его раскрывалась всё шире и шире. Змей рассчитал всё до миллиметра: одно точное движение — и бой завершён в его пользу. Кто бы не скрывался под маской крысы, он закончит свой жизненный путь.

Кир выжидал. Он был напряжён до предела, как натянутая тетива лука. Ещё чуть-чуть, ещё немного…

Дальнейшие события разворачивались практически одновременно.

Интуитивно мальчик почувствовал, что вот оно — пришло то время, ради которого он разыграл такую сложную и опасную комбинацию.

Ужасные челюсти Змея начали смыкаться, чтобы прикусить и сорвать уже мёртвое тело грызуна со своего хвоста…

В последние секунды атаки Кир перевоплотился в свой истинный облик. И не только. Он шустро развернулся, и теперь видел неумолимо приближающуюся к себе морду Змея.

Пора!

Приложив к завершающему действию игры последние силы, он сумел вытянуть самый кончик хвоста Змея…

На глазах у Индрика вместо ненавидящей крысы, на его хвосте вдруг оказался никто иной как тот самый мальчишка, который при первой же встрече посмел противостоять ему, самому Индрику-Змею. Мало того, доставил ему столько хлопот и неприятностей, и которого он хотел сделать своим преемником. Но как, для чего? Индрик не мог понять. Когда понимание вдруг пришло, было уже поздно. Индрик не успевал остановить смыкание своих челюстей. Слишком много ярости и ненависти вложил он в этот укус и, не смотря на огромное желание сейчас тормознуть, инерция не дала этого сделать, челюсти завершали кусательное движение.

Со всей силой и яростью, которая скопилась в Индрике, он укусил сам себя за кончик хвоста. Надеясь на то, что яд с его зубов всё-таки не успел проникнуть внутрь плоти, Змей быстро разомкнул челюсти. Но… Со страхом в глазах правитель всей нечисти начал чувствовать, как быстро и необратимо его яд стал разливаться по всему телу, которое тут же начало наливаться свинцом, утяжеляться…

Не теряя времени и вновь в образе юркой птички со спины падающего чудовища, Кир взметнулся ввысь. Порхая в воздухе, словно в замедленной съёмке, мальчик следил за падением Змея, сопровождающимся яростным предсмертным рёвом, в котором были собраны нечеловеческие боль и ненависть ко всему миру.

Когда Индрик достиг земли, он был уже мёртв. Его змеиное тело рассыпалось на сотни чёрных осколков, при этом придавив немалое количество своего войска. Хотя хуже от этого виевичам уже не было. Их теснили наши богатыри, не давая никакого шанса на спасение. А со смертью Индрика, виевичи тоже начали превращаться в каменные грязно-зелёные статуи и рассыпаться на глазах. Но вот все каменные осколки и глыбы виевичей и Индрика стали как бы расплавляться, растекаться, сливаясь в одну общую чёрно-серо-зелёную массу. После этого на земле начали образовываться порывы ветра, с каждой минутой усиливаясь и собираясь в ураганные завихрения. Собранная масса подхватилась буйным вихрем и закружилась чёрно-серой воронкой-смерчем. Поднявшись чуть ли не до Кира, который всю эту сцены наблюдал с высоты птичьего полёта, острым концом воронки она словно буравчик стала вкручиваться, углубляться и исчезать в недрах земли.

Когда поверхность земли вновь стала ровной, без малейшего на то намёка на присутствие змеиного полчища, Кир вздохнул с облегчением. Радостный, он хотел было метнуться к своим друзьям, но в воздухе закружил не менее сильный и мощный поток порывистого ветра, с которым Кир не мог справиться никакими силами. Только что недавнюю радость мальчика сменили страх и паника. Его вертело и крутило так, что крылья выворачивало и чуть ли не ломало, а в груди сперло, и Кир почувствовал, что начал задыхаться от нехватки воздуха. Что это было, откуда? Он не мог понять. В это время он понимал лишь одно, на этот раз ему действительно пришёл конец. Но почему? Что он такого сделал, что воздушная стихия воспротивилась против него?

Сквозь остатки уходящего сознания, Кир услышал:

«Ведас, не сопротивляйся, расслабься и жди нас».

«Кого это — нас»? — не понял Кир.

Превозмогая желание отдаться появившейся и нарастающей панике, собрав последние силы в кулак, перед тем как окунуться в темноту беспамятства, мальчик смог открыть глаза. Он сфокусировал рассеянный взгляд и увидел, как точно в таком же ураганном ветре к нему приближаются его друзья. Он разглядел обеспокоенные и в то же время возбуждённые лица Повелевсы, Зара, Беланы, Лели и Волха в своём собственном образе кудесника, а также Найда и Крака.

Вымотавшегося и уставшего Кира подхватили сильные руки друзей: с одной стороны — Зара, с другой — Волха.

— Теперь всё будет хорошо, — сквозь ветер выкрикнул Зар. — В этом вихре собрались все освобождённые души вытьянок. Они перенесут нас домой.

Кир понимающе кивнул головой, и отдался на волю вихря, который теперь, почему-то перестал казаться таким уж страшным.

Кружение было довольно долгим. За это время Кир даже успел выспаться и прийти в себя.

Вихрь мягко приземлил друзей в пограничной перед Навью зоне, а сам, рассеявшись, сверкающими огоньками разлетелся в разные стороны.

— Ну что, домой? — радостно предложил Зар.

— Если у тебя нет больше желания испытать новых приключений в мире Нави… — Волх не договорил.

— Вот уж спасибо. Мне и этих впечатлений на всю жизнь хватит. Пожалуй, ещё и останется, — засмеялся мальчик.

— Тогда вперёд, назад к Вещему дереву! — воскликнул Кир и наперегонки с друзьями ринулся по знакомой уже им местности на встречу с их удивительным и безмолвным проводником Ендарём.

Мнение редакции может не совпадать с мнениями авторов статей

Если вы нашли ошибку в тексте, напишите нам об этом в редакцию

Поделиться в Социальных сетях с друзьями:
270
Понравилась ли вам статья?
5 - (проголосовало: 1)Голосовать могут только зарегистрированные
и не заблокированные пользователи!
Вас могут заинтересовать другие выпуски с похожими темами
 
Ведическая школа Русколани. Экспедиция в Навь. Глава 1Ведическая школа Русколани. Экспедиция в Навь. Глава 2Ведическая школа Русколани. Экспедиция в Навь. Глава 3

Народное Славянское радио

Это первое в истории Славянского Мира некоммерческое "Народное Славянское радио", у которого НЕТ рекламодателей и спонсоров, указывающих, что и как делать.

Впервые, команда единомышленников создала "радио", основанное на принципах бытия Славянской Державы. А в таковой Державе всегда поддерживаются и общинные школы, и здравницы, общественные сооружения и места собраний, назначенные правления, дружина и другие необходимые в жизни общества формирования.

Объединение единомышленников живёт уверенностью, что только при поддержке народа может существовать любое Народное предприятие или учреждение. Что привнесённые к нам понятия "бизнес" и "конкуренция", не приемлемы в Славянском обществе, как разрушающие наши устои. Только на основах беЗкорыстия и радения об общественном благе можно создать условия для восстановления Великой Державы, в которой будут процветать Рода и Народы, живущие по Совести в Ладу с Природой. Где не будет места стяжательству, обману, продажности и лицемерию. Где для каждого человека будут раскрыты пути его совершенствования.

Пришло время осознанности и строительства Державы по правилам Славянского МИРА основанным на заветах Предков. "Народное Славянское радио" — это маленькая частица огромной Державы, оно создано для объединения человеков, для коих суть слов Совесть, Честь, Отчизна, Долг, Правда и Наследие Предков являются основой Жизни.

Если это так, то для Тебя, каждый час на "Народном Славянском радио" — хорошие песни, интересные статьи и познавательные передачи. Без регистрации, абонентской платы, рекламы и обязательных сборов.

Наши соратники

родобожие русские вести родович славянская лавка сказочное здоровье белые альвы крестьянские продукты Портал Велеса ИСКОНЬ - АНО НИОИС